ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И как же все это можно проконтролировать?

При помощи аппаратуры. Настолько же сложной и необычной, насколько и дорогостоящей.

1) Подводный рентген.

Первая подводная машина лучей-Х, точный радиоскопический и радиологический прибор, позволяющий не только фотографировать легкие апноиста на различной глубине, но также и наблюдать их на телевизионном экране на поверхности. Таким образом, наконец стало возможным наблюдение таких явлений, как перемещение крови, легочное напряжение, контроль непосредственно под водой за самим сердцем и легкими. Значительно, не правда ли?

2) Зонды и катетер.

Г. Гобби проявил смелость, позволив ввести себе в легочную артерию тончайший зонд, который, пройдя через сердце, поднялся до точки с наибольшим легочным давлением. Затем Гобби нырнул в апноэ несколько раз до 15 м с этим введенным в руку зондом, который постепенно наполнялся кровью. Подобный эксперимент не имел прецедентов и дал богатый материал для будущего апноэ.

3) Автономный четырехканальный подводный регистратор.

Этот аппарат в состоянии контролировать сердечные, мышечные и сосудистые характеристики, фиксируя одновременно глубину и температуру воды. Таким образом, были получены высококачественные электрокардиограммы и данные об артериально-легочном давлении.

Чему служили все эти эксперименты в апноэ на озере Уакракочо? Научные результаты были опубликованы профессором Дата; мы об этом поговорим далее. Что же касается меня, то я на себе почувствовал, как функционирует система размножения красных кровяных телец. После всего лишь двухнедельного пребывания на высоте 4600 м, погружения, которые я совершил в Лиме, были весьма значительны. Я задержался в Лиме всего на два дня, так как должен был отправляться в Амазонию; однако беседы с другими апноистами экспедиции подтвердили мои наблюдения, они также заметили, как возросло их апноэ.

Несравненный Хаджи Статти

Значительно раньше наших современных чемпионов существовали люди, способные на невообразимые доблести в деле апноэ. Одним из них был Хаджи Статти. Скромный ловец губок из маленького порта Сими в Греции, он, говоря по правде, не производил впечатления чего-то особенного: рост около 1 м 75 см, вес 60 кг, телосложение худое и костлявое, нормальная мускулатура на обычном торсе. Все звали его Георгиос, и он даже не думал в то время, что его имя станет почти легендарным.

1913 год, Статти — 35 лет. Его вызывают на борт самого большого броненосца итальянского флота, “Королева Маргарита”, стоявшего на якоре в заливе Пикадья у острова Скарпанто в Эгейском море. Вызывают из-за того, что провалились многочисленные попытки вытащить цепь и один из огромных якорей военного корабля, упавших на дно на 80-метровой глубине (в катастрофе погибли несколько моряков и помощник старшего офицера). Хаджи обещает командиру корабля и главному врачу Джузеппе Музенго за определенное вознаграждение отыскать цепь и закрепить на ней необходимые крюки и канаты, чтобы поднять ее снова на борт. Никто из экипажа “Королевы Маргариты”, и в особенности медики, в это не верит. Во время предварительного осмотра выясняется, что Хаджи Статти не способен задержать дыхание больше чем на 45 секунд.

— О-о… под водой, — говорит Статти, — это совсем другое дело.

(Дальше мы увидим, насколько он был прав.) Врачи констатируют, что его жизненная способность вполне нормальная, грудная клетка 92 см в окружности, при вдохе — 98 см, при сильном выдохе — 80 см. Ничего необычного! Его пульс немного учащен: 80–90 в минуту. Количество вдохов в минуту от 20 до 22. Отмечают легочную эмфизему (расширение легких, вызванное гибелью эластичных элементов легочной ткани и заменой их неподатливой соединительной тканью) нижней части легких, сниженную слуховую функцию (эта особенность, как мы поймем дальше, и составляла главное преимущество Хаджи Статти). Врачи “Королевы Маргариты” (их отчет сохранился в Архивах исторического отдела итальянского военно-морского флота в Риме) не рискуют позволить этому человеку погружаться в подобном состоянии. Однако он хорошо знает свое ремесло, занимаясь им с 10-летнего возраста. Всему побережью известно, что ему случалось оставаться до 7 минут под водой и что он способен погружаться до 100 м без особых проблем. Когда его спрашивают, что он при этом испытывает, он отвечает:

— Чувствую всю тяжесть моря здесь, на плечах. (Впрочем, и я это испытал, это верно.)

