ЛитМир - Электронная Библиотека

Но разве можно отстаивать эти интересы, отдавая что-либо задаром? Нет, никогда.

И совершенно неважно, что Бьяни по доброте своей предложил шахтерам услугу за услугу. Неважно даже то, что этот обмен любезностями послужит на пользу Эмпирее в целом. Главное в том, что Джоссариана послали на Ахару выполнять определенную задачу. А он ее не выполнил.

Оторвав взгляд от безмятежного лица Джоссариана, Форсайт посмотрел на сверкающий кристалл на его груди. Он помнил, что когда-то Джоссариан был одним из лучших политиков Лорелеи, отец неизменно отзывался о нем с уважением и восхищением.

Но это было еще до ангелов.

— Что ж, — заговорил Бьяни, глядя на дисплей, — на этом повестка дня исчерпана. Не желают ли собравшиеся обсудить еще какое-либо дело?

Форсайт взял себя в руки.

— Да, сэр, — сказал он. — Я бы хотел обратить внимание обоих комитетов на мой доклад о вторжении Пакса в систему Лорелеи. Поскольку данный инцидент может серьезно отразиться как на финансовой ситуации, так и объемах добычи ископаемых, — торопливо добавил он, предвидя возможные возражения, — то, как мне представляется, объединенный комитет мог бы, по крайней мере, ознакомиться с положением вещей.

На мгновение за столом воцарилась атмосфера неловкости. Но Бьяни оставался невозмутим.

— Я ознакомился с вашим докладом, господин Форсайт, — сказал он. — И с вашими выводами тоже. Даже если отвлечься от вопроса о том, входят ли подобные вопросы в компетенцию нашего собрания, мне кажется, что вы принимаете случившееся слишком близко к сердцу.

Форсайт посмотрел на него с удивлением.

— Слишком близко к сердцу? Не желая показаться невежливым, господин Бьяни, я тем не менее нахожу крайне маловероятным, что Пакс бросил все эти корабли против Лорелеи из чистого озорства.

— «Все эти корабли» — расплывчатое понятие, господин Форсайт, — умиротворенно произнес Бьяни. — Три корабля за две недели вряд ли можно назвать флотом вторжения.

— Наращивать численность флота имеет смысл только в том случае, когда есть уверенность в победе, — возразил Форсайт. — К тому же Пакс вряд ли пожертвовал бы тремя судами, не рассчитывая получить взамен нечто равноценное. Они что-то замышляют… и, по-моему, их цель — не что иное, как разведка перед агрессией.

— Насколько я могу понять, ваше мнение разделяет бывший офицер СОЭ, коммандор Пирбазари, — проворчал Родрес, представитель Садхаи, нажимая клавиши своего компьютера. — Я вижу, он является соавтором доклада.

— Да, — ответил Форсайт. — И, надеюсь, его опыт и репутация, а также осведомленность в военных вопросах более весомы для Верховного Сената, чем мои.

— Никто из нас не сомневается в достоинствах коммандора, — сказал Бьяни. — Кстати, и в ваших тоже. Все дело в том, что, как нам кажется, вы оба упустили из виду важнейшее обстоятельство.

— А именно?

— То, что Паксу не по силам покорить Эмпирею, — негромким, но уверенным голосом произнес Бьяни. — И они это сознают.

Форсайту пришлось сделать над собой усилие, чтобы разжать стиснутые зубы.

— Вы забываете, что первым из кораблей, которые они прислали за две истекшие недели, был «Комитаджи», — сказал он. — Это чудовище вполне способно в одиночку захватить Лорелею.

— И где он теперь? — Бьяни пожал плечами. — «Комитаджи» не успел нанести выступившим против него кораблям СОЭ ни малейшего ущерба. Его выдворили из системы.

— Это не победа, а всего лишь отсрочка, — бросил Форсайт. — Обратитесь к истории, господин Бьяни. Никто и никогда не отказывается от притязаний на чужие территории только потому, что овладение ими требует времени и усилий.

— Я знаю историю, господин Форсайт, — с чуть заметным напряжением в голосе отозвался Бьяни. — Возможно, когда-то в прошлом Пакс действительно жаждал территориальных приобретений. Но теперь все изменилось. Теперь его интересует только выгода.

