ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Эти идиоты не включили радиолокатор, иначе они уже давно бы обнаружили противника», — воскликнул Энтони и немедленно связался с Йоко. Семь оставшихся выстрелов были истрачены не зря — семь трупов врагов, пытавшихся ползком покинуть поле боя, остались лежать там, где их настигли импульсы АКК. Недосягаемыми для Йоко оказались лишь те, кто лежал за валунами. Йоко подобрала несколько арбалетов, зарядила их и сложила вокруг себя. Связи с Ивом по-прежнему не было, замолчал и компьютер скафандра. Значит, он или разрушен или между ним и спутником есть какая-то непрозрачная для радиоволн преграда. Например, плащ из фольги…

Глава 50

Джемма дремала в седле коня, несшего ее по дороге в Моренталь. Дорога была единственной — слева на полтора километра разлилась Сихуди, а справа на три с половиной тысячи километров раскинулась Великая Северная Пустыня. Так что можно было смело спать.

Далекая Роммея. Джемма, девятнадцатилетняя девчонка, сопровождает отца в походе, ставшем неожиданно весьма трудным. Роммеи, племя, находящееся в глубокой изоляции, ни числом, ни вооружением не превосходили армию захватчиков, Правда, они отлично знали местность, воевали на своей земле, но не это было главным в частных неудачах дарийцев. Казалось, что сама природа восстала против захватчиков. Гнилые стволы лесных великанов (без всяких следов постороннего воздействия) падали на дорогу именно в тот момент, когда проходило войско. Помёт птиц падал почему-то в глаз или в глаза объективов подзорных труб. Реки выходили из берегов, и мосты рушились в самый неподходящий момент. Плоды деревьев оказывались испорченными, и армия маялась животами. То лили непрерывные дожди, то стояла великая сушь, и воины молили равнодушные небеса хотя бы об одной тучке. Но, несмотря на всё это, столица была взята. При ее штурме выяснилась и причина этой полосы сплошного невезения. У роммеев были ящики на колесах, позволяющие им управлять случаем. И стрелы дарийцев летели мимо цели, Роммеи же практически не мазали.

И землетрясение, случавшиеся накануне генерального сражения, смело дарийский лагерь, практически не затронув роммейский поселок, находящийся в трех километрах от него. Но мужество и стойкость войска, продолжавшего воевать и в таких невыносимых условиях, вселяло надежду в конечной победе. При очередной стычке была захвачена единственная наследница роммейского престола, ранее благополучно улизнувшая из столицы вместе с небольшим отрядом и всеми случниками. Начались переговоры. Но тут произошел еще один невероятный случай. Принц далекой и давно захваченной дарийцами Броди, путешествовавший здесь и доведённый до отчаяния роммейями отказом от его услуг в качестве военного советника, совершил две дерзких вылазки, в результате которых наследницами престола оказалась на свободе, а Джемми стала пленницей принца. Кровь вновь полилась рекой. Был захвачен север страны, и роммеи ушли в южные болота. Но сопровождение захватчиками нарастало. Под руководством Джамми было создано весьма боеспособное войско, которое день ото дня набиралось опыта и мужало.

А силы дарийцев, практически не получавших подкреплений, медленно, но неумолимо таяли. Джамми, мотавшийся по всей стране похудел, стал раздражительным, но как-то неожиданно выяснилось, что обе девушки — и спасённая, и пленница — любят одного. Джамми добился очень многого, со свойственным ему практицизмом используя эти обстоятельства. Мир был заключён, и роммеям была возвращена вся захваченная у них территория. А влюблённая в принца Джемма, едва попав в объятия счастливого отца, на следующую же ночь сбежала из лагеря, прихватив бесценный комплект дорракотовых доспехов и легендарный меч Траншфер. Погоня продолжалась до самой границы с западной Эльрией, в густых лесах которой любовникам удалось скрыться. В то время Джамми ещё не любил её, но всё же обвенчался с ней в маленькой придорожной церквушке, справедливо полагая, что в тридцать пять лет пора обзаводиться семьёй. Джемма была единственной дочерью императора, образованна и очень красива, и Джамми не стал искать ещё кого-то. Так прошли три года. Родилась дочь Гали, погиб отец Джамми — Говард IV Бродийский, в Западной Эльрии началась война (Зидар, разумеется, не простил эйлерам гостеприимства, оказанного беглецам), и супруги отправились помочь эйлерам в их справедливой войне. Тогда-то и пришла к Джамми любовь.

