ЛитМир - Электронная Библиотека

Чтобы получить свой диплом с тремя степенями, Косте пришлось шесть лет учиться в трех университетах. За эти годы он немало повидал типичных руководителей департаментов, администраторов и других бюрократов от науки. На его взгляд — возможно, несколько пристрастный, — большинство этих людей совершенно не разбирались в работе своих подчиненных либо разбирались весьма смутно. И лишь некоторые, очень немногие, хотя бы интересовались их исследованиями.

Доктор Подолак могла дать сто очков вперед лучшим из них.

Коста полагал, что она попросту проведет его по коридору в кабинет, кивая или перебрасываясь словцом с теми, кто попадется по пути. Вместо этого она тщательно и методично ознакомила его с каждой комнатой и лабораторией на этаже.

Она знала всех по имени. Она была достаточно осведомлена в сущности проводимых работ, чтобы делать замечания, задавать серьезные вопросы, подбадривать. Знакомя Косту с людьми, она сыпала сведениями о родных городах и семейном положении каждого, словно это были ее давние близкие друзья, а не просто научные работники, прибывшие сюда на ограниченный срок.

В глубине души Коста не уставал дивиться ее способности добиваться уважения подчиненных и поддерживать дисциплину, не злоупотребляя при этом властью. К тому времени, когда они добрались до конца коридора, Коста понял, что здесь имеют место более серьезные причины, чем авторитет директора.

— Мы почти закончили, — сообщила Подолак, останавливаясь перед последней дверью, в отличие от остальных, массивной на вид, со скользящим механизмом. — Что скажете?

— Впечатляюще, — совершенно искренне отозвался Коста. — И дело не только в оборудовании. — Он кивком указал назад. — Ваши люди скорее похожи на аспирантов, чем на ученых, с которыми мне доводилось встречаться прежде.

— Да, у нас отличная компания, — согласилась Подолак. — Отчасти это объясняется личными качествами людей. Ничего удивительного, ведь изучение ангелов в первую очередь привлекает идеалистов до мозга костей. Но, разумеется, нельзя недооценивать и воздействия самих ангелов.

— Разумеется, — повторил Коста внезапно онемевшими губами. Эффект ангелов. Опасное, чужеродное воздействие… и он оказался в его эпицентре.

Там, на Сцинатре, ему много рассказывали о том, как ангелы порабощают волю, перестраивают сознание руководителей Эмпиреи. Но почему-то никому и в голову не пришло объяснить, как ему самому избежать этого влияния.

Подолак повернулась к двери и приложила правую ладонь к обведенной красной рамкой чувствительной пластине.

— Потом вы спуститесь вниз и введете в компьютер отпечаток руки, — сказала она. Красная рамка стала зеленой, и дверь с шипением скользнула в сторону. — А до тех пор вас будет впускать внутрь ваш сосед по кабинету или еще кто-нибудь из коллег.

— Что там находится? — спросил Коста, хотя уже догадался об этом сам.

Подолак посмотрела на него, вскинув бровь:

— Ваш ангел, разумеется. Идемте, я покажу вам.

Она вошла внутрь. Коста глубоко вздохнул и двинулся следом.

Обстановка здесь была примерно такая же, как в другая помещениях, которые ему показывала Подолак, хотя сама комната была намного просторнее остальных. Однако расположение приборов и установок значительно отличалось. Вместо привычных рядов столы и аппараты располагались по окружностям, в центре которых находилась цилиндрическая колонна высотой по грудь. В лаборатории было несколько человек — они склонялись над книгами, компьютерами и замысловатыми на вид электронными схемами.

— Кажется, никто не занят ничем важным, — негромко произнесла Подолак, оглядывая комнату. — Идемте.

Приближаясь к колонне, Коста увидел небольшой хрустальный купол, стоявший на ее плоской вершине. Остановившись рядом с ней, Подолак повернулась и с горделивым выражением матери, показывающей своего ребенка, протянула руку в сторону купола:

— Вот он.

Смотреть было особенно не на что: лишь едва видимая искорка, даже при том увеличении, которое создавала сферическая поверхность хрусталя.

— Значит, это и есть ангел, — услышал Коста свой собственный голос.