— Вы не общались с Паксом напрямую, — негромко сказал Джоссариан. — А нам довелось, и мы поняли психологию его обитателей. Они любят деньги; любят настолько, что финансы стали краеугольным камнем их политики. Лидеры Пакса полностью отдают себе отчет в том, что захват Эмпиреи принесет им больше убытков, чем прибыли.

— Традиционная тактика ведения военных действий несовместима с гиперпространственными ускорителями, — вмешался Хаммура, Сенатор от Серафа. — Мы словно одна из древних народностей, которые еще до появления самолетов обитали в горах, куда ведут лишь узкие тропы. Очень легко обороняться и чрезвычайно трудно нападать.

— Разумеется, лидеры Пакса что-то замышляют, — сказал Бьяни. — Они пытаются вывести нас из равновесия, запугать и вынудить к уступкам. — Он посмотрел Форсайту в глаза. — Но они не добьются успеха, потому что на нашей стороне сила, которую Пакс никогда не сможет понять, — наше единство. Между нами не существует противоречий; нам неведомы распри и зависть, которые они могли бы усугубить и использовать в своих целях. Единство целей, помыслов и чувств.

— И это все благодаря ангелам, — с горечью пробормотал Форсайт, понимая, что потерпел поражение.

— Совершенно верно. — Бьяни кивнул, улыбаясь. — Это поворотный пункт в развитии человечества, господин Форсайт. Вы знакомы с историей по книгам. Теперь вы можете собственными глазами увидеть, как она творится. — Он обвел взглядом стол. — Какие еще будут вопросы?

Настройка компьютерной системы затянулась допоздна, но к половине двенадцатого ночи Форсайт наконец подключился ко всем информационным сетям и официальным каналам, готовясь приступить к изучению ангелов и Ангелмассы.

В этот долгий вечер он не раз говорил себе, что, возможно, пропаганда Пакса была на самом деле правдивой. Нельзя было исключать, что ангелы действительно превратили лидеров Эмпиреи в нелюдей. Форсайт не знал этого наверняка. Он был уверен лишь в том, что, каковы бы ни были причины, члены Верховного Сената утратили способность отстаивать важнейшие интересы своих народов. Быть может, даже само их выживание.

И эти люди намеревались наводнить ангелами всю Эмпирею.

Откинувшись на спинку кресла, Форсайт набрал команду, запуская тестовый прогон своей новой системы. Где-то там, в потоке научных данных об ангелах, должны были скрываться сведения, которые помогут ему остановить это ползучее вторжение.

Ему лишь оставалось надеяться, что он не опоздал.

Глава 12

— Первая из наук, которые ты обязана усвоить, — сказала Орнина, подходя к столу с обеденными подносами в руках, — это то, что терпение для охотника за ангелами — не просто достоинство, а железная необходимость.

— Я уже начинаю это понимать, — отозвалась Чандрис, принимая свой поднос.

И тут же чуть не уронила его, услышав очередной зловещий треск, разнесшийся по кораблю где-то за ее спиной. Казалось, проклятая посудина вновь и вновь разваливается на части…

«Кр-рак!»

— Что же это такое? — проворчала она, морщась от боли в прикушенном языке. — Неужели эти звуки будут постоянно преследовать нас?

— Да, пока мы находимся вблизи Ангелмассы, — ответила Орнина, размешивая сахар в чае. — Остается лишь напоминать себе, что они совершенно безвредны. — Женщина посмотрела на Чандрис поверх чашки. — И скажи спасибо, что ты их слышишь, — мрачным тоном добавила она. — Треск гамма-разрядов исчезает только в том случае, когда электроника корабля серьезно повреждена.

— Постараюсь запомнить, — пробормотала Чандрис, подпустив в свой голос больше сарказма, чем хотела. Послышалось очередное «кр-рак!»…

«Успокойся», — велела она себе, гадая, что с ней приключилось. Она провела в погоне за добычей всего полдня и уже готова была мчаться прочь во все лопатки.

Точнее, была бы готова, имей она такую возможность. Здесь, в миллионах километров от Серафа и иных миров бежать было некуда.

Что же ее тревожит? Отсутствие путей к бегству?

— Прошу прощения, если наша кормежка тебе не по нраву, — сказала Орнина.

28
{"b":"30556","o":1}