ЛитМир - Электронная Библиотека

— Парни, вам нужна рука? — спросила Вашти, подойдя к ним.

— Нет.

Рейз уже видел татуировку на лопатке трупа. В отличие от метки Гримма, чернильная татуировка была нанесена добровольно — в качестве демонстрации лояльности, привязанности и командного духа.

— Новички, — пробормотал он. — Похоже, я отправляюсь в Чикаго.

Глава 2

Рейз тут же без промедления принялся за дело в городе ветров. Буквально через час после того, как его самолет приземлился, он прочесал здание, где когда-то находился оперативный штаб Гримма, а сейчас был печатный цех; затем проверил еще раз четверть списка известных убежищ Гримма. После в нетерпении он наудачу отправился на «Ригли Филд».

Несмотря на то, что бейсбольный стадион ночью был темным и тихим, Рейз понял, что здесь что-то неладное, когда только приблизился к нему, и уж точно почувствовал это, проезжая мимо. Припарковавшись в нескольких улицах от этого места, Рейз выскользнул из-за руля и открыл багажник арендованного автомобиля, чтобы достать оттуда свои клинки. Он пристегнул их с опытом знатока: по кинжалу на каждом бедре и две катаны крест-накрест на спине. Затем он пулей промчался в обратную сторону, двигаясь так быстро, что глаз смертного не смог бы его заметить.

Подойдя, он смог разобрать слабый звук мелодичного мужского голоса, доносившегося с поля, которому вторил хор приглушенных голосов в ответ, — звук слишком тихий, чтобы его мог кто-то уловить, но достаточный для слуха вампира. Гримм раньше также стоял на возвышенности, и Рейзу вдруг стало интересно, насколько близок к Гримму был этот протеже и как долго он или она работали под покровительством. Он обошел стадион и подобрался сзади к самым дешевым местам. Выглянув из-за трибун, он посмотрел на темнеющее внизу поле. Одинокий мужчина стоял перед группой из двухсот фаворитов, одетых в мантии и стоящих на коленях. Разделившись на пары, где мужчины были одеты в черное, а женщины в красное, они, стоя в центре поля, формировали идеальный рисунок из полос.

Рейз немного послушал всякой фигни по поводу превосходства вампирской расы, однако затем сосредоточился исключительно на голосе лидера. Это был высокий худой темноволосый мужчина, одетый в костюм-тройку. Ритм его речи завораживал, усыпляя бдительность, хотя и было очевидно, что он иногда замолкал, чтобы подобрать верные слова.

Рейз колебался над тем, каким должен быть следующий шаг, осознавая, что все происходящее было ловушкой для него, рассчитанной на то, что он придет не один. В общем-то, именно это и послужило причиной, по которой он поступил именно так.

Однако для них у него в рукаве был все же припрятан один козырь.

Достав телефон и пройдясь по списку контактов, он вызвал номер Адриана.

— Митчелл, — ответил лидер Сентинелов.

— Это Рейз, у меня здесь кое-что намечается, думаю, тебя это должно заинтересовать.

— Где ты?

— Чикаго.

— Да, это и впрямь интересно. Я в деле.

Рейз замолчал. Мягкий тон Адриана начинал его раздражать.

— Это не совпадение.

— Нет. Место?

Он не был удивлен тем, что ангел находился так далеко от своего обиталища в Анахайме, Калифорния. В этом был весь Адриан. Если Сайер был интеллектуальным центром среди их лидеров, используя Рейза и Салема для проведения расследований и Вашти в качестве «железного кулака», Адриан являлся его полной противоположностью. Лидер Сентинелов распределил административные обязанности на других так, чтобы он всегда оставался охотником на подхвате. Охотник на вампиров и ищейка — эти роли были единственными целями его существования.

Рейз сказал о своем местонахождении, а потом добавил:

— Я бы тебе не позвонил, если бы мне не нужна была лишняя пара рук. Если ты собираешься послать мне в помощь парочку ликанов и на этом все, то не стоит беспокоиться.

— Не нужно указывать мне, как отвечать на просьбу о помощи, — отсутствие какого-либо оттенка в голосе приводило в еще большее замешательство, чем если бы прозвучала прямая угроза.

