ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сигрид Унсет

Жили в землянке петух да кошка…

* * *

Жили-были петух да кошка. Жили они в землянке, и была у них чудо-мельница. Стоило им только ручку той мельницы повернуть да молвить что им надобно, как мельница в тот же миг все, что они только пожелают, и намелет: кофе и бутерброды, пирожки и молоко, шоколад и вино, жаркое и суп, вафли и рыбные котлетки… Так что мельница им в радость была.

Случилось так, что однажды прогуливался король с премьер-министром. И проходили они мимо землянки, где петух с кошкой жили.

— Вот уж бедняги, — сказал король. — Верно, в столь жалкой землянке самый что ни на есть нищий люд живет. Ох, пойди-ка туда, премьер-министр, и пожалуй тем, кто там живет, тысячу крон от короля.

— О, деньги им ни к чему, — молвил премьер-министр. — У тех, кто в этой землянке живет, богатств больше, чем у самого короля! А живут там петух да кошка, и есть у них мельница, волшебная-преволшебная.

И поведал премьер-министр королю, что это за мельница.

— Я ее куплю! — воскликнул король. — Будь она у меня — не пришлось бы мне голову ломать, чем солдат своих кормить и где жалованье им взять.

Пошли они тут же оба в землянку и сказали кошке, что одна в землянке сидела — король, мол, желает мельницу за сто тысяч крон купить.

— Нет, — ответила кошка, — раз петуха дома нет, я продать мельницу не смею, надобно мне сперва у него спросить.

— Стану я спрашивать у какого-то там петуха-оборванца! Ведь я — король! И коли я желаю мельницу купить, ваше с петухом дело мне ее тут же и продать!

Схватил он мельницу, положил деньги на стол, да и был таков. А кошка-бедняжка так испугалась, что и слова вымолвить не смеет.

Вернулся петух домой, а кошка-то ужин ему не приготовила! Разгневался петух, да и говорит:

— До чего ж ты, старуха, ленива. Свет такой не видывал! Надобно всего лишь ручку мельницы, что на столе стоит, повернуть! Я еще домой иду, а ужин уже готов.

— Милый, пригожий мой дружок, не гневайся на меня, не виновата я! — говорит кошка. — Явился к нам сам король, да нашу мельницу и забрал.

И рассказала она петуху, как все было. Еще больше разгневался петух, да и говорит:

— Коли дозволила королю со двора с нашей мельницей уйти, ступай немедля в замок и забери ее обратно. А не отдаст король мельницу подобру-поздорову — выцарапай ему глаза!

Делать нечего, как ни страшно кошке, а пришлось ей к королю идти. Но не успела она в замок на горе подняться и сказать, зачем пришла, как королевские солдаты ее из замка выгнали. Да еще злых королевских собак на нее натравили. А те как за ней помчатся! Испугалась кошка и кинулась вверх, на дерево, да на веточку наткнулась и оба глаза себе выколола. И так она злых королевских собак боялась, что просидела на дереве, пока ночь не наступила.

А как вернулась кошка домой к петуху, не услышала она от него в утешение ничего, кроме как:

— Не видать нам ни мельницы нашей, ни глаз твоих, покуда я сам к королю за ними не схожу.

Наутро пустился петух в путь. И был он так зол, что все свои перья распушил, да и сам распетушился.

Вскоре повстречалась ему по дороге лиса.

— Здравствуй, петух! — поздоровалась лиса. — Куда путь держишь, куда мчишься?

— Да вот зван я на королевский двор на пир, — отвечает петух.

— Милый, любезный ты мой петушок, не принесешь ли ты с пира немного еды и для меня? — спросила лиса. — Я так голодна, целых три дня у меня в пасти росинки маковой не было.

— Нет, не могу, — отвечает петух. — Нет такого обычая — с пира съестное уносить. Однако же могу взять тебя с собой в королевский замок. Может статься, я тебя мимо королевских стражников туда проведу. Залезай покуда ко мне в брюхо!

Разинул тут петух изо всех сил клюв, а лиса проскользнула к нему в брюхо, да и уселась там. А петух раздулся и стал во много раз больше, чем был. Суровый и упрямый двинулся он дальше.

Вскоре повстречался ему по дороге еще и волк.

