ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но меня уже давно тревожил вопрос: а какая же литература нужна нашей "властной вертикали", и нужна ли она вообще? Я смотрю, как не спеша под неё, под её вкусы пытаются подстроить отечественную литературу. Вначале рядом с этой вертикалью присутствовали Валентин Распутин и Даниил Гранин. Потом начали где-то в непосредственной близости мелькать та же Татьяна Устинова и Михаил Веллер. И вот, наконец, наш национальный лидер показал ту литературу, которая ему близка. На которую он и будет равняться.

Но мало того. Меня буквально убил ответ Путина на совет всё той же Дарьи Донцовой хоть раз сфотографироваться на фоне книжного магазина с книжкой в руках: "Я вас ни разу не видела на открытии книжного магазина, никогда... Мне кажется, что если наше высшее чиновничество возьмет с вас пример, а они возьмут с вас пример (хотя бы из подхалимства), и возьмут в руки, так и быть, книгу… Нельзя заставить читать, но если читает начальство, может быть, будут читать книги. Причём неважно, чтобы это были обязательно советские, русские писатели — читайте любую книгу, возьмите в руки любую книгу и читайте!"

Так вот, в ответ прозвучали следующие слова национального лидера: "Уверяю вас: те, кто производит молоко, просят меня почаще появляться со стаканом молока. Те, кто производит мясо, хотят, чтобы чаще видели, как я ем отечественное мясо, и так далее. Вы зря смеётесь, честное слово, так и говорят об этом, так и просят…"

Получается, что для Путина что "Я помню чудное мгновенье...", что кусок колбасы — одно и то же. Чего еще русским писателям ждать?

Смысл этой акции, на мой взгляд, и был лишь один: показать, что якобы лучшие российские писатели сами отказываются от помощи государства, им не нужна государственная поддержка.

И потому главный итог состоявшейся встречи — это не острый вопрос Захара Прилепина о каком-то нефтепродавце из окружения Путина, а подмена литературы псевдолитературой.

У нас долго боролись с "палёной" водкой и, как всегда, недоборолись. Возникла проблема пострашнее: никакого развития общества не будет, никакого развития идей не будет. Сначала у нас уничтожили живую реальную политику, теперь, видно, решили уничтожить реальную русскую литературу, заменив её рыночным эрзацем. Нет теперь ни Битова, ни Белова, а есть псевдописатели Минаев, Веллер, Устинова, Донцова, Маринина и примкнувший к ним Захар Прилепин.

Хотите "палёной поллитературки" из рук "властной вертикали"?

Газета Завтра 933 (40 2011) - TAGhttp_d3_c2_b1_a0_top_mail_ru_counter_id_74573_t_59_l_1624656

Константин Затулин -- «Отстоим же Севастополь!»

"Милостивый государь Алексей Сергеевич! Не признаете ли возможным в вашей уважаемой газете подписку на собрание средств для приобретения судов взамен тех, которые неизбежно выбывают из строя при военных операциях на море. Для начала такого полезного дела посылаю вам десять тысяч рублей".

Из письма князя Льва Кочубея Алексею Суворину, издателю газеты "Новое время". Санкт-Петербург, 1 февраля 1904 года.

7 сентября — в день, когда наши предки, с интервалом в несколько сот лет, насмерть бились на Куликовском и Бородинском полях, — депутаты Московской городской думы в едином порыве, без обсуждения, проголосовали за ликвидацию программы поддержки военных моряков, запланированной на 2011 год в сумме 70,6 млн.руб. В первых комментариях на эту тему фонд "Москва—Севастополь" — прежний распорядитель московской помощи Черноморскому и другим флотам Российской Федерации — был назван "кривой схемой", а причиной отмены финансирования — возникшее-де в последние годы "полное и глубокое" удовлетворение флотских нужд по линии федерального Министерства обороны. В существующих же на московские дотации столичных газетах (из тех, что при Лужкове требовали немедля вернуть Севастополь России) тут же бросились растолковывать, что пресловутые 70 миллионов позарез нужны Москве, недосчитавшейся в своем полуторатриллионном бюджете денег на "еще одну хорошую московскую дорогу, лишнюю построенную станцию метро и несколько десятков новых автобусов". Или на тротуарную плитку.

