ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Итак, две конные лавы сошлись во встречном ударе. Чёрные доспехи Арадо и фиолетовые Джеммы оказались совсем рядом. Громадный чёрный топор графа — знаменитый Форкау, встретился с легендарным Траншфером. Ряды рыцарей вокруг Джеммы редели — дарийцев было втрое больше, и они сумели взять остатки ринальдийской конницы в кольцо. И тут произошло невероятное — новое войско, сияя нетронутыми доспехами, вступило на поле боя со стороны правового фланга дарийцев. Барон хлопнул себя по лбу. Он совсем упустил из вида графиню. А коварная Ингрид приехала сюда вовсе не затем, чтобы воевать на чьей-либо стороне, а за военной добычей. Ещё не ясно было, чью сторону она примет, и поэтому Арадо и командир первого ринальдийского легиона не перестроили свои войска так, что бы избежать внезапной атаки с фланга. Запищал прибор за плечами, и барон взялся за рукоятки аппаратуры. Серебристое тело ракеты, корректируемое Пандой, упало с небес, преодолев восемьсот километров от подземного лагеря в окрестностях Лиду до места битвы. В центре дарийской конницы раздался мощный взрыв, разметавший трупы на сотни метров вокруг.

Панда любовался делом рук своих и вдруг заметил, как фигурка в соломенно-жёлтых доспехах подъехала к фигуре в кроваво-красных. На землю упал шлем, Панда лихорадочно настраивал стереотрубу. Два всадника стояли совсем рядом. Как будто они боролись. И тут до Панды дошло — да они же целуются! То ли мятежная графиня действительно решила вернуться в лоно семьи, то ли она испугалась, что после взрыва ракеты у Ричарда хватит сил не только на остатки дарийцев, но и её небольшое войско, однако разгром остатков дарийского войска осуществлялся обеими дружинами. А когда последние враги сдались на милость победителя, над дружиной графини уже развевался алый королевский стяг. Арадо удалось бежать с немногочисленными приближенными. Ричарду достался огромный обоз и семьдесят две новенькие мортиры, которые так и не успели сделать ни одного выстрела за этот день. А войско Рино, который должен был подойти к месту битвы, так и не пришло. Как Рино впоследствии объяснил императору, он наткнулся на двухтысячный заслон и опоздал к самому важному моменту….

Глава 63

Энтони уже не первый день чувствовал себя как в вакууме. Лишь брат да Эмола посещали его в это время. Брат он и есть брат — чтобы ты ни сделал, кем бы ты ни был, он есть и останется самым близким родственником. А Эмола… Двадцатидвухлетняя девчонка, свежеиспечённый лейтенант космофлота, недавняя выпускница столичного училища пилотов палубных кораблей. Она не могла не влюбиться в Энтони — он спас ей жизнь и вернул ей зрение. Он, не занимая никакого официального поста и будучи младшего звания и ниже по должности, чем большинство пилотов и штурманов, смог сосредоточить в своих руках всю власть в колонии. И ему почти и не пришлось ухаживать за ней (да и времени у него на это не было).

Итак, кроме брата и Эмолы вблизи не осталось никого. Даже Альберт, ранее очень охотно посещавший землянина, перестал приходить. Случилось это после того, как на одном из таких занятий побывала Джемма. На Альберте висела «ощущалка», аккуратно пристёгнутая Энтони, и с помощью этой крошечной горошины он смог услышать почти весь разговор матери с сыном. Джемма была кратка и спокойна:

— Я запрещаю тебе видеться с этим человеком чаще, чем этого требуют государственные интересы Бродии.

— Но почему же, мама?

— Он способен на все ради своего дела, ради достижения своих целей. Он в состоянии переступить через любого. И не будем больше возвращаться к этой теме, я не желаю спорить.

Энтони после этого случая проникся глубокой симпатией в Джемме. Ему было приятно, что хоть кто-то оценил по достоинству его целеустремленность. А Джемме довольно сложно было сделать такой вывод после одной беседы — всё же они принадлежали к двум совершенно разным мирам, и её чутье показалось Энтони феноменальным. Анализируя своё отношение к ней, Энтони почувствовал, что это не просто уважение. И хотя ухаживание казалась ему абсолютно бессмысленным делом, он за ночь с помощью гипносна прочитал все бродийские рыцарские романы и при случае старался отвесить Джеме комплимент поцветистее. А делая реверанс, он старался коснуться её одежды. Кроме всего прочего, во время этого движения он успевал подвесить новую «ощущалку». Через недели подобное ухаживание принесло неожиданный плод. Однажды они совершенно случайно встретились в безлюдной галерее, и в руках у Энтони появился блестящий шарик. А под гипнозом Джемма, кроме всего прочего, рассказала, что её муж жив, что он стал королём Лихада и продолжает играть роль Рино. Разумеется, Джемма сразу же забыла об этой случайной встрече. А Энтони, радуясь получению столь важной информации, подумал о том, что нужно ухаживать за всеми женщинами, вне зависимости от числа рук.

