ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 68

Граф Арадо, не мигая, смотрел в небо, на крестообразное облако. Внутри его уже знакомый голос шептал новые приказания. Месяц назад, когда граф впервые столкнулся с этим, он решил, что сходит с ума или это ловко устроенная провокация. Но когда все фантомы — рабы браслетов собрались у него и принесли клятву верности, сомнения Арадо рассеялись — голос, приказывающий ему убить Зидара и захватить власть в империи, опирается на могущественную силу. Голос выдал ему и другую тайну, которую Арадо уже частично знал из легенд о духах. Кроме этого, он уяснил, что кроме браслетов для фантомов существует ещё один браслет. Обычно фантомы подчиняются императору, но владелец этого браслета может отменить любой приказ императора, если, конечно, он умеет им пользоваться. Сейчас этот браслет находится у медвежутя, не похожего на своих собратьев, живущих в экваториальных лесах. Уровень их развития невысок, и если бы не торговля с людьми, эйлерами и гноррами, они также, как и маусы и морлоги, находились бы на уровне каменного века. И круг их интересов был ограничен едой, любовью и сказками. Пределы лесов они не покидали никогда. Но когда в руки этого медвежутя попал браслет, и он обнаружил его свойства, его потянуло путешествовать.

Найти его местоположение было сложно, он никогда не задерживался подолгу на одном месте, бродил по всему свету, не считаясь с государственными границами и климатом. Правда, с помощью эльрийского браслета его можно было бы обнаружить на несколько минут, но, несмотря на то, что один из Эльрийских Браслетов находился на территории империи, в руках Ясухаро Орисикани, воспользоваться им было всё равно невозможно. Во-первых, новый любимчик императора граф Буккервиль вместе с Ясухаро ставил какие-то опыты с Браслетом. Выяснить, чем конкретно они там занимаются, было совершенно невозможно — в помещении стояла призрачно-поисковая станция, и ни один фантом не мог попасть туда незамеченным. Во-вторых, даже если бы удалось похитить Браслет, то воспользоваться им всё равно невозможно — он крайне неохотно работает с людьми, а ни один уважающий себя эйлер (а других эйлеров просто не существует в природе) не согласится помочь людям в этом деле. Так что приходилось выкручиваться. Фантомы были разосланы в места наиболее вероятного появления медвежутя. Пока что ни один фантом не наткнулся на его след, но это было только вопросом времени и удачи. Побочным результатом рассылки фантомов было обнаружение части пришельцев, вернувшихся с Фидо. Сейчас они вели переговоры в Роммее.

Они пытались склонить роммеев к союзу против империи. Двадцать лет назад Роммея была почти полностью захвачена Зидаром. И если бы не вмешательство Джамми I, даже Случники не спасли бы её от полного порабощения. Противники обессилили друг друга до крайности, и в конце концов был подписан мирный договор. В секретном протоколе к нему указывалось, что в случае войны роммеи должны предоставить до трёх Случников с операторами, а остальные использовать только на территории Роммеи. Несмотря на настойчивость пришельцев, роммеи отклонили их заманчивые предложения, снабдив их в тоже время ценной информацией и обработав их самих и их оружие Случником. Последствия такой обработки давали о себе знать три-четыре месяца — аппаратура работала как новенькая, люди чувствовали себя великолепно и всегда были в отличном настроении. Роммеи, с одной стороны, не нарушили договор, а с другой — помогли врагу. Это Арадо хорошо запомнил…

Глава 69

Сегодня Энтони с русским матом (вместо слова «Эврика») выскочил из надувного бассейна и если бы не автоблокировка воздушного шлюза, голым бы выскочил на поверхность Фидо, где было слегка безвоздушное пространство и несколько резковатые перепады температур. К счастью, автоматика сработала и спасла его от мгновенной смерти, сохранив открытие. Эмола насилу успокоила любимого, впрочем, не пожелавшего объяснить ей причину своего возбуждения. Установки поатомного синтеза стали синтезировать тончайшие листы особого сорта жаропрочной бумаги, на которые сразу же перекочевала информация из блоков памяти всех компьютеров. Трое суток Энтони почти не спал, проверяя свои догадки. Да, он не ошибся — Деструктор не уничтожал объекты, он просто проламывал окно между соседними вселенными, куда и провалились попавшие в зону выдавливания предметы. Причем те вселенные, куда возможно путешествие подобным образом, не параллельны друга, а повёрнуты друг относительно друга на угол, близкий к шестидесяти градусов. И тот же самый Деструктор можно использовать для возвращения.

