ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Снизу раздалось осторожное покашливание — дворецкий и начальник караула терпеливо ждали внизу, не решаясь ранее нарушить уединение принцессы. Мечты — мечтами, а надо заниматься делом. Быстро выслушав дворецкого, она обошла посты, зашла на конюшню и на птичник, отдала несколько распоряжений слугам. Наконец-то можно прилечь. Уже засыпая, она почувствовала, что в сегодняшних снах он придёт снова…

И ожидаемое свершилось — этой ночью он пришёл снова. Он стоял на берегу океана, обратив лицо на северо-запад, к ней, а за его спиной уже показывалась верхняя часть диска Эльдорана. Губы его медленно шевелились, и вдруг она поняла, что понимает смысл его произнесённого. В тот же миг фраза оборвалась на полуслове, и он произнёс: «Ну, наконец-то! Пять месяцев я ждал этого дня!».

Когда Гали осознала, что Ясухаро не плод её больного воображения, изумления её не было предела. После нескольких сеансов всё стало ясно. Да, она отлично знала эту историю. Двадцать шесть лет назад, после подавления восстания в Северной Бродии, толпы беженцев заполонили дороги, ведущие в Приречную Эльрию и во владения барона Панда. Дарийская конница преследовала их до самой границы. И далеко не все смогли спастись. Жестокая резня произошла на мосту через речку Орсикани, на виду у жителей эльрийского города Гарма. Пограничная река вздулась от трупов. А грудной ребёнок, найденный под трупом своей матери, стал приёмным сыном бездетных монархов Приречной Эльрии. В 8 лет он был официально провозглашён наследником престола. Прецедент, конечно, небывалый — государством эйлеров стал бы управлять человек. Но этому не суждено было сбыться. После окончательного захвата Бродии наступил черёд Приречной Эльрии. Ясухаро вновь стал сиротой. Все считали его погибшим, затем стало известно, что он в плену — в принципе, его судьба никого особенно не волновала. А император не только не держал его в темнице, но и всерьёз занялся его воспитанием. То ли после бегства из дома Джеммы, единственной дочери, Зидар III привязался к сироте, то ли Эльрийский Браслет, сохранённый Ясухаро в плену, смог разбудить в императоре что-то человеческое, но факт оставался фактом — Ясухаро пользовался относительной свободой. Зидар не навязывал ему круг знакомств, но искусно влиял на увлечения Ясухаро. К его услугам были лучшие библиотеки и лучшие учёные империи, государственная казна щедро отпускала средства для опытов. Зидару пришлось даже выслушать несколько неприятных слов в сенате по этому поводу.

Ни один человек не смог бы воспользоваться Эльрийским Браслетом в полном объёме его возможностей. Но Ясухаро много лет прожил среди эйлеров и научился думать и чувствовать как эйлер. И браслет понемногу открывался перед ним. Ментальная связь с Гали получился только потому, что она много времени общалась с эльрийскими детишками, и система их представлений не была для неё чем-то совсем уж чуждым. Кроме того, Гали была дочкой Джеммы, её портрет висел в кабинете деда-императора, и она была единственным человеком за пределами столицы, с которым смог связаться браслет, привыкший, в общем-то, к связи только с теми, с кем ему уже приходилось встречаться. Итак, начало было положено. Ещё во время первого сеанса Гали и Ясухаро решили хранить всё в тайне. Днём каждый занимался своими делами, а ночью их ждало свидание…

Глава 7

Командующий II флотом с недоумением глядел на только что полученную шифровку. Вместо демонстрации силы в окрестностях Земли ему было предписано осуществить захват Хеллы. «Ну, вот и дождались войны» — подумал он. До последнего дня никто не верил, что война начнётся. Слишком давно люди не воевали друг с другом. А вот теперь всё рухнуло. В принципе ему ничего сейчас и делать не нужно — лишь отдать приказ главному штурману флота об изменении курса. До Хеллы ближе чем до Земли, и через шесть часов флот вынырнет в обычное пространство в окрестностях Хеллы. Затем шесть эскадр займут позиции между центральным светилом и патрульными эскадрами Земного Содружества, чтобы последние не успели прийти на помощь Хелле. А в это время основные силы флота высадят десант на планету. Для детальной проработки плана время ещё есть…