— Здравствуй, петух, — поздоровался серый волк. — Куда путь держишь, куда мчишься?

— Да вот зван я на королевский двор на пир, — отвечает петух.

— Любезный, добрый ты мой петушок, не принесешь ли ты с пира немного еды и для меня? Я так голоден, целых три недели у меня в пасти маковой росинки не было.

— Ты, верно, не в себе, — отвечает петух. — Нет такого обычая с пира съестное уносить. Однако же могу взять тебя с собой в королевский замок. Может статься, я тебя мимо королевских стражников туда проведу. Залезай покуда ко мне в брюхо!

Разинул тут петух снова клюв — раз, а серый волк у него в брюхе сидит. А петух раздулся и стал много больше да толще, да еще злее. Крыльями бьет, кукарекает, перья распушил, сам распетушился, да и дальше пошел. Шел он шел, и попадается ему навстречу медведь.

— Здравствуй, петух! — говорит медведь. — Куда путь держишь, куда мчишься?

— О, зван я на королевский двор на пир, — отвечает петух.

— Любезный, милый ты мой петушок, не принесешь ли ты мне с пира немного еды? — попросил медведь. — Я так голоден, целых три месяца у меня в пасти маковой росинки не было.

— Нет, не могу, — отвечает петух. — Нет такого обычая — с пира съестное уносить. Однако же могу взять тебя с собой в замок, попытаться королевских стражников обмануть да провести тебя туда. Полезай покуда ко мне в брюхо!

Разинул тут петух изо всех сил клюв, да и проглотил медведя. И уселся тот у него в животе вместе с лисой да серым волком.

Стал тут петух огромным да толстым, злым да несговорчивым. Крыльями бьет да машет до того страшно, что как увидели его королевские стражники, так и прочь побежали и по углам попрятались. А он прямо к королю в горницу влетел.

— Кукареку, король-ворюга! Подавай сюда мельницу, что ты у кошки украл, да поскорее! — закричал он.

Позвал тут король своих солдат и молвил: пусть этого дерзкого петуха схватят и отнесут в гусиный хлев. И пусть сотня злобных королевских гусей петуха в клочья разорвет.

Сказано — сделано. Притащили солдаты петуха в гусиный хлев. Подбежали тут к нему королевские гуси и стали рвать его своими клювами в клочья. А петух как закричит:

— Вылезай-ка, лиса, королевское угощение готово!

Разинул тут петух клюв, выскочила лиса и давай драть да трепать гусей! Не прошло и часа, как всем королевским гусям конец пришел.

А как наелась лиса досыта, петух ей и говорит:

— Лучше тебе убраться подобру-поздорову, прежде чем сюда король явится и увидит, какая ты жадная и что ты тут натворила. Не желаю я брать на себя вину за то, что ты со мной на королевский пир явилась.

Нашла тут лиса лаз в хлеву, выползла из него, да и помчалась прямо в лес.

Наутро велит король своим гусопасам, чтобы спустились они к гусям да и вымели все перья до единого и все, что осталось от того петуха, которого посадили вчера в гусиный хлев. Но только они двери открыли, как петух мимо них пролетел и прямиком к королю.

— Кукареку! — кричит он. — Ах ты король-ворюга! Отдай мельницу, что ты у кошки украл, а не то придется тебе не лучше, чем твоим гусям!

А как увидел король, что лиса с его гусями натворила, испугался. Однако же солдат своих позвал да и велел им мерзкого петуха схватить и отнести его в овчарню. И пусть сотня злых королевских баранов этого петуха насмерть забодает.

Но не успел петух в овчарне очутиться, как заорал:

— А ну, волк, выходи, королевское угощение готово!

Задрал тут волк всех королевских баранов насмерть, а как наелся досыта, петух ему и говорит:

— Уходи-ка ты подобру-поздорову, раз ты такой жадный и жестокий. Не желаю я больше тебя видеть.

А наутро, когда овчар собирался выпустить баранов на пастбище, проскользнул петух мимо него — да прямо к королю.

— Кукареку, король-ворюга! — закричал он. — Отдашь ты мне наконец мельницу, что ты у кошки украл?! А не то я сделаю с тобой то же самое, что с твоими баранами!

1
{"b":"28472","o":1}