ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет. — Она пыталась забыть о страстном желании, которое напоминало, что оно было здесь, ожидая, пока она обратит внимание. — Я чувствую себя как свинья, когда я ем, а ты нет.

— Не говори ерунды. Я закажу что-нибудь, когда проголодаюсь. — Он нежно ее обнял и сразу же отпустил. — И тебе нужно больше энергии.

Загоревшись от обещания продолжения сводящего с ума секса, Ким начала есть быстрее. Рейз направил свой странно-красивый взгляд к телевизору, и она попробовала обдумать невероятность этого вечера.

Боже, он был так красив. Это очаровывало — то, каким потрясающим он был. Его черты были совершенны, от смелого изгиба бровей до сильной линии подбородка. Его глаза были неотразимы, в них мерцали искорки, словно отблески от свечи. Его губы выглядели так грязно, и не только из-за чувственного изгиба, но и из-за того, что могли делать с женским телом. Его нос был изящным, а линия скул — словно у древнегреческих богов. Все в нем было божественно. «Словно падший ангел», — подумала она, польщенная взглядом, который сводил с ума любую женщину и имел достаточно коварства, чтобы эта женщина воспользовалась таким даром.

Она выдохнула почти как возбужденный подросток.

Но самое лучшее в нем было глубоко под его кожей. Несмотря на его невероятную привлекательность, ей было с ним так же хорошо, как и с любым из ее друзей. Не было никакой неловкости, настороженности — ничего, что могло бы разрушить такие дружественные отношения между ними. Ей была свойственна осторожность — не столько из-за работы, сколько из-за того, что выросла в семье копов. Ты никогда не сможешь посмотреть слишком близко, копнуть слишком глубоко или быть чересчур осторожным.

Но Ким считала, что некоторые люди могли преувеличивать. У нее были друзья, с момента встречи с которыми она знала: они станут важными кусочками ее жизненной мозаики. Это не объясняло, почему она не была хоть немного поражена поведением Рейза. Не осталось ни одного сантиметра ее кожи, которые бы не ощутили прикосновения его пальцев и мягкость его языка. Он знал ее тело лучше, чем кто-либо еще, даже лучше, чем знала она сама. И его сексуальная энергия возбуждала ее.

Она перешла все границы. Она вытворяла с ним то, чего никогда раньше не могла представить, и ей нравилось каждое мгновение. У нее не было и мысли о «честной игре» и равном наслаждении. Она доставляла ему удовольствие, потому что ничего не могла с собой поделать. Она удовлетворяла его, потому что это заставляло ее чувствовать себя так же хорошо, как и когда он делал это с ней. Он показал ей, что любой секс может быть близким и взаимно приятным, дело только в правильном партнере. Она не думала, что могло остаться что-то, чего она бы не позволила ему сделать, или что-то, о чем бы он попросил и не получил этого. И она не знала эту женщину, появившуюся только несколько коротких часов назад.

Он посмотрел на нее, перехватывая ее взгляд, и улыбнулся. Изгиб его восхитительного рта был насмешливым, но взгляд теплых глаз был нежным и любящим.

В ее груди что-то напряглось, словно предупреждая, что она ступает в болото. Глубоко вздохнув, Ким опустила вилку и снова вытерла рот.

— Спасибо за ужин.

— Понравилось?

— А по мне не заметно?

— Я слышал, что старые чипсы после секса очень даже вкусные, — сказал он с иронией.

Она засмеялась и встала, убирая поднос с постели.

— Это было великолепно. Мне нравится все с того момента, как я пришла.

Относя посуду в гостиную, она задумалась на мгновение, решая, что делать сейчас, когда все настолько хорошо. От мысли о возвращении в свою квартиру в такое время сводило желудок. Но и оставить Рейза она не могла: это задевало ее так сильно, что она поняла, что не сможет уйти, пока это не станет абсолютно необходимым. Это не типа того, что они вместе работали или имели общих друзей, или хотя бы жили в одном городе. Он бы не захотел это видеть. Он не захотел бы стать постоянным напоминанием того, что не могло ей принадлежать.

— Эй, — позвал Рейз, — у тебя телефон звонит.

Она вернулась в спальню, которая была неярко и зазывно освещена. Воздух пах ими, сексом, великолепной едой. Она действительно не хотела бы находиться сейчас в другом месте. Оглянувшись в поисках своей сумки, она увидела ее на кресле рядом со шкафом, в нескольких футах от кровати.