Спустя сутки в генеральном штабе империи получат сильно испорченную помехами шифровку от командующего II флотом, сообщавшего о начале штурма Хеллы. Удивлению министра не будет предела, но остановить операцию будет уже невозможно…

Глава 8

Его Величество Зидар III, Император Западного и Восточного Дария, Восточной, Приречной, Озёрной и Южной Эльрий, Бродии и Приозёрья, Величайший завоеватель всех времён и народов, затмевающий своим сиянием Эльдоран, и пр., и пр., и прочая выслушивал гонца из Западной Палонии. В Палонии уже три месяца подряд было неспокойно. Страна находилась на грани гражданской войны. Сейчас императору нужно было решить, партию какого претендента на престол ему выгоднее поддержать. «А всё началось полгода назад, — с удовольствием подумал Зидар, — с того времени, как моими фантомами был отравлен этот пройдоха Джамми». Зидар терпеть не мог зятя — мало того, что 21 год назад тот спутал ему все карты в Ромее, мало того, что он уговорил единственную дочь императора сбежать из дома, так он ещё и до сих пор везде становился у него на пути. Война в Западной Эльрии, Семилетняя Война — любая из этих компаний могла бы закончиться гораздо быстрее и обойтись империи гораздо дешевле, не вмешивайся каждый раз Джамми. А во время последней компании в Западной Палонии войска императора потерпели от объединённого войска Западных Монархий, возглавляемого Джамми, сокрушительное поражение. Пришлось прибегнуть к помощи фантомов. Зидар никак не мог понять зятя. Его родная Бродия была захвачена ещё 60 лет назад, но до сих пор бродийские монархи и их потомки не только возглавляли восстания в своей стране, но и участвовали во всех войнах против империи. После того, как Джемма сбежала с ним от отца (прихватив комплект бесценных дорракотовых доспехов и легендарный меч Траншфер) Джамми мог бы выторговать для своей страны как минимум автономию. А вместо этого он воевал в других странах, проливая кровь за чужие интересы. И если бы только свою кровь! Зидара аж передёрнуло от воспоминаний — 10 лет назад, когда Семилетняя Война в Подгорном княжестве близилась к завершению, до него дошёл слух, что его дочь попала во время штурма под обвал и находится при смерти.

До сих пор никто не знает, как она тогда выкарабкалась, но этот случай, казалось, ничему её не научил — в Палонии она, так же как и всегда воевала рядом с мужем, и фиолетовое лезвие Траншфера находилось всегда на четверть локтя позади голубого лезвия Иканисира — там, где ему было положено находиться. Теперь зять мёртв и больше не будет подвергать его дочь опасностям войны. Быть может, все ещё образуется и дочь вместе с внуком и внучкой вернется к родному очагу. А коалиция Западных монархий после смерти Джамми и серьёзной болезни Ричарда VII (которого пытались отравить в тот же день, что и Джамми) разваливается. В Западной Палонии уже началась смута. Ещё несколько лет и территорией империи станет весь континент. Раздумьям императора не суждено было быть продолжительными — секретарь доложил о прибытии почты от графа Рино. В шифровке этот слишком независимый вассал Ричарда предлагал предать своего сюзерена в любой удобный для императора момент. Взамен изменник просил всего лишь оставить ему его графство после разгрома войск Ричарда и помочь завоевать владения соседа — барона Панда «Где в лучшем случае обоих, а в худшем — одного глупого графа ждёт смерть», — подумал Зидар, потирая старый шрам, полученный им много лет назад от руки Его Милости Господина Барона. Тогда молодой ещё Зидар, стоявший во главе сорокатысячного войска, так и не смог захватить перевал и город Энадо, защищаемые местными жителями и двухтысячной дружиной барона. Лишь дорракотовые доспехи спасли Зидара от ярко-алого Бау — тяжёлого топора Его Милости. А за меч, оставленный на поле боя, доверенные барона содрали с императора столько, что с тех пор барон заставляет своих крестьян обрабатывать землю лишь по привычке — всему стотысячному населению владений барона запасов хватит на долгие годы. «Дорого же ты мне достался, Аритал!» — подумал император, не переставая любоваться тонким узором, нанесённым на чёрной бронзе, скрепляющей тончайшие дорракотовые пластины…

5
{"b":"283065","o":1}