Казалось, ничего не изменилось в его поведении, но Джемма каким-то шестым чувством поняла — любит. Бродийский государь, до этого несколько легкомысленный в вопросах любви, пользующийся огромным успехом у придворных дам всех западных монархий, вдруг стал оказывать знаки внимания собственной жене. Влюбиться в собственную жену на третьем году жизни! Что может быть смешнее? Но это было правдой. Казалось, боги решили отблагодарить Джемму за три года терпения. Два года продолжалась война в Западной Эльрии, но эти годы казались Джемме раем. Но и это было только началом, После подписания перемирия и рождения Альберта Джамми стал ещё нежнее и внимательнее. Среди необъятного моря государственных и военных дел он всегда выкраивал минутку, чтобы побыть с женой и сыном. Джемма даже не верила своему счастью, но муж, по-прежнему щедро раздаривавший улыбки (и только улыбки) всем женщинам, терял голову и становился мальчишкой в её присутствии.

Потом была Семилетняя война в Западной Гноррии, где роммеи, ставшие к тому времени едва ли не союзниками дарийского императора, помогли ему вытеснить с помощью местных морлогов из Подгорного Княжества исконных обитателей — западных гнорров. Там Джемма, попавшая под обвал, вызванный Случником, оказалась на грани смерти. Но кольцо, подаренное когда-то Джамми роммейской наследницей, позволило договориться с роммеями об использовании того же Случника для лечения. Джамми не говорил, кого лечить, а единственный роммей, знавший тайну, вскоре погиб от руки гноррского разведчика. Так что Джамми мог быть уверен в том, что и в будущем он сможет рассчитывать на помощь перстня ромейской наследницы. А после кратких лет мира началась новая война в Западной Полонии, где даже Случники не смогли помочь дарийца избежать поражения от объединённых войск под командованием Джамми, Ричарда VII и принца Халлана. К несчастью, на пиру фантомам императора удалось отравить Джамми и Ричарда. И вот теперь муж, которого все считают отравленным, вынужден скрываться под чужим именем. Ему удалось убить Рино и стать королём. «Вот что значит никогда не снимать маску и дружить с придворными врачами», — подумала Джемма, улыбаясь во сне.

Конь, почуявший жильё, заржал, и Джемма, открыв глаза, увидела алые башни Моренталя…

Глава 51

Турбина поисковика, поглотившая при посадке последний мегаватт-час, заглохла, и из открытой двери на землю спрыгнули Герман и Андре. Все снова собрались в постоянном лагере. Все, кроме Ива. Три дня назад для того, чтобы отправить поисковик с Андре, Энтони пришлось разрядить батареи всего, что можно и нельзя было разрядить. Поисковик сел во временном лагере, но даже хитрость с покиданием лагеря (поисковик улетел на двенадцать километров в сторону, а Герман и Андре тщательно замаскировались) тоже не принесла успеха. Сложнейшая аппаратура оказалась бессильной против хитрости аборигенов. Ив как в воду канул. Правда, удалось захватить коня предводителя осаждающих, и Йоко разместила два радиомаяка — один под седлом, а другой в заднем проходе. После чего все вернулись в основной лагерь. Спутники с орбиты внимательно смотрели за перемещением радиомаяка. Через полторы недели конь вернулся в неприступный замок, находящийся почти в тысячи километров от временного лагеря. Замок прятался в отрогах хребта, протянувшегося с севера на юг почти через весь континент. Население замка и города составляло по меньшей мере двадцать тысяч человек, если судить по количеству домов. Забрезжила надежда отыскать Ива там, если он, конечно, жив. Однажды утром в основном лагере взвыла сирена, и Мария-Луиза сообщила о большом количестве живых объектов, приближающихся со всех сторон. Все заняли оборону по периметру. ГЭС перестала давать ток.

22
{"b":"283065","o":1}