ЛитМир - Электронная Библиотека

— Полагаю, ускоритель можно перекалибровать, — ответил Коста. — Ввести новые данные и обеспечить достаточно мощное питание.

— А если это не удастся? — настаивала Чандрис.

В электрическом свете лицо Косты, казалось, чуть побледнело.

— Мы окажемся в большой беде, — повторил он. — И все же попытаться стоит.

Ханан посмотрел на Орнину, и Чандрис поняла, что они беззвучно обмениваются мыслями.

— Ладно, — бодрым голосом произнес Ханан, поднимаясь на ноги. — Я отправлюсь готовить корабль…

Фраза закончилась придушенным стоном. Ханан замер в полусогнутом положении, его лицо перекосилось от боли.

— Ханан! — крикнула Орнина. Вскочив из-за стола, она схватила брата за руку.

— Нет, Ханан, вы отправитесь обратно в клинику, — твердо произнесла Чандрис, вставая и беря его за другую руку. — Вы оба. Мы с Костой сами поведем корабль к Ангелмассе.

— Не валяй дурака, — процедил Ханан сквозь стиснутые зубы. — Вдвоем вам не справиться.

— Особенно если нам придется ухаживать за вами, — заметил Коста, выходя из-за спины девушки. — Чандрис, я помогу Орнине вывести его наружу. Ты иди первой, открой люк и вызови такси.

К плечу Чандрис робко прикоснулась рука. Обернувшись, она увидела Роньона, который тоже встал из-за стола.

«Я могу вызвать такси, — предложил он, глядя на Ханана, словно на раненого котенка. — А вы готовьте корабль к старту».

— Стоит ли тебе вмешиваться? — спросила Чандрис, хмуро глядя на него.

«Я не очень умный, — ответил Роньон, — но понимаю, что Ангелмасса делает людям зло. Я хочу помочь вам».

Чандрис помедлила. Ей не хотелось, чтобы у Роньона были неприятности с Форсайтом; однако он мог сэкономить для нее несколько минут, а если Коста не ошибся, им дорога каждая секунда.

Вдобавок, если полицейские сканируют заказы такси в поисках ее имени или имени Косты, помощь Роньона может хотя бы ненадолго сбить их со следа.

— Мы будем очень благодарны тебе, Роньон, — сказала она. — Иди.

— Куда он? — спросил Коста, когда Роньон торопливо вышел из камбуза.

— Он вызовет машину, — ответила девушка и двинулась вслед за Роньоном. — Я начну готовить корабль к взлету. Надеюсь, ремонт уже закончен.

— Чандрис! — окликнул ее Ханан.

Она повернулась:

— Да?

— Будь осторожна, малышка, — негромко произнес Ханан. — И обязательно возвращайся, слышишь?

Чандрис заставила себя уверенно улыбнуться.

— Не беспокойтесь, — сказала она. — После всех бед, которые выпали на нашу долю, вы вряд ли захотите избавиться от меня.

Она опять повернулась и ушла, не оглядываясь.

Глава 41

— Они выходят на орбиту, — доложил Кэмпбелл, как только на галерее появился Ллеши. — Похоже, они исполнены решимости дать нам бой.

— Да, вижу. — Ллеши моргнул, стряхивая остатки сна, и посмотрел на тактический дисплей. Примерно за час до прибытия «Комитаджи» эмпиреанцы вывели в космос все свои силы, готовясь к грядущей схватке.

Однако, если они не оставили что-нибудь в резерве, этих сил было явно недостаточно.

— Как обстоят дела со спутниками связи и космическими метеостанциями? — спросил коммодор.

— Они закончили минировать их два часа назад, — ответил Кэмпбелл. — Во всяком случае, именно тогда их челноки сновали туда и обратно. Они выбросили еще около сотни небольших контейнеров.

— Дополнительные мины.

— Жалкие хлопушки, — отозвался Кэмпбелл, презрительно фыркнув. — Даже субатомные заряды такого размера не представляют особой опасности, а наши приборы не показывают и следа радиации. Думаю, в этих контейнерах обычная взрывчатка вроде той, которую несли на борту рудовозы-самоубийцы, атаковавшие нас в системе Лорелеи.

— Кем ни назови этих людей, им не откажешь в упрямстве, — заметил Ллеши. — Что еще произошло, пока я спал?