— Да, это ангел, — подтвердила Подолак. — Как всякий посетитель Института, вы, вероятно, гадаете, можно ли его потрогать. Не стесняйтесь.

Нельзя сказать, что это был приказ… и все же Коста ощутил в ее голосе повелительные интонации. Подолак явно хотела, чтобы он прикоснулся к ангелу, оказался в зоне этого чужеродного влияния…

— Но если не хотите, вас никто не заставляет, — негромко произнесла женщина.

Коста стиснул зубы, преодолевая нерешительность и смиряясь с неизбежным. Вероятнее всего, ближайшие несколько месяцев он проведет в окружении этих существ, и, пожалуй, сейчас было самое подходящее время испытать на себе их влияние. Собравшись с силами, стараясь обострить до предела все свои чувства, он робко протянул ладонь к куполу и прикоснулся к нему.

Ничего. Никаких вспышек эмоций, ни сильных, ни слабых. Ни ощущения чужого присутствия или воздействия, ни неодолимого желания сейчас же признаться в том, что он лазутчик.

Вообще ничего.

Коста отдернул руку и бессильно уронил ее, чувствуя облегчение и разочарование одновременно. Подолак кивнула:

— Да, это обычная реакция. Воздействие ангелов отнюдь не так сильно, как полагает большинство людей.

Коста посмотрел ей в глаза:

— Не в этом ли цель вашего наглядного урока? Чтобы избавить меня от нервозности, вызванной предубеждением?

Кончики ее губ приподнялись в улыбке.

Да. В сущности, это одна из причин, по которым каждому вновь прибывшему стараются сразу предоставить возможность войти в контакт с ангелом. Мы не подчеркиваем это — люди не любят признаваться в страхах, которые не могут объяснить разумными причинами. Именно поэтому мы включаем посещение этой лаборатории в ознакомительный курс. Надеюсь, вы понимаете, какими соображениями мы руководствуемся.

— С трудом. Гораздо лучше я понимаю страхи новичков.

— Лишь очень немногие сразу ощущают нечто новое, — продолжала Подолак. На ее лбу залегла чуть заметная складка. — Вы что-нибудь почувствовали? Хоть что-нибудь?

Коста протянул ладонь и вновь прикоснулся к хрустальному куполу, потом опять отвел ее.

— Нет, — сказал он. — Ничего.

— М-да, — пробормотала Подолак. — Что ж… как я уже говорила, это обычная реакция.

— Очень жаль, что я разочаровал вас. — Коста посмотрел на купол. — У меня вопрос: что есть ангел? Субъядерная частица в центре того образования, которое все называют ангелом, либо частица в совокупности с окружающим его облаком положительно заряженных ионов?

Он смотрел в лицо Подолак, затаив дыхание. Один из наставников предложил ему задать этот вопрос, чтобы сразу создать себе репутацию фантазера, не обремененного предрассудками, способного отвлечься от фактов, знакомых каждому уроженцу Эмпиреи. Но если вопрос прозвучал не столько оригинально, сколько глупо…

— Интересный вопрос, — задумчиво произнесла Подолак. — Первый ответ, который приходит на ум, заключается в том, что ангел — это центральная частица. Однако очевидные ответы отнюдь не всегда верны. Если не ошибаюсь, до сих пор никто не пытался выяснить роль внешней ионной оболочки. Разумеется, если не считать известного факта, что частица с сильным отрицательным зарядом неизбежно притягивает множество положительных ионов. Пожалуй, этим стоит заняться. — Она склонила голову. — У вас нет такого желания?

Коста осторожно выдохнул.

— В любом случае я собирался начать с обзора имеющейся литературы, — сказал он. — Если окажется, что в этом направлении никто не работал, я мог бы попытаться.

— Вот и хорошо, — Подолак кивнула. — Сейчас мы вернемся в ваш кабинет, и я дам вам пароли доступа к базам данных.

Глава 8

Мужчина был молод, худощав и неопрятен. Его одежда пахла смазкой, с губ не исчезала кривая ухмылка. Но его голос звучал жестко и неумолимо.

— Даже не мечтай об этом, детка, — прорычал он. — У меня есть Реф, а у него есть я, и больше нам никто не нужен.

17
{"b":"30556","o":1}