ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Так вот больше всего удивляло то, что, несмотря на большую мощность и на то, что они были изготовлены с какой-то нарочитой небрежностью (а о таком понятии, как новая культура на заводе-изготовителе, видимо, и не слышали) имели массу чуть большую, чем малый заряд! «Интересно, а как же тогда выглядит стратегический заряд?» — подумал Энтони. Тогда, нелегально проникнув в компьютерную сеть завода боеголовок, Энтони обнаружил, что на их изготовление идёт значительное количество свинца. В малом заряде его совсем немного, в среднем на него приходится треть массы. Если продолжить этот ряд дальше, то заряд стратегической ракеты должен состоять из свинца наполовину, а более крупной на две трети? Сейчас у Энтони была возможность изучить устройство обоих типов снарядов. Но, несмотря на мощь Марии-Луизы, ничего хорошего это не принесло — принцип работы Деструктора так и остался для Энтони загадкой. Его так и подмывало отдать приказ на установку поатомного синтеза на копирование боеголовки, а потом произвести испытание копии и замерить все параметры взрыва, уж слишком много это потребовало бы энергии. И вдруг Энтони осенило! Двенадцать лет назад начался резкий подъём спроса на установки поатомного синтеза сначала в системе Рохан, а затем и на планетах Содружества! А значит, заряды не производили — их просто копировали! Копировали слепо, с точностью до атома! Следовательно, Деструктор — не человеческое изобретение, он или найден людьми, или подкинут им. Отсюда можно сделать далеко идущий вывод о том, что эта странная война — не чисто человеческое изобретение, а создано искусственно. «Да, и эти проблемы свалились на мою бедную голову, — сказал Энтони вслух. — А эти вояки дуются на меня за узурпацию власти».

Мария-Луиза тихонько позвала хозяина, погружённого в невесёлые думы:

— Шеф! У нас тут готовится маленький дворцовый переворотик — Герман, Ив и имперцы собираются лишить вас машинного времени, урезать энергию на исследования и устранить от участия в политике. Вот запись разговора Олега Браславского с Артуром Маккартни и Ивом Драйшайтаном. При разговоре присутствовали и Манштейны.

Энтони внимательно прослушал запись.

— Олег — умный и опасный враг, брат слишком уж доверяет ему, — думал он. — А вот Герман явно увлёкся этой идеей, даже, пожалуй, слишком.

Энтони ещё раз прослушал запись.

— Мария! Обсчитай-ка по таблице Маслова логичность высказываний Германа. У меня такое впечатление, что у него сейчас не всё в порядке с психикой. Кстати, где сейчас Олег?

— У Германа налицо явные признаки психического заболевания, а Олег сейчас возле своего истребителя.

— Хорошо, пускай Йоко отправляется со мной, взяв пару простыней и шприц с литической смесью. Настрой её на безусловное подчинение — Герман нуждается в изоляции, и нам придётся брать его. А рядом с Олегом есть кто-нибудь?

— Нет, он один.

Энтони, проверив оружие и снаряжение, вошёл в галерею, ведущую к ангарам истребителей имперцев. Йоко послушно катилась за ним, красиво виляя последней парой колёс. Олег сдержанно поздоровался. В руках у Энтони появился маленький блестящий шарик, и через минуту Олег по стойке «смирно» стоял перед Энтони и не сводил с него глаз. Энтони неспешно внушил ему нужные приказания и отпустил. Сеанс гипноза продолжался едва ли десять минут, но самый опасный враг был устранён. Через полчаса Герман так же выбыл из игры, но уже другим путём — без скафандра и оружия, с наголо обритым черепом и крепко принайтованный к операционному столу, он оказался под бдительным оком Марии-Луизы. «Крошка Лу» сделала массу анализов, назначенных Герману, и через два часа Энтони собрал всех свободных от вахт и кратко сообщил о факте помешательства Германа. Медицинские программы всех истребителей и имперского бомбёра подтвердили этот факт. Все разошлись подавленные. Энтони был подавлен не меньше их — из анализов стало ясно, что у Германа злокачественная опухоль головного мозга. А ещё три часа спустя стало ясно, что у всех членов экипажей кораблей есть злокачественные новообразования, причём по несколько видов у одного человека. Энтони несколько часов провёл в беседах с Лу, пытаясь найти хоть малейшую зацепку, позволяющую ему объяснить эти зловещие факты.

