ЛитМир - Электронная Библиотека

Она кивнула, продолжая негромко покашливать и злясь на себя за то, что утратила самообладание. Между двумя приступами она еще раз посмотрела через плечо Тумза, гадая, следит ли за ней тот человек.

Он не спускал с нее глаз. И это продолжалось уже неделю. Он появился на борту лайнера во время остановки у Лорелеи и, насколько могла судить Чандрис, сторонился окружающих. Неприметный на вид — от силы на пару сантиметров выше ее самой, брюнет с темными глазами, он, вероятно, только что разменял третий десяток. И если бы не одно малозаметное обстоятельство, Чандрис, как и все окружающие, едва ли обратила бы на него внимание.

Это обстоятельство заключалось в том, что он, как и сама Чандрис, явно был здесь чужим.

Незнакомец был далеко не так искусен в притворстве, как она. Чандрис то и дело замечала, как он совершает промахи, которых она научилась избегать уже в первый день своего появления в этой части корабля. Как правило, он ошибался в мелочах, но это были мелочи, которые истинный представитель высшего класса распознает с первого взгляда.

Чандрис начала наблюдать за ним. И обнаружила, что и он, в свою очередь, наблюдает за ней.

Сначала она решила, что это сотрудник службы безопасности «Хирруса», следящий за пассажиркой по имени Чандрис. Лалаши, которая должна была сойти на Лорелее, но так и не покинула корабль. Это предположение казалось самым логичным — особенно потому, что Чандрис до сих пор не смогла проверить, сколь успешны были ее попытки стереть свое имя из памяти бортового компьютера. В результате ей пришлось потратить несколько драгоценных ночных часов самообразования в каюте Тумза на разработку экстренных планов укрытия и бегства.

Но дни сменяли друг друга, а загадочный человек продолжал держаться на расстоянии. А если?..

Чандрис в упор посмотрела на него. На секунду их глаза встретились, и он тут же уткнулся в меню, старательно делая вид, будто бы и не думал разглядывать девушку.

Чандрис повернулась к Альберту, чувствуя, как ее внутренности стягиваются тугим узлом. Возможно, все дело в том, что этот человек лишь недавно обрел статус высшего класса. Он еще не освоился среди элиты, ему понравилась Чандрис, но он слишком застенчив, чтобы открыто проявить свой интерес. Пожалуй, так оно и есть. И даже наверняка.

Но Чандрис, как ни старалась, не могла избавиться от сковавшего ее напряжения.

Она одним глотком допила вино и поднялась на ноги.

— Мы можем уйти сейчас же? — спросила она.

В глазах Тумза мелькнуло изумление, потом его лицо вновь приняло хищное выражение.

— Разумеется, — ответил он, залпом осушая свой бокал и вставая из-за стола. Чандрис не могла сказать, достаточно ли он пьян, но в данный момент это ее не беспокоило. Ей хотелось одного — побыстрее отсюда уйти. И если на сей раз дело не ограничится тем, что Альберт облапает ее, — ничего страшного, она вытерпит.

Взяв Тумза под руку и лучась беззаботной улыбкой, Чандрис повела его к выходу из ресторана.

Склоняясь над меню и делая вид, будто бы его изучает, Коста исподтишка наблюдал за женщиной и ее спутником, покидавшими зал. «Чтоб тебе пусто было, — выругал он себя. — Ты учился не вызывать подозрений у окружающих, но с равным успехом мог бы встать, объявить себя шпионом Пакса и завалить задание!»

Он глубоко вздохнул. Успокойся. Просто расслабься. У него не было никаких оснований полагать, что та женщина хотя бы косвенно связана со службами безопасности Эмпиреи. Она не пыталась с ним заговорить, никого к нему не подсылала, а поскольку завтра полет должен был завершиться, у нее оставалось на это все меньше времени. Нет, каковы бы ни были причины ее интереса к нему, они совершенно безобидны. Может быть, он напоминал ей кого-нибудь из знакомых. Либо его манеры еще хуже, чем он полагал.