— Если бы ты позволил нам создать парочку групп заговорщиков или кланов в крупных городах, мне вовсе не пришлось бы звонить тебе.

Сентинелы использовали своих ликанов, чтобы держать вампиров преимущественно в сельской местности, в районах с низким уровнем населения. Они говорили, что полиция существует для защиты смертных, однако побочный эффект скрывается за способностью Павших контролировать их приспешников. При этом каждый проступок был очередным звоночком против них, еще одной причиной, отдаляющей их от возможности искупления своих грехов.

Звонок прервался, оставив Рейза проклинать свой сотовый. Рано или поздно им с ангелом придется выяснить отношения, но не сейчас.

Пока пары раскачивались, как загипнотизированные королевские кобры, Рейз запрыгнул на самую верхнюю лавочку и стал спускаться вниз, сопровождая каждый свой шаг аплодисментами.

— Чувак, да ты и правда донес свое послание до нас. В том плане, что я почти купился на него. То есть если бы был полным кретином.

Мужчина поднял голову и посмотрел на Рейза. Глаза его сверкнули в темноте.

— Рейз, как мило с твоей стороны, что ты решил к нам присоединиться. Мы ждали тебя. Ведь ты, в конце концов, почетный гость.

Несмотря на то, что расстояние между ними было достаточно большим, никому из них не приходилось повышать голос, чтобы быть услышанным.

— Я бы даже сказал, что я здесь в качестве вышибалы. Я тот, кто вышвырнет ваши чертовы задницы в ад.

— Где же твои друзья? Уверен, ты не пришел на такое событие в одиночку.

— Вообще-то я один. Я попытался было собрать побольше народу, но мне заявили, что овчинка выделки не стоит. Они были правы, — несмотря на то, что тон голоса оставался ровным, Рейз все же начал волноваться из-за новых участников игры – миньонов в черных одеяниях, подкрадывающихся к нему, как муравьи.

— Кто ты?

— А ты разве не помнишь меня?

— Нет. Ты мне никого не напоминаешь.

По идее, его должно было раздражать, что о нем забыли, но все же этот факт заставил его улыбнуться. Где-то в глубине души он рассматривал возможность того, что Адриан может и не появиться вовсе, оставив его самого разбираться с насущным. Ведь Сентинел так и не сказал, что согласен прийти. Но у Рейза просто не оставалось выбора, кроме как продолжать вести свою игру, как будто подкрепление было уже на подходе.

— Почему ты меня не просветил?

— Это моя цель, — мужчина подошел ближе, драматически раскинув руки в стороны. — Павшие так заняты своим желанием стать ангелами, которыми когда-то были, что никогда не получают удовольствия от того, кем являются сегодня.

Рейз вытянул одну катану из ножен; лунный свет отражался от ее серебряного лезвия.

— Единственное, что мне в вас не нравится, так это то, что я вынужден тратить свое драгоценное время на охоту за такими мудаками, как ты.

— Ах, ну да… Ты бы предпочел продолжить трахать все, что только способно удовлетворить твою похоть. Из всех Павших ты наиболее жалок. По крайней мере, другие пали за любовь. Ты же пал только потому, что не можешь держать свой член вне теплых, влажных дырочек.

Поворот. Ударом лезвия Рейз снес голову одному из миньонов, который попытался было подойти к нему сзади.

За ним последовали еще двое, которые напали на него с разных сторон, при этом его скорость и сила были наполнены горечью правды, которая была брошена ему в лицо. Все эти разговоры по поводу вечной любви Гримма были единственной причиной, по которой Рейз вызвался начать охоту именно с него.

Мучительная любовь, которую ангелы стремятся познать, и еще более мучительный конец вызывали в нем приступ злобы и ярости. Он множество раз становился невольным свидетелем того, как ангелы-хранители теряли свои крылья ради этого, а доктрина Гримма сделала из этого ужасного, душераздирающего жертвоприношения насмешку.

— Видите, как он уничтожает самых храбрых из нас? — спросил этот пророк-идиот своих миньонов. — Свой собственный народ. Пытается ослабить нас изнутри. Вот тот, кого мы выбрали в качестве проводника, и в результате он привел нас в никуда! Мы остаемся в тени, скрытые от мира, до тех пор, пока…

2
{"b":"283384","o":1}