ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Силовое поле, окружавшее стоянку истребителей, не стало для него преградой. Юко и Олег внимательно наблюдали за действиями пришельца, медленно двигающегося к истребителю Манштейнов. Дональд нашёптывал цифры: «Рост метр двадцать, масса, в зависимости от метода определения, от двух до сорока килограммов». Внезапно невидимка стал великолепно виден — Энтони включил призрачно-поисковую станцию, и этот венец инженерной мысли человечества, созданный, чтобы находить призраки и торпеды, движущиеся в подпространстве, отлично справился со столь нетрадиционной задачей. Существо было изображено в цветах, и, судя по всему, это был медвежуть. «Племена этих существ, находящихся на крайне низком уровне развития, обитают в экваториальных лесах. Разумеется, они отнюдь не невидимки», — раздался в наушниках шлемов бесцветный голос Донадьда. Герман выскочил из тоннеля и попытался приблизиться к медвежутю, но внезапно споткнулся и упал. Этого времени хватило неуклюжему существу, чтобы покинуть пределы стоянки и затеряться в соседних переходах. Ещё некоторое время он наблюдался в подпространственном диапазоне, но вскоре возможности аппаратуры исключили и это.

Дональд дал отбой тревоги, а через секунду снова рявкнул колокол. Какие-то существа находились в галерее, ведущей к стоянке истребителей. Они не могли быть гнорамми, и роты охраны — тех сторожевые программы знали «в лицо». Выхватив лучемёты, оба пилота устремились к выходу. Их встретил залп из арбалетов, и Олег упал. У Юко тупой стрелой был выбит лучемёт, и он едва успел увернуться от лассо, брошенного умелой рукой. Несколько приземистых существ, отдалённо напоминающих гнорров, бросились на него, а двое стали связывать Олега, оглушённого тяжёлыми тупыми стрелами. Восемь лет, потраченные Юко на изучение нинджи-цу, не были годами, потраченными зря — пол усеялся поверженными врагами. Остальные взялись за арбалеты. Но тут в другом конце зала появилась одинокая фигурка гнорра, и стрелы устремились к новой цели. Щит, меч и два кинжала (во второй паре рук) отбили все одиннадцать стрел. Фигурка кубарем покатилась по полу. И вдруг все, за исключением Юко и Олега, наблюдавшего за происходящим с открытым ртом, схватились за глаза. Гноррка (нападавший оказался женщиной) хладнокровно перерезала глотки слепым врагам и разрезала путы Олега. Из галереи послышались воинственные крики — к противнику пришло подкрепление. Раздался крик ужаса, грохот обвала, и всё стихло. В воздухе запахло озоном.

В зале постепенно собрались люди, и все с удивлением уставились на гостью — все имели возможность наблюдать за её действиями на экранах, а теперь пришли сюда, чтобы убедиться во всём собственными глазами. Дональд перевёл звенящие звуки: «Княгиня Мурла. Примите извинения за недостаточное количество охранников: никто не мог предположить, что морлоги так близко подойдут к столице».

Напряжение, вызванное ужасной встречей, опало, и на высокую гостью обрушился шквал вопросов. Вокруг людей, окруживших её, затесалась Йоко с аппаратурой, и голос Марии-Луизы стал нашёптывать на ухо Энтони:

— Этот браслет содержит в себе маломощный лазер, пригодный для временного ослепления, генератор стоячей волны пространства, способный разрушать горные породы, находящиеся под напряжением, генератор силового поля, работающий в диапазоне непропускания видимых и инфракрасных лучей. От браслета провода идут прямо в мозг, что даёт возможность управлять браслетом не задумываясь, как рукой или ногой. Все атомы браслета принадлежат только к наиболее устойчивым изотопам, что указывает на то, что изготовлен он на установке поатамного синтеза.

— Мария!

— Да, командир!

— Эту информацию оставь только на моих личных дискетах, из остальных мест сотри. Если кто-либо поинтересуется, что из себя представляет браслет, можешь сообщить о лазере, но ни в коем случае не проболтайся о том, что его сделали на установке поатомного синтеза.

