ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В этом своего рода почти герметичном пузыре в жидкой защитной оболочке зародыш “парит” в амниотической жидкости, как астронавт в космическом корабле. Можно сказать, что он находится в “особом” мире, почти полностью оторванном от действия земных сил, с которыми столкнется только после рождения. Он живет во вселенной полностью жидкой и теплой, где нет ни верха, ни низа, ни времени, ни расстояния, как мы их понимаем. С точки зрения действия гравитации или давления эта вселенная настолько независима от мира, находящегося вне ее, что на зародыше никак не отражаются испытания, с которыми сталкивается мать в повседневной жизни: ушибы, удары, падения и т. д. Амниотическая жидкость находится не только вокруг него, но (что особенно важно для нашей теории) и в мельчайших полостях или тайниках его организма: ушах, груди, горле, бронхах, дыхательных путях. Используя терминологию погружений, все его “мертвые пространства” заполнены жидкостью. Это доказано фактом открытия медиками дыхательных спазм у зародыша, характеризующихся поднятием и опусканием диафрагмы (вдох и выдох) и, следовательно, циркуляцией амниотической жидкости в грудной клетке. Сейчас всем известно, что зародыш не использует легкие для удовлетворения потребности в кислороде, нужном для сжигания клеточных шлаков. Для этого служит кровеносная система, питаемая плацентой при помощи пуповины. Плацента, этот чудесный орган, эта “вторая мама”, безвестная и молчаливая, служит в цепочке “зародыш — пуповина — плацента” посредником между плодом и матерью. Кровь зародыша не циркулирует в легких. Он “дышит”, или, вернее, его организм получает кислород, растворенный в крови, через два отверстия — Боталлов проток и артериальный канал. Легкие, следовательно, не функционируют и включаются только после рождения.

Я не медик, но, как мне кажется, эти отверстия могли бы сыграть существенную роль в поисках земноводных возможностей человеческого существа. Впрочем, я не первый, кто говорит об этом. Бюффон (Сочинения) и Бенуа де Майер (Беседы о Происхождении Человека, 1748) уже писали на эту же тему, но их исследования не принимались всерьез.

Когда новорожденный полностью вышел из утробы, когда его пуповина перерезана и он больше не связан с плацентой, срабатывает рефлекс, включающий дыхательную систему “воздушного” типа, и следует первый вдох. По артериальному каналу кровь начинает циркулировать в легких. Другое отверстие — Боталлов проток — автоматически закрывается, и навсегда. Это нормально.

В этом месте, как и Бюффон, я задал себе вопрос: что случилось бы, если бы можно было вмешаться в момент закрытия Боталлова протока таким образом, чтобы при желании вновь открыть его? Вы начинаете понимать, к чему я клоню?

Со временем исследователи могли бы разработать самую настоящую лабораторию в миниатюре, отталкиваясь от биохимических веществ с лучшей фиксацией молекул кислорода (я уже говорил о фторуглероде, например, и, конечно, они найдут другие виды “горьких водорослей Глауко”!). Может быть, ее образует комплекс фильтров из химических продуктов, как в случае водного человека Кусто, или заменитель сверхнасыщенного кислорода по типу “горючего” батинавта Гвиллерма, или биохимическое вещество (его состав будет приближаться насколько возможно к составу сверхнасыщенной кислородом крови и других жидкостей, текущих в пуповине и проникающих в организм зародыша). В некотором роде эта мини-лаборатория была бы не чем иным, как искусственной плацентой. Как и плацента, она должна будет иметь трубу или пуповину для соединения с артерией или веной подводника. Я согласен, что нарисованная картинка обладает некоторыми неприглядными чертами, но что тогда прикажете думать о хирургических операциях, которым подвергаются сегодня некоторые больные? Искусственные почки, мочевые и желчные пузыри, искусственные анальные отверстия, электрические батареи для стимуляции работы сердца и т. д.