— Как ты услышал вибрацию с громко включенным телевизором?

Он пожал плечами.

Отыскав свой телефон, она посмотрела на экран и вздохнула, увидев имя своего брата.

— Немножко поздновато для звонка, нет, Кенни? — без приветствия сказала она.

— Почему ты, черт возьми, не отвечала на звонок?

— Потому что была занята. И к тому же уже поздно.

— Кимберли Лэйн МакАдамс, ты не можешь идти куда-либо с каким-то байкером, с которым общалась не более пяти минут в баре, и думать, что мы не будем волноваться.

— О боже мой. Это не Кенни. Это мамин голос похож на голос Кенни!

— Не смешно.

— Нет. — Она нажала на кнопку отключения звука. — Рейз, у тебя есть мотоцикл? — Он посмотрел на нее, подняв брови. — Ты знаешь, — настаивала она, — типа «Харлея».

Его усмешка была чертовски сексуальной.

— «Heritage Softail».

— Черт возьми. — То есть он был байкером. Эта мысль заставила ее почувствовать внутри жар и желание. Ким включила звук на телефоне. — Я уже большая девочка, Кенни.

— У кого до сих пор проблемы с воспоминанием об убийстве лучшей подруги? — прорычал Кен, и она представила, как он вцепляется в свои темные волосы и сжимает зубы. — Ты не единственная, кто напуган тем, что случилось с Джанель. Я беспокоюсь о тебе все время, черт возьми! Дай мне немного покоя, Ким. У меня от тебя седые волосы появляются, перестань. А теперь, как зовут того парня?

— Собираешься его проверить? Ты это и со всеми своими любовницами на одну ночь проделываешь?

— Ты не любовница на одну ночь.

— Сегодня я именно она. Я позвоню тебе, когда завтра доберусь домой. И скажи Делии, что я ей устрою.

Она повесила трубку и выключила мобильный.

— Все в порядке? — Рейз лег так, что опирался спиной на подушки, прислоненные к спинке кровати — развалившись, словно на празднестве.

Боже. Он был тем, в ком она так нуждалась. Все еще нуждалась.

Она бросила телефон обратно в свою сумку и стянула его рубашку через голову.

— Все замечательно. И будет еще лучше.

Глава 5

Рейз перевел взгляд с картинки на экране на черные розы, которые лежали на столе Вашти, и сказал:

— Дерьмо.

— Это тебе, — подтолкнула их рукой она. — Салем нашел их на твоем крыльце около часа назад. Никакой записки, но мы знаем, от кого они, правда?

— Правда.

— Это его жена, между прочим. И ей пара сотен лет. Торк преследовал Барона — прежде был известен как Джон Шмидт, в смертной жизни звался бароном Сигрэйвом — еще во времена Регентства[2], когда он женился на леди Франческе Гарлоу.

— Торк большая шишка.

— Точно. А ты имеешь дело с женщиной, которая только что лишилась любви всей своей жизни, — Вашти постукивала пальцами по столу. — Допустим, это женщина, которая все знает: она хочет увидеть твою голову на копье, а кишки — коптящимися на костре. Она не позволит этому произойти, пока один из вас не будет мертв.

— Я готов и уже жду. — Он посмотрел в окно на постепенно темнеющее закатное небо, а затем — на закрытую дверь спальни. — Но я, видимо, жду не в том месте, раз она уехала в Рэйспорт.

— Торк отследил доставку цветов до самого флориста в Чикаго. Если она готовилась заранее, то должна знать, что ты где-то здесь. Но понятия не имеет, где именно. Она надеется, что это хоть немного загонит тебя в тупик.

— Посмотрим. Я не думаю, что можно утверждать, будто баронесса — та самая женщина с видео. Вряд ли удача улыбнулась нам настолько. Может, просто фотографическое сходство?

— Пока работаем над этим. — Вашти откинулась на спинку кресла. — Слушай, я знаю, что ты предпочитаешь действовать в одиночку, но я буду чувствовать себя лучше, если у тебя будет подкрепление.

вернуться

2

В Англии 1810 – 1820 гг.; во Франции 1715 – 1723 гг.

7
{"b":"283384","o":1}