ЛитМир - Электронная Библиотека

— Прием информации закончен, — сообщил связной офицер. На тактическом дисплее появились линии очередной группы ракет, помчавшихся к обороняющимся судам. — Передаю копию кокону.

Позади осажденных кораблей возникли еще восемь таких же судов, прятавшихся до сих пор за астероидами. Они сразу начали перестраиваться, образуя тетраэдры.

— Пускайте кокон по моей команде, — распорядился Ллеши, напряженно следя за второй волной «Суперястребов», подбиравшихся к целям. Если эмпиреанцам удалось раскодировать сигналы подрыва, эти ракеты сдетонируют намного ближе к «Комитаджи», чем предыдущие…

Разом вспыхнули двенадцать взрывов… и, окруженный ярким светом, пламенем и разлетающимся облаком осколков, «Комитаджи» на мгновение скрылся от глаз противника.

— Запустить кокон! — отрывисто приказал Ллеши.

«Комитаджи» даже не дрогнул — он был слишком массивен, но коммодору показалось, что он почувствовал тупой удар устройства взрывного выброса, которое вытолкнуло свой груз из шестого шлюза.

— Пошла третья волна «Суперястребов»! — крикнул Кэмпбелл.

— Запускайте первых «Гарпий». Стандартный боевой порядок минус одна ракета.

— Понял вас. «Гарпии» пошли!

На тактическом экране помимо двенадцати траекторий «Суперястребов