Силы воздействия на объект и последствия такого воздействия зависят только от геометрии объекта и угла встречи с передним фронтом волны выдавливания. Чем меньше объект, тем меньший перепад температур будет между передней стороной (охлаждение) и стороной, удалённой от эпицентра взрыва (нагревание). Правда, эта зависимость сохранялась только до длины объекта до пятидесяти метров. А если объект был больше, то в него укладывалось несколько длин волн, и он разрушался из-за резкого перепада температур двух соседних участках. Вот почему фрегат или призрак не могли попасть в другую вселенную в сохранном состоянии. Значит, если повернуть поисковик боком к эпицентру и собрать людей в центре, то они почти не пострадают. Энтони немедленно связался с членами колонии на Фидо и сообщил им о своем открытии, пригласив их вернуться.

Лишь Олег и Ив решили остаться. Через шесть часов все дела в этой Вселенной были завершены, и с борта перегруженного поисковика стартовала ударная ракета с Деструктором. В миллионе километров от Фидо произошёл взрыв, и вслед за поисковиком в зону выдавливания боком влетели два имперских истребителя со сложенными (как будто они стояли в трюме противопризрачного крейсера) крыльями. Волна мрака перестала расширяться и захлопнулась вовнутрь. В одну вселенную перебросились два истребителя и поисковика, а во вторую — небольшой метеорный поток. Несколько довольно крупных боллидов вошли в атмосферу Хелды и со страшными взрывами закончили своё существование над океаном. Пострадали несколько кораблей дарийского флота, находившегося в этом районе. А когда флот вернулся домой, Ясухаро и Хьюно обнаружили, что корабли получили незначительную дозу радиоактивного заражения, не характерного для ядерного или термоядерного взрыва…

Мария-Луиза чётко следовала программе, вложенной в неё Энтони перед взрывом Деструктора. Но даже если бы она ошиблась, ничего страшного бы не случилось — самую важную команду за неё бы отдал примитивный механический агрегат, на который подобный взрыв никак не мог повлиять. Как только все корабли очутились в этой вселенной, от поисковика отделилась ещё одна ракета с Деструктором, и снова прогремел взрыв. А пока передний фронт ещё не дошёл до кораблей, Мария-Луиза командовала ими всеми. Она включила силовое поле, не подпустившее ни к кораблям, ни к ракете ни одной даже самой крохотной частички из этой Вселенной. Корабли вновь скрыла стена мрака, но это уже был последний раз. Мария позволила Энтони очнуться раньше остальных, а пока он приходил в себя, стёрла из памяти остальных компьютеров всякое упоминание о втором взрыве. После этого она предоставила Энтони линию связи с Хеллой. Энтони сначала ознакомился со всеми новостями зав последний год, после чего поболтал с Игорем Мак-Клаем и Нюркой о каких-то пустяках. Передача велась прямо из поисковика, и Нюрка видела за его спиной кардиомонитор, чертящий свою синусоиду. «Вот это конспирация!» — подумала она, расшифровав сообщение.

После окончания разговора Энтони связался с правительством и официально сообщил о своём возвращении из второй Вселенной, вызвав изрядный ажиотаж этим заявлением. Однако президент, посоветовавшись около часа с консультантами, распорядился выделить ударный крейсер «Тикондерога» для немедленной отправки героев на Землю. По просьбе Игоря для охраны на время официальных церемоний на Земле была выделена рота рейнджеров с десантного крейсера «Тарава» во главе с капитаном Маргаритой Трондайк. «Она любовница Энтони», — тонко намекнул Игорь. Он около суток инструктировал Маргариту перед отправкой на «Тикондерогу». Ещё в начале беседы он передал ей несколько пакетов, которые она должна была вскрыть только на борту крейсера. Если бы за ними можно было понаблюдать в остальное время, то можно было бы предположить, что она любовница не только Энтони. А, может быть, кого угодно, только не Энтони. С другой стороны, их действия можно было бы назвать передачей информации (в некотором роде). В том числе и в устной форме.

30
{"b":"283065","o":1}