«Эх, если бы все пилоты были женщинами!» — подумал он. Энтони давно понял, что перегнул палку в своих взаимоотношениях с окружающими. Да, конечно, люди, оказавшиеся здесь с ним, были в основном младше его и кроме устройства палубных кораблей да тактики космфлота ничего не знали. Время было суровое, гонка вооружения длилась второе десятилетие подряд, и враждующие стороны не могли себе позволить готовить пилотов по полной программе. Пришлось урезать программы не только за счёт литературы и танцев — для глубокого изучения точных наук тоже не было времени. А тут пришлось заниматься политикой, воспроизводством технологий, лечением людей и «промыванием мозгов», заражёнными компьютерами. Много времени и сил уходило на исследование флоры и фауны, а также микроорганизмов планеты. Энтони открыл уже сотни штаммов микроорганизмов и видов грибков, которые потенциально были опасны для человека, и синтезировал препараты для профилактики и лечения вызываемых ими болезней.

Кроме того, две глобальные проблемы волновали человека, незаметно ставшего из рядового штурмана негласным начальником экспедиции и политическим представителем человечества на этой планете. Первая проблема касалась Деструктора, который двенадцать лет назад был впервые испытан в системе Рохана. Ещё тогда правительство, хотя и входящее (как и правительства всех новых миров) в Земное Содружество, с каждым годом добивалось всё большей и большей автономии. Кроме того, был затеян целый ряд научных разработок в области физики полей, результаты которых были слишком засекречены даже для столь важной проблемы. Затем в системе Рохана произошёл государственный переворот, и через некоторое время ко вновь образованной империи присоединились две трети молодых миров. Планеты Содружества также заявили о наличии у них Деструктора. Но это не остановило развязывание конфликта. После нескольких незначительных стычек (люди слишком давно не воевали друг с другом, чтобы война сразу началась с решительных действий) последовало нападение на Хеллу. Не исключено, что параллельно этой акцией были осуществлены и другие, но Энтони о них не знал. Мощнейшие помехи во всех диапазонах сделали связь неустойчивой. Энтони удивляло две вещи. Первая заключалась в том, что, несмотря на наличие Деструктора у обеих враждующих сторон, ни в одном источнике не было сказано ни слова о принципе его действия. Соображениями секретности этот факт нельзя было объяснить — ведь речь шла не о конструкции конкретного образца оружия, а о принципе его действия. Энтони тогда удалось с помощью знакомого хакера из отдела компьютерной защиты Хеллы проникнуть в компьютерную сеть завода по производству боеголовок.

Но и там его ждало разочарование. Это было уж совсем странно, как и тот факт, что Земное Содружество, столько лет не знавшее войн, снова оказалось разорванным на два лагеря. Случались, конечно, и раньше отдельные инциденты, не раз дело доходило до демонстрации эскадр, но всё же разум всегда торжествовал. Не раз пророки новых и старых религий и слишком одержимые учёные создавали более серьёзные проблемы, но так далеко конфронтация зашла только сейчас. Вторая проблема, стоявшая перед Энтони, так же касалась Деструктора. Ему пришлось участвовать в первом испытании этого нового оружия. Старый космический транспорт и метеорный поток, попавшие в зону поражения Деструктора, просто-напросто исчезли со всех экранов и больше не наблюдались ни в одном диапазоне. Передний фронт ударной волны замедлил свой бег, затем остановился, а после этого произошёл обратный процесс — охлопывавание. После этого данный участок космоса стал таким же, как и соседние. На кораблях, принимавших участие в испытаниях, зарегистрировали множество различных излучений электромагнитной природы, колебался поток гравитонов, приёмник волн пространства тоже орла во всех диапазонах, сами люди испытали на себе незначительный перепад температур, но всё это происходило только во время взрыва. После охлопывания всё это прекратилось. Сейчас в руках Энтони находилось три заряда Деструктора. Один малой мощности на обычной ракете и два средней мощности на оперативно-тактических ракетах, находящихся на имперском бомбардировщике.

27
{"b":"283065","o":1}