ЛитМир - Электронная Библиотека

За спинами троицы было свободное кресло; поколебавшись лишь мгновение, Коста уселся в него. «Держись нагло, говорите? — мысленно ответил он своим наставникам. — Отлично. Я покажу вам, что такое наглость».

И только когда челнок отделился от корабля и начал спускаться на планету, Коста вспомнил еще одну рекомендацию: «По возможности занимай позицию выше либо позади противника».

Вероятно, меня натаскали лучше, чем я думал, сказал он себе.

Полет, казалось, длился целую вечность. Никто из сидевшей впереди троицы не обращал на Косту ни малейшего внимания. Можно было подумать, что они даже не догадываются о его присутствии.

Но Коста никак не мог унять свои страхи. Если эти трое не видят смысла следить за ним, нельзя исключать, что его опекают замаскированные агенты, которые могут находиться где угодно, даже за его спиной. Коста вдруг подумал, что занятая им позиций не так уж хороша. Однако ему оставалось лишь сидеть и ждать.

Наконец челнок опустился на планету и побежал по посадочной полосе, похожей на ту, которую Коста видел в космопорту Лорелеи. Судя по виду, открывавшемуся из иллюминатора, плотность транспортных потоков здесь была примерно такой же, как на Лорелее, и, как успел заметить Коста, в обоих портах космические и воздушные суда совместно эксплуатировали одни и те же площади и сооружения. Это было внове для Косты; даже в самых слаборазвитых мирах Пакса, таких, как Сцинатра, поля аэродромов и космодромов были строго разграничены. Из этого он сделал вывод, что объемы перевозок обоими видами транспорта в Эмпирее значительно уступают грузо— и пассажирообороту Пакса.

Однако, если сравнить количество планет в составе Эмпиреи и Пакса — пять против тридцати шести, — в этом не было ничего удивительного.

Челнок остановился у терминала, слегка подпрыгнув, будто на ухабе. Еще один толчок мгновение спустя ознаменовал прибытие трапа, и Коста собрался с силами, готовясь к действиям, которых могли потребовать дальнейшие события. Очередной едва заметный толчок, свист воздуха — и люк распахнулся. Вытянув из-под кресла свою сумку и сглотнув, чтобы прочистить уши, он встал и втиснулся в толпу, запрудившую проход.

Женщина и ее спутники первыми устремились к выходу; как и следовало ожидать, окружающие уступали им дорогу. Коста воспользовался удобным случаем и скользнул в образовавшийся промежуток, держась вплотную за троицей. Крепко сжимая сумку в левой руке, он спускался вслед за ними по крытому трапу, изо всех сил пытаясь унять сердцебиение.

Троица по-прежнему не замечала его. У Косты нестерпимо зудела спина, и он призвал на помощь всю свою волю, чтобы не обернуться и не посмотреть, не целится ли ему в затылок дуло пистолета. Они вчетвером поравнялись с последним поворотом, обогнули его…

Их взглядам предстали двое полицейских.

Не было никаких сомнений в том, кто эти люди, — на Эмпирее была в ходу стандартная полицейская форма, распознавать которую Коста учился на второй день своей подготовки. Не было также никаких сомнений и в том, по чью душу они явились. Они смотрели прямо на Косту, и их чуть заметные насмешливые ухмылки явно были адресованы ему.

Держись нагло. Держись нагло. Стиснув зубы, Коста заставил себя шагать им навстречу; его рука сама скользнула в карман. Пальцы Косты нащупали гладкий полуцилиндр шокера, сняли его с предохранителя…

— Итак, лейтенант, — заговорил один из полицейских, преграждая путь троице, шагавшей перед Костой, — это и есть ваш загадочный безбилетник? Недурно выглядит, вы не находите?

Косте показалось, что мир вокруг зашатался; он едва не сбил с ног людей, шедших впереди. Все же ему удалось обогнать их, не столкнувшись, и он продолжал идти вперед. На его лице, пылавшем от выброса адреналина в кровь, в равной степени отражались облегчение и растерянность. То, что происходило, не имело к нему ни малейшего отношения. Внимание представителей власти было приковано к женщине. Поэтому ее сопровождающие и не замечали Косту.

Чем дольше он об этом думал, тем понятнее становились взгляды женщины, которые она бросала ему на борту корабля. Она гадала, не является ли Коста агентом Эмпиреи.