Кроме всего прочего выяснилось, что и у компьютеров начались сбои в работе. А ещё через некоторое время обнаружился факт. Объясняющий два последних — совсем недалеко с помощью приёмника волн пространства была обнаружена неизвестная ранее галерея. Там-то и находилась загадочная аппаратура, выдававшая свою работу несколькими видами излучений. Энтони, сопоставив эти факты, познакомил всех с ними и потребовал чрезвычайных полномочий. В это время Мария-Луиза сообщила о смерти Германа из-за прорастания опухоли в дыхательный и сосудодвигательный центры. Но Энтони, получив полномочия, отдал приказ о немедленном старте через сорок минут. Гостеприимным хозяевам оставили аппаратуру для связи, но отклонили их предложения помочь с погрузкой. И не сообщили причины такой спешки с отлетом. Все помещения были минированы пороховыми минами, но Энтони ничего не стоило обнаружить их наличие ещё неделю назад и испортить взрыватели. Так что никто не мог помешать отлёту. Одновременно взвыли турбины, и открылись выходы, ведущие наружу. Маленький космофлот человечества устремился вверх. Внезапно остановилась турбина одного из четвёрки имперских истребителей, и взрыв разметал обломки по плато. Энтони отдал приказ увеличить обороты. И тут тишину нарушил голос Марии-Луизы:

— Пожар в правом двигателе.

— Прекратить подачу топлива в него, увеличить обороты второй турбины!

— Уже сделано, командир!

Поисковик, в котором находились Юко, Ив и Энтони, и без того перегруженный прикреплённым к нему истребителем Манштейнов, отставший от бомбёров и истребителей, стал терять вертикальную скорость. На высоте около двадцати километров Юко был вынужден перевести его в горизонтальный полёт и только после почти полного витка вокруг планеты поисковик отправился к Фидо, на орбите искусственного спутника которого их уже поджидали остальные. Посадка на Луну прошла без приключений…

Глава 64

Капитан Хьюно Фаркел второй месяц не мог попасть на аудиенцию к императору. То император был занят, то у него было плохое настроение. Придворные интриганы делали всё, что бы встреча не состоялась. Так сказывались слова, произнесённые им на последнем заседании совета министров. А воспользоваться услугами Ясухаро было нельзя. Конечно, император принял бы посетителя по личной просьбе принца, но это бы погубило всё дело. И тогда они решили играть ва-банк. Ночью императору приснилось, что капитан Хьюмо Фаркел не может попасть на аудиенцию, а министр обороны и министр военно-промышленного комплекса — жулики и взяточники. На следующий день сон повторился. После третьей ночи Хьюно был приглашен на аудиенцию, где не без радости отметил, что оба министра получили разнос. Это было видно по их физиономиям — император не выбирал средств внушения, а кидался всем, что попадалось под руку. Ходили слухи, что во дворце все подсвечники специально для этой цели утяжелили свинцом. Поздоровавшись, Хьюно сразу взял быка за рога:

— Государь! Мною сделано грандиозное открытие, которое даст вам возможность завоевать весь мир! Вот этот шлем позволит вам внушать мысли кому угодно на любом расстоянии. Это всего лишь опытная модель, разработанная на основе эльрийского браслета, но если вы выделите средства, через три дня я берусь разработать усовершенствованный вариант. И тогда связаться можно будет не только с теми, кто спит.

— Так это твоя игрушка не давала мне спать?

— Да, государь! Не было возможности по другому добиться аудиенции — после моего последнего выступления в Совете министров мне мешают все и во всем.

— С этого момента вы — граф Букервиль, министр военно-промышленного комплекса и обязательный гость за моим столом. Подумайте, кого мы назначим военным министром и начальником генерального штаба. Вы свободны, оформитесь у моего секретаря.

28
{"b":"283065","o":1}