Коста еще раз вздохнул и заставил себя сосредоточиться на меню, вновь пожалев о том, что согласился путешествовать высшим классом. Причина, по которой он это сделал, казалась в свое время вполне обоснованной: поскольку большинство ученых и студентов обитают в менее роскошных отсеках корабля, пассажирам высшего класса будет труднее сообразить, что он не принадлежит к научной общественности Эмпиреи.

Во всяком случае, так подсказывала логика. Коста даже не догадывался, сколь похожи представители высшего класса во всем, что касается одежды и поведения и что он ни секунды не будет чувствовать себя среди них своим.

Он скользнул взглядом по колонке цен в меню, и его щеки залил румянец смущения. Да, все было совершенно логично… но Коста не мог отделаться от мысли, так ли уж безупречны были его расчеты. Не было ли истинной причиной его решения лететь первым классом желание уязвить Телтхорста с его занудной бережливостью?

Эта мысль пугала его, а если честно — ввергала в настоящую панику. Поскольку Коста находился на территории врага, сама его жизнь напрямую зависела от способности отвлечься от эмоций и полностью сосредоточиться на выполнении задания. Поддавшись ребяческому капризу, даже в весьма умеренной степени, он рисковал очутиться в эмпиреанской тюрьме. А то и хуже.

Официант — здесь был живой официант, не просто панель интеркома — вынырнул из-за его спины и остановился сбоку. От всей души надеясь, что на сей раз он сумеет подобрать нужные слова, Коста начал заказывать блюда.

Глава 6

— Прошу внимания, — донеслось откуда-то сверху. — Только что причалил челнок номер один. Повторяю, челнок номер один у причала. Пассажирам с билетами на челнок номер один приготовиться к посадке на борт. Экипаж «Хирруса» благодарит вас за то, что вы воспользовались нашими услугами, и надеется встретиться с вами в будущем.

«Даже не мечтай», — мысленно ответил громкоговорителю Коста, поднимая свою дорожную сумку и занимая место в очереди, которая выстраивалась у причальных ворот. Будь на то его воля, он больше никогда не полетел бы ни этим, ни каким-либо другим лайнером Эмпиреи. Женщина, которая за ним следила, и его собственное буйное воображение заставили Косту изрядно понервничать. И он поклялся, что, когда настанет время покинуть Лорелею, он отправится на частном корабле, и плевать ему на расходы.

Если, разумеется, еще раньше здесь не объявится командор Ллеши со своим «Комитаджи». Но в таком случае Коста застрянет на планете, в центре зоны военных действий…

«Буйное воображение», — выругал он себя и решительно выбросил эту мысль из головы.

Трап, соединявший «Хиррус» с челноком, казался более крутым, чем неделю назад, когда Коста двигался по нему в противоположном направлении. Иллюзия, конечно; его вновь подвела излишняя мнительность.

До конца трапа оставалось две ступени, когда Коста увидел ее.

Она сидела в первом ряду между двумя мужчинами в форме.

На короткое мгновение в мозгу Косты возникла пугающая пустота, и только инерция движения заставила его преодолеть остаток пути до посадочной платформы челнока. Форма этих мужчин отчасти напоминала одежду офицеров «Хирруса», но Коста готов был поклясться, что не видел на корабле таких мундиров. А взгляд женщины разительно отличался от тех, которыми обменивались в полете как пассажиры, так и члены экипажа. Это был жесткий, холодный, обвиняющий взор.

Итак, он был прав с самого начала. Эта женщина — агент безопасности Эмпиреи.

В первое мгновение Косту охватило неодолимое стремление бежать. Но скрыться было негде. Значит, придется вступить в бой. Коста стиснул ручки сумки, борясь с желанием бросить ее и выхватить десантный шокер, спрятанный в боковом кармане. Парализовать всех троих, прорваться в рубку управления, захватить челнок…

Огромным усилием воли он удержал сумку в руке. Заставил ноги двигаться. Проглотил застрявший в горле комок. Пока противник не вынул оружие и наручники, пока тебя не арестовали, — вновь и вновь втолковывали ему инструкторы на Сцинатре, — держись нагло и делай вид, будто бы ничего особенного не происходит. Легко говорить такое в родных стенах военной базы Пакса! Но, по мере того как сознание Косты прояснялось, он все отчетливее понимал, что у него нет другого выхода.

12
{"b":"30556","o":1}