ЛитМир - Электронная Библиотека

Меньшиков Михаил Осипович

Выше свободы

М.О. МЕНЬШИКОВ

ВЫШЕ СВОБОДЫ

Статьи о России

ОГЛАВЛЕНИЕ

ОТ РЕДАКТОРА

НА КРУГИ СВОЯ

КОНЧИНА ВЕКА

КОНЧИНА ВЕКА

О ЛЮБВИ К ОТЕЧЕСТВУ И НАРОДНОЙ ГОРДОСТИ

ЦЕНЗ ПОМАЗАНИЯ

ЗАВОЕВАНИЕ РОССИИ

О ЛЮБВИ К ОТЕЧЕСТВУ И НАРОДНОЙ ГОРДОСТИ

ВТОРАЯ ДУША

ПЕРВАЯ ЗАБОТА

ЗАВЕТ ПЕТРА

ЛЕВ ТОЛСТОЙ, МЕНДЕЛЕЕВ, ВЕРЕЩАГИН

О НЕУТОЛЕННОЙ ПРАВДЕ

НУЖДА ВЕЛИКАЯ

В ДЕРЕВНЕ

АНАРХИЯ И ЦИНИЗМ

ВЫШЕ СВОБОДЫ

КРАСНЫЕ ИЕЗУИТЫ

ОСАДА ВЛАСТИ

ПОХОД НА БОГАТСТВО

НРАВСТВЕННЫЙ ЦЕНЗ

КОРАБЛЬ НА МЕЛИ

ДРУЖИНА ХРАБРЫХ

РАЗГОВОР О СВОБОДЕ

ЧТО ТАКОЕ ДЕМОКРАТИЯ

ЗА ПОЛСТОЛЕТИЯ

СИЛА ВЕРЫ

СИЛА ВЕРЫ

ЛЕВ И СЕРАФИМ

ПАМЯТНИК СВ. ОЛЬГЕ

ОЛЬГИН ДЕНЬ

ЗАВЕТ СВ. ОЛЬГИ

ПАМЯТИ СВЯТОГО ПАСТЫРЯ

ЗАВЕЩАНИЕ ОТЦА ИОАННА

ГОЛОС ЦЕРКВИ

ДВЕ РОССИИ

ТАЛАНТ И СТОЙКОСТЬ

DAS EWIGWEIBLICHE

О ГРОБЕ И КОЛЫБЕЛИ

СРЕДИ ДЕКАДЕНТОВ

БОРЬБА МИРОВ

ДРАМА ГОГОЛЯ

ТАЛАНТ И СТОЙКОСТЬ

ЖИВА РОССИЯ

ПАМЯТИ А.С. СУВОРИНА

ПАМЯТИ ВЕЛИКОГО ГРАЖДАНИНА

ЗНАНИЕ И ПОНИМАНИЕ

ПРИЛОЖЕНИЕ

ЕСТЕСТВЕННЫЙ СТИЛЬ

К ЖИВЫМ АДРЕСАТАМ

СЛОВО М.О. МЕНЬШИКОВА В КОНЦЕ XX ВЕКА

ПЕРЕЧЕНЬ ИСТОЧНИКОВ

Светлой памяти

правнука М.О. Меньшикова,

моего сына

Никиты Михайловича Поспелова

посвящаю

Составитель

ОТ РЕДАКТОРА

Безвестность для большинства читателей наследия Михаила Осиповича Меньшикова (1859-1918) - это не только пробел в гуманитарном знании, но и тяжелый укор нашей национальной памяти...

С "кафедры" крупнейшей газеты начала века, знаменитого "Нового Времени", Меньшиков вещал на всю Россию, оставляя большой и глубокий след. Шестнадцать лет вел он рубрику "Письма к ближним"; около двух с половиной тысяч "посланий" отразили все главные грани российского бытия. Эта критическая летопись отходившей в вечность Империи - вершина деятельности писателя, одна из непреходящих ценностей отечественной культуры. Последнее до сих пор не осознано, как и то, что творчество мастера - фактическое завершение эпохи русской классической публицистики.

Меньшиков, при всей универсальности, прежде всего, мыслитель политический. Его живая философия направлена на возрождение "исторической силы нации", содержит своеобразное учение о государственности, поражает мужеством, ясностью и пророчеством. Потому пугающе узнаваем "русский мир" в статьях-поэмах Меньшикова - безусловно, и нашего современника. По-прежнему "его перо прожигает бумагу, а печатные строки прожигают сердца".

Пусть не все идеи публициста мы можем принять. Но в целом, звавший свой народ к деятельному благочестию и благородной свободе, Меньшиков нужен как раз сейчас, когда необузданная свобода поставлена выше жизни народной, когда колеблется наша вера в себя и русское самосознание вновь держит суровый экзамен.