В дальнейшем, под влиянием критики, "концепция изменилась". Как было провозглашено, помощь не только не будет отменена, но будет утроена. Но пойдет она не жирующему на деньги Минобороны флоту, а людям на флоте, и не через заклейменный позором фонд "Москва—Севастополь", а через законопослушный Дом Москвы в Севастополе. Владимиру Яцубе, назначенному Киевом севастопольскому городскому голове, поведал об этом министр культуры Москвы(?), пригласивший украинского чиновника, к немалому его смущению, приехать в Москву, чтобы "посоветовать, как лучше расходовать деньги, выделяемые на Черноморский флот Российской Федерацией". Ну, чем не повод всем нам не нарадоваться на патриотизм московских властей?

Первое, что приходит в голову: если Москва изначально собиралась облагодетельствовать соотечественников в Севастополе, утроив расходы на их нужды, почему не сделала это сразу через такую же процедуру депутатских поправок в бюджет (до сих пор не внесенных)? И вместо, а не после скандального, прозвучавшего на всю Россию с Украиной, отказа морякам в финансировании? Почему девять месяцев — с начала текущего финансового года — вообще ни копейки не выделялось на утвержденные в бюджете расходы? Что раньше мешало передать средства Дому Москвы, если фонд "Москва—Севастополь" вышел из доверия?

Правильный ответ: чрезмерно занятые новые руководители московских департаментов вообще не собирались исполнять взятые в 2011 году Москвой обязательства по поддержке флота. Они были уверены, что в новые, пореформенные времена служивые на флотах не посмеют заикнуться. Как, впрочем, и седовласые руководители фонда "Москва—Севастополь", подбираемые, как правило, из числа наиболее авторитетных отставных командующих Черноморским флотом адмиралы: Игорь Касатонов, Виктор Кравченко и др.). Фонд, насколько мне известно, не был волен в расходовании средств, выделяя их, по договоренности с действующим руководством ВМФ РФ, на нужды не только Черноморского, но и других российских флотов..

Подтверждением тому, что дело совсем не в "кривизне" фонда "Москва—Севастополь", а в безразличии московских чиновников к русскому человеку в Крыму и Севастополе, усугубленному узостью кругозора и провалами памяти, служит менее громкая история с отказом тех же чиновников от поддержки Русского культурного центра в Симферополе. Созданный Правительством Москвы и фондом "Москва—Крым" с огромным трудом, вопреки сопротивлению "украинизаторов" и "оранжевой" власти, Центр сеял разумное, доброе, вечное и русское, на паях поддерживаемый своими учредителями. Но в конце 2010 года новый руководитель департамента внешнеэкономических связей города Москвы г-н Черемин отказал в выделении РКЦ 5 миллионов рублей на 2011 год. Были протесты, пикеты у генконсульства РФ в Симферополе, письма-обращения к новому руководству Москвы (в том числе и мое: я тогда думал, что это просто недоразумение). Г-н Черемин успокаивал, объясняя, что программы Русского центра в Симферополе, все до копейки, будут профинансированы через Дом Москвы в Севастополе (ибо только сакральное отношение к родному бюджетному кодексу стесняет его рвение в поддержке программ РКЦ напрямую). Прошли всё те же девять месяцев — срок созревания дитя в утробе матери: ни копейки не перечислено через Дом Москвы в Севастополе, ни копейки не получил от Москвы Русский культурный центр в Симферополе, наполовину живущий теперь за счет другого учредителя — фонда "Москва—Крым". Я же получаю теперь письма с извещением о закрытии на крымском телевидении информационно-культурной программы "Куранты", которую не может более финансировать Русский культурный центр.

9
{"b":"286156","o":1}