Итак, постараемся освободиться на некоторое время от всяких эмоций и трезво проанализировать преимущества нашей гипотетической плаценты:

а) подводник будущего остается здоровым и земным. Он в отличном состоянии живет, если таков его выбор, вдали от морских глубин. С эстетической стороны он не слишком отличается от других людей: хирургическое вмешательство на уровне Боталлова протока совсем незаметно;

б) когда это человеческое существо хочет погрузиться под воду, оно должно войти сначала в кессон или гидросферу, где его буквально погружают в раствор типа биологической сыворотки или амниотической жидкости. После того как его заполняются легкие и “мертвые пространства”, приходит в действие искусственная плацента, несомая на спине или на животе, как делал первый человек-амфибия, погружавшийся с аквалангом. Боталлов проток снова открыт (при помощи соответствующей системы), легкие поставлены вне круга кровеносной системы и добровольного апноэ субъекта; подводник использует новый тип дыхания, который в действительности свойствен ему, поскольку лишь воспроизводит знакомую ситуацию зародыша;

в) проблемы газовых обменов не существует, как не существует проблемы пузырей и микропузырей. Продолжительность апноэ пропорциональна биохимическому составу искусственной плаценты и совершаемым усилиям подводника.

И к черту таблицы декомпрессии!

г) теоретически такой ныряльщик мог бы опускаться на любую глубину. Будучи сам наполнен жидкостью, эффектами гидростатического давления можно пренебречь. Если только не возникнет фатальных последствий на уровне клеточной структуры, как предполагают многие исследователи. Эксперименты такого рода на угрях и рыбах в Бресте под руководством профессора Барзелеме в разгаре, но результаты пока неизвестны;

д) остаются, как и для Homo aquaticus и батинавта, большие проблемы возвращения к воздушному дыханию. Очевидно, что этот переход будет одним из сложнейших. До сих пор еще не найдена система, с помощью которой можно быстро осушить легочные альвеолы. И будет, конечно, множество других проблем, которые нужно решать, и, даже если они когда-то и будут решены, в облике этого гипотетического существа навсегда сохранится нечто нечеловеческое и уродливое.

Я развлекался, набрасывая портрет-робот лишь для того, чтобы он остался в анналах неправдоподобных фантасмагорий. Возникший, таким образом, мираж искусственной плаценты, остроумный и дьявольский одновременно, не устраивает и меня, но в нем, к сожалению, проглядываются практические черты. Я же предпочитаю ему значительно более здоровое и аллегорическое видение.

Человек-дельфин

Homo delphinus — это просто человек-дельфин, обычный, естественный человек, подражающий, чтобы стать амфибией, различным живым моделям, предлагаемым ему природой, и практически одному из ближайших своих собратьев — дельфину. Ему не требуются ни хирургические вмешательства, ни прививки искусственных механизмов, никакие другие безделушки, которыми нагружается Homo industrialis, ни наркотики неисчерпаемой современной фармакологии, ни богатства, ни подводные рубежи для завоевания других, ни войны, в которых нужно побеждать. Homo delphinus будет думающим и уравновешенным человеком, прежде всего земным, но обладающим возможностью на ограниченное время по своему желанию частично становиться амфибией.

Такую возможность он найдет в счастливом единении врожденного с приобретенным, не имеющем ничего общего с дрессурой, которую его приучили терпеть как на примитивном, так и на университетском уровне. Эта возможность будет вытекать из долгой психосоматической подготовки, из общего понимания и глубокого уважения своих генетических наследий и требований той среды, с которой наконец он заживет в истинной гармонии. Homo delphinus будет, конечно, обычным человеком, прекрасным атлетом и апноистом, обладающим, как мы увидим, суперлегкими, великолепно контролирующим собственное дыхание и другие функции организма, до сегодняшнего дня считающиеся вегетативными. Его фантастическая “водность” станет частью его поведения, естественным продолжением врожденного и приобретенного. Не будет больше резкого перехода от водной дородовой жизни человека в утробе матери к его новой жизни, частично водной. Стихия “вода”, и прежде всего “вода моря”, станет для него настолько важной и близкой, насколько сегодня для некоторых посвященных стала стихия “воздух”.

57
{"b":"303895","o":1}