__________________________

Лучшим памятником писателю Меньшиков считал книгу. Мы посильно возводим этот памятник в год 80-летия большевистской расправы над великим публицистом. Подборка работ сделана его внуком, Михаилом Борисовичем Поспеловым, при участии дочери писателя - Ольги Михайловны Меньшиковой. Введением в книгу служат размышления Валентина Григорьевича Распутина. Приложение составляют статьи о трагической судьбе, аспектах творчества и значении автора "Писем к ближним".

НА КРУГИ СВОЯ

Из тайников русской дореволюционной и пореволюционной мысли, общественной и духовной, достается сейчас последнее из самого значительного. Последнее из самого значительного приходит из Русского Зарубежья. И едва ли в "потемках" старой России, закрытой от XX века революцией 1917 года, можно еще сыскать столь же яркое имя, как Михаил Осипович Меньшиков, публицист суворинского "Нового Времени", расстрелянный в 1918 году. С его книгами по значимости будут спорить его же книги из оставленного им огромного творческого наследия, важное в них будет подтверждаться еще более важным и необходимым. Наше время несправедливо к М.О. Меньшикову уже тем, что открывает его последним, и буквально "протирает глаза", забитые архивной пылью третьесортных фигур перед явлением могучего ума и цельной (даже в противоречиях своих) личности, полностью отданной России. История почему-то любит "поблудившие" умы, поработавшие на чужие нивы, - так ярче биография. А преданных одному делу работников, без лукавства трудившихся от зари до зари, прихватывая ночи, над спасением жизни самой, познавших истину и не сворачивавших с нее, она, история, почитает, по-видимому, за пресные и неповоротливые создания. Да, ими мир стоит, никто с этим не спорит, но пока он стоит, увлечения свои отдает он нетвердым умам, которые сегодня здесь, завтра там, сегодня рьяно защищают то, что завтра с еще большей рьяностью станут опровергать.

В наши 90-е вышло несколько небольших книжек М.О. Меньшикова, а также (в серии "Российский Архив") его дневники и материалы к биографии. Они пришлись на пору, когда особенно громко и беззастенчиво бушевала ярмарка вкусов, вывалившая на одни прилавки срамное и святое, и по этой причине не были ни замечены как следует, ни оценены по достоинству. Возвращение великого патриота и глубокого ума оказалось затруднено, Меньшикова знают и не знают. В галдящей толпе деятелей прошлого и настоящего, собранных на совет по спасению России, его могучему голосу дано было до сих пор сказать очень немногое и только с этой книгой впервые серьезно дается слово.

И впервые же появляется возможность понять, насколько это мужественная и трагическая личность. Трагическая не только смертью, но и самой жизнью, удивительно энергичной, плодотворной (редкая неделя обходилась без трех-четырех больших статей), имевшей огромную популярность, чрезвычайно разносторонней и образованной, столь же политической, как и духовной, столь же громогласной, как и тихой, тонкой, нежной, умеющей прикоснуться к душе и извлечь из нее звуки редкой искренности. Кипучая деятельность Меньшикова пришлась на перевал веков, на последнее десятилетие прошлого и предреволюционную, но уже всю в революциях, как в дырах, эпоху нынешнего, и на перевал истории, когда готовилась и случилась катастрофа, которую изо всех сил он пытался предотвратить и, конечно, не мог. Крушение подготовлялось медленно и произошло, где бы ни искали мы виноватых, из недр России; посторонние влияния усугубили разрушительную силу, но не были ее главной причиной, опустевшая душа всегда найдет, за что уцепиться для болезненных наполнений, которые она принимает за спасительные. И сейчас, спустя почти сто лет, "возвращение" Меньшикова происходит в сходных же условиях: перевал веков, совпавший с перевалом тысячелетий, и перевал истории, делающей последнюю и как не победную ли попытку покончить с самостоятельностью России.

Было, все уже было!.. И даже жутко становится от этого сходства и от возвратных кругов, которыми ходит история, так ничему нас и не научившая. Никаких уроков из начала столетия мы не извлекли. России даровано было чудо спастись, пройти через разруху и нищету, выиграть войну, усилить государство, выйти вновь на отметку державной могущественности, но когда пришла пора испытать ту же болезнь разложения, мы оказались перед нею в той же беззащитности, что и Россия монархическая сто лет назад. Надо сказать решительней: мы сами же вызвали в себе это разложение, не приняв предохранительных мер.

Поэтому сегодня статьи Меньшикова читаются с еще большим драматизмом, получив вторую жизнь и вторую безысходность. Но читать их надо: возможно, не будь таких, как Меньшиков, снабдивших русского человека всем инструментарием спасения, история и не стала бы возвращаться к "исходной черте", чтобы предложить вторую попытку спасения. И, возможно, глядя на нас, кое-что, наконец, понявших в мировом политическом хозяйстве, даст она из сострадания и последнюю попытку... Где-то должны же делаться по каждому народу отметки о его готовности защищать себя.

1
{"b":"284867","o":1}