«Ты полагал себя опытным шпионом, но вся твоя уверенность исчезла при первом признаке опасности», — подумал Коста, чувствуя себя набитым дураком. Просто удивительно, что он не поскользнулся на двух последних ступенях трапа и не сломал ногу.

Внезапно он обнаружил, что его правая рука по-прежнему стискивает оружие в кармане. Он осторожно вернул предохранитель на место и вынул ладонь. При мысли о том, что он готовился сделать, на его лбу проступили капли пота. Если бы он выхватил шокер и открыл пальбу…

«Успокойся, — велел он себе. — Супершпиона из тебя не получилось. Просто намотай это на ус и забудь».

Впереди виднелся ряд невысоких столиков, протянувшихся у дальнего края огороженного канатами пространства, в которое входили пассажиры. На Лорелее их называли таможенными постами; впрочем, как ни назови, это были контрольные пункты при выходе на территорию планеты. Проездные документы Косты были, конечно же, поддельными, и он с самого начала миссии со страхом ожидал этого момента. Но теперь, когда заряд возбуждения уже иссяк, Коста взирал на столики почти равнодушно. Оказывается, даже страх относителен. Сунув руку во внутренний карман, он достал документы…

И едва не уронил их, услышав за спиной отрывистый болезненный вопль.

Коста рывком обернулся, чувствуя, как в его кровеносную систему опять хлынул адреналин. Он мял бумаги и сумку онемевшими пальцами, борясь с отчаянным желанием выхватить шокер. Женщина-безбилетник мчалась к нему, лавируя между растерянными пассажирами с ловкостью профессионального спортсмена. За ее спиной Коста увидел полицейских, скорчившихся в мучительных позах, и еще двух мужчин, явно гнавшихся за беглянкой.

«Должен ли я ее ловить?» — машинально подумал Коста, но было уже поздно. Серебристо-голубая вспышка, дуновение ветерка с ароматом духов — и она промчалась мимо, слегка задев Косту, но этого было достаточно, чтобы выбить бумаги у него из рук.

— Эй! — невольно воскликнул Коста и быстро наклонился за документами, пока их не затоптали. Он поднял их и на мгновение замешкался…

На него наткнулось массивное тело, и, хотя бегущему удалось избежать прямого столкновения, удар получился весьма ощутимым.

— Прочь с дороги! — рявкнул он на ухо Косте. Пара рук схватила его за плечи и отбросила в сторону, отчего он лишился остатков равновесия, которое еще сохранял. Он успел выпустить сумку и выставил вперед руку, чтобы смягчить падение. Мимо промчались ноги в форменных брюках.

— Вы в порядке? — спросил другой голос. Чья-то рука подхватила его за локоть и помогла подняться.

— Ничего страшного, — отозвался Коста и увидел пассажира, которого мельком встречал на борту «Хирруса». — Спасибо.

— Не стоит благодарности. Вы, кажется, что-то уронили?

— По-моему, все цело, — вмешался другой пассажир, прежде чем Коста успел открыть рот. Он протягивал пачку документов.

— Спасибо, — сказал Коста и, взяв их, торопливо просмотрел. — Да, все на месте.

— В жизни не видел ничего подобного, — заметил первый пассажир, вытягивая шею. — В чем, собственно, дело?

— Я слышал, эта женщина летела без билета, — произнес Коста, наспех приводя в порядок свои бумаги и поднимая сумку. Запястье левой руки, принявшей на себя удар падения, немилосердно ныло, но, по-видимому, повреждено не было. — Кстати, куда она девалась? — спросил он, вглядываясь в толпу, обтекавшую их слева и справа.

— Перепрыгнула через стол таможенного контроля, — сообщил второй пассажир. — Буквально взлетела над ним, едва коснувшись рукой.

— За ней погнались двое из службы безопасности корабля, но им ее не поймать, — сказал первый. — В такой толпе она легко ускользнет.

— Особенно с той скоростью, с которой она умчалась, — заметил второй.

— Спасибо вам, — повторил Коста, отступая на шаг. — Вам обоим.

13
{"b":"30556","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Далекие миры. Император по случаю. Книга пятая. Часть вторая
Моя семья и другие звери
Тайна таежной деревни
Война миров 2. Гибель человечества
Мы своих не бросаем
Обитель
Сделай последний шаг
Волшебные миры Хаяо Миядзаки
Странная страна