Глава 62

Барон Панда в подзорную трубу любовался пепельно-серыми волосами на фоне ярко-жёлтых дорракотовых доспехов. Графиня Ингрид, в свою очередь, в подзорную трубу наблюдала за передвижениями в дарийском лагере. Всего сорок минут назад встал Эльдоран, а солдаты уже облачились в доспехи, они накормлены, воодушевлены и построены. До стен Моренталя — семь тысяч шагов. Его милость тоже любуется стройными когортами вражеского войска. Его собственная дружина, великолепно приспособленная для боя в горах, когда зачастую от того, сумеет ли рядовой дружинник самостоятельно принять единственно правильное решение и вовремя его выполнить, зависит судьба многих его товарищей, не может похвастаться подобной выправкой. Это повышенная требовательность к самостоятельному принятию решений имеет и обратную сторону — в дружине царит некоторый разброд. И перед тем, как заниматься каким-либо делом, требующим тщательного исполнения, приходится подолгу беседовать с людьми. Дарийское же войско похоже на хорошо отлаженный автомат. В этом есть немалая заслуга дела нынешнего императора, поднявшего дело подготовки младших командиров до уровня искусства. Командовать таким войском — одно удовольствие. А со стороны даже как-то не то, чтобы страшно, просто неуютно смотреть на идеальные коробки дарийских когорт. Итак, первая когорта ступила на булыжник дороги, за ней все остальные, артиллерия и обоз, лучники и конница двигались параллельно дороге. Ласковый летний дождь лишь прибил пыль да освежил воздух-грязь на поле так и не образовалась. Красивые губы Ингрид скривились в презрительной усмешке: «Этот Ародо слишком высокомерен — он повел лучников и конницу отдельно от пехоты, рассчитывая на то, что Ричард побоится дать бой в чистом поле и будет его ждать на стенах. А зря. Вот они — легионы Ричарда!».

Из-за небольшой рощицы, находящейся недалеко от стен, выходили и развертывались в боевой порядок три легиона. С башен города одна за другой стали срываться черные точки — семь эскадр эйлеров, сто двадцать шесть крылатых бойцов, устремились на север, навстречу войску захватчиков. Два полка маусов ринулись наперерез им. Сухопутные войска ещё толком не успели рассмотреть друг друга, а с неба посыпались первые жертвы сегодняшнего боя. Тридцать эйлеров и пятьдесят два мауса упали на поле боя между противниками. Оставшиеся два десятка маусов поспешили покинуть небо над полем боя. Почти девять десятков эйлеров нанесли удар по колонне лучников, немного не дошедшей до рощи. Около двух сотен пятнадцатикилограммовых бомб, сброшенных с небольшой высоты, точно легли в колонну, а на выходе из пикирования эйлеры отстрелялись из арбалетов. В тот же миг ринальдийская конница острым клином разметала в разные стороны лучников. Пехота и конница уже спешили на помощь им, но тут небольшой отряд конницы преградил им путь. Сам Ричард, оправившийся от последствий отравления, вёл пять сотен воинов в бой. Кроваво-красные доспехи и алая мантия легендарного Экалибура, видимые издалека, воодушевляли войско на подвиг.

Конница дорубила лучников и отступила в сторону города. А из пяти сотен, бывших с Ричардом, осталось всего восемьдесят человек, которые со всех сторон были окружены конницей и пехотой врага. Но в одном месте дарийский эскадрон не выдержал натиска, и четыре десятка рыцарей вместе с Ричардом, прорвались из окружения и устремились на север прочь от города. Искушение взять в плен самого Ричарда было слишком велико — Арадо бросил в погоню всю свою конницу и маусов. Ричард отлично знал окрестности своей столицы. Он и его дружина не побоялись рассеяться по окрестностям, вверяя свою жизнь и свободу ногам своих коней.

Маусы бестолково носились за отдельными всадниками, маневрирующими между деревьями. Восемьдесят шесть эйлеров, пополнив боекомплект в городе, с трех направлений атаковали пехоту дарийцев. Затем ринальдийские лучники, пращники и арбалетчики стали с близкой дистанции хладнокровно расстреливать неподвижное войско врага. Дарийцам пришлось броситься в атаку под градом камней и стрел. Лёгкая пехота сразу же ретировалась в промежутки между когортами своей тяжелой пехоты. Вслед за этим из-за пехотной линии в атаку бросилась уже немного отдохнувшая конница, возглавляемая Джеммой. Дарийские когорты едва не дрогнули, но всё же выдержали этот страшный удар. Коннице пришлось отступить вслед за лучниками. Две пехотные линии, соединившись, сошлись в кровавой сече. Барон Панда по-прежнему внимательно наблюдал за полем боя. Эйлеры. Вернувшись со второго вылета, немного отдохнули и вновь поднялись в воздух. Остатки маусов были полностью уничтожены над местом битвы пехотных легионеров, а затем оставшиеся пять эскадр эйлеров нанесли ещё один удар по дарийской пехоте. Вторая линия превратилась в сплошную стену. Более двух сотен дарийцев погибло в одну минуту только от бомб, не считая тех, которых эйлеры застрелили из арбалетов на выходе из пикирования. Наступил критический момент в битве. Хотя изрядно потрёпанная дарийская пехота и отступила, но она отступила по приказу командиров, сохранив строй. Тем более, несмотря на то, что Арадо остался без артиллерии, конница, вернувшаяся после неудачной погони за Ричардом, уже успела отдохнуть и сейчас могла снова вступить в бой. Если сейчас не произойдёт чего-нибудь из ряда вон выходящего, то узкий клин дарийской конницы изменит результат сражения в свою пользу.

26
{"b":"283065","o":1}