— Как ни странно, почти ничего, — ответил Кэмпбелл, нажимая клавиши. На одном из экранов над пультом коммодора вспыхнули колонки цифр. — Мы следим за их радиообменом. Правительственные и военные каналы работают с полной нагрузкой, но гражданские и информационные сети повышенной активности не проявляют. По мнению нашей коммуникационной группы, населению Серафа попросту не сообщили о нас.

— Вот как? — Ллеши потер подбородок и хмуро посмотрел на дисплей. — Очень интересно. Либо они абсолютно уверены, что смогут одолеть нас, либо не хотят поднимать панику до тех пор, когда этого будет не избежать.

— Скорее последнее, — сказал Кэмпбелл. — Тактическая группа проанализировала действия противника и пришла к единодушному выводу, что оборона Серафа на удивление слаба. Мы можем прорвать ее в считанные минуты.

— Это выяснится в самое ближайшее время, — отозвался Ллеши. — Установите наблюдение за воздушными кораблями, которые скрываются под облачностью и на высокогорных аэродромах. Возможно, эмпиреанцы думают, что их истребители действуют в атмосфере лучше наших.

— Если так, их ждет неприятный сюрприз. — Кэмпбелл склонил голову набок. — Уж если мы заговорили об истребителях, сэр, то не хотите ли вы выслать вперед эскадрилью и расчистить путь?

— Вы имеете в виду, этого хочет Адъютор? — с горечью произнес Ллеши. — Вы старший тактический офицер, вам виднее.

Кэмпбелл помедлил.

— В этом есть своя логика, — нерешительно сказал он. — В зависимости от типа и мощности мины могут представлять опасность для сенсоров, установленных на корпусе «Комитаджи», а также для орудийных амбразур.

— Вы думаете, господина Телтхорста заботит именно это? — настаивал коммодор.

Кэмпбелл посмотрел вниз, на мостик, словно проверяя, не возвращается ли Телтхорст после отдыха на свое место.

— Честно говоря, сэр, я так не думаю, — ответил он. — Больше всего он хочет сохранить корабль нетронутым для триумфального полета над зданием Верховного Совета.

— У меня точно такое же впечатление, — сказал Ллеши. — Итак, решено. Мы не обращаем на него внимания.

— Да, сэр, — отозвался Кэмпбелл, но было видно, что его продолжает терзать беспокойство. — Сэр… вы позволите мне высказаться прямо?

— Разумеется.

Кэмпбелл собрался с духом.

— Адъютор, назначенный на корабль вроде «Комитаджи», по определению высокопоставленный правительственный служащий. В его руках сосредоточена значительная власть. Но вопреки всем надеждам вы так и не нашли с ним общего языка.

— Вы говорите очевидные вещи, — сказал Ллеши. — Вы предлагаете мне поступиться своим воинским долгом ради политических соображений?

— Я предлагаю вам попытаться найти точки соприкосновения с Адъютором, — возразил Кэмпбелл. — Компромисс, который позволит ему сохранить достоинство, не подвергая при этом наших людей неоправданному риску.

— Понимаю, — сказал Ллеши, вглядываясь в его лицо. — Должен ли я отнести столь внезапный, но мудрый совет за счет вашего благоразумия и сочувствия?

Губы Кэмпбелла едва заметно дрогнули.

— Вчера, как только мы рассеяли защитников сети, господин Телтхорст вызвал меня к себе в каюту. Он сказал, что вы привели «Комитаджи» к Серафу вопреки приказу, и добавил, что ваше упрямство может вынудить его отстранить вас от должности.

— И предложил ее вам?

— Нет, мне показалось, что он примеряет тунику коммодора на себя, — ответил Кэмпбелл, и в его нарочито-бесстрастном голосе прозвучала нотка отвращения. — В основном его интересовало, чью сторону я приму, если это произойдет. Выражаясь привычным для него языком, готов ли я примкнуть к мятежу против законной власти.

— Очень интересно, — пробормотал Ллеши. — Я ценю вашу прямоту. И даже не стану спрашивать, что вы ему ответили.

Кэмпбелл покраснел.

— Сэр…

— Вы свободны, старший тактический офицер. — Ллеши отвернулся и подошел к своему пульту. Усевшись, он развернул кресло спинкой к Кэмпбеллу и вывел на экран данные о расходе горючего за последние несколько часов.

Итак, этот момент наконец наступил. После долгого ожидания Телтхорст приготовился к борьбе за право управлять кораблем. И если Адъютор начал выяснять настроения старших офицеров, значит, он совершенно уверен, что ему вот-вот представится удобный случай.

104
{"b":"30556","o":1}