— А необходимость дышать?

— Я не забочусь об этом. У меня узкое горло (говоря технически, гортанная щель — в известном смысле клапан, блокируемый под действием давления); я чувствую себя немного стесненно, но не думаю о том, что должен дышать.

(На самом деле вступает в действие явление “blood shift”[36] — перемещение крови, известное у всех морских млекопитающих, но только недавно открытое у человека, чему способствовали Боб Крофт и я сам.)

В течение нескольких дней Хаджи Статти, его брат и команда апноистов-греков, погружаясь на глубину от 60 до 80 м, находят цепь и якорь. Всеобщее изумление. После приблизительно трехминутного погружения Хаджи Статти весело поднимается на мостик корабля. У него совсем не утомленный вид. Как? Почему? Спрашивают все, но с ответом на бесчисленные вопросы придется подождать 60 лет.

Некоторые медики в то время робко предлагали теории, заставляющие задуматься. Говорят о каком-то “кожном дыхании” газами, растворенными в воде на этой глубине, изыскивают “наследственные факторы”, обсуждают (что более реалистично) прогрессивную тренировку, однако все признают, что в этом необычном эксперименте выносливость Хаджи Статти больше вызывает удивления, чем доверия, и, несмотря на свидетельства, серьезнейшие медицинские доклады, выполненные с абсолютнейшей достоверностью, предпочитают избегать этой темы и не слышать разговоров о Хаджи Статти.

По стопам Хаджи Статти

Лично я всегда верил в эту историю, потому что мои изучения предмета часто указывали на схожесть человека в определенных аспектах со своими собратьями — морскими млекопитающими и, следовательно, на потенциальную способность к неожиданным подводным деяниям. И потом я всегда любил то, что может будоражить мечту.

Наконец, наступил момент для тщательного изучения искусства Хаджи Статти, тем более что CMAS согласилась со мной в необходимости исследований глубоководных погружений с настоящего времени и в дальнейшем, вне рамок ее спортивной деятельности, исключительно ради прикладных экспериментов. Мои прошедшие опыты и спортивные попытки привели меня к пониманию того, что есть нечто гораздо более возбуждающее страсть, чем мания рекордов, славы или подводная охота (какая разница, чем больше — метром или рыбой), и это — изучение апноэ в глубоководном погружении. Хаджи Статти стал как бы лейтмотивом нового замысла; исследования “рефлекса погружения” в человеке и сравнительного поведения его возможных механизмов приспособления; его водного предрасположения; его близости к своим собратьям — морским млекопитающим. Таким образом, возникла необходимость изучения теоретического предела апноэ (терпимость к давлению, а также к прямому действию его на клетки, на объем крови, который организм может переносить во время явления blood shift, на окисление крови). Замысел действительно очень обширный и рассчитан на многие годы.

Проект апноэ на 100 мeтров

Первый период начался 7 октября 1973 г. на острове Эльба и закончился 9 ноября. За эти 22 дня я совершил 53 погружения. Среди них: 18 между 50 и 60 м; 9 — от 60 до 80 м; 3 — от 80 до 86 м; 12 из этих погружений продолжались свыше грех минут. Эксперименты, проведенные группой доктора Джанкарло Риччи из Ливорно и молодым доктором Сандро Маррони из Милана, состояли из серии подводных психомоторных тестов, снятия основных психологических параметров во время погружения и изучения сердечного режима работы. Новые правила CMAS. относящиеся именно к такого рода погружениям, были соблюдены. Предварительные медицинские протоколы предупреждения и помощи были приспособлены к нуждам каждого эксперимента. Таким образом, рекорды на присуждение спортивных титулов не устанавливались, но фиксировалось достижение максимальной экспериментальной морской глубины, в ходе чего доктор Маррони снял на моей сонной артерии сердечную пульсацию, состоящую всего лишь из 28 ударов в минуту при нормальном ритме 64.

вернуться

36

Гидростатическое давление, возрастающее с глубиной погружения, вызывает некоторое перераспределение крови в теле, концентрацию ее в области внутренних органов — печени, легких и мозга, а также увеличение числа красных кровяных клеток — эритроцитов, что расширяет возможности использования запасенного в крови кислорода.

30
{"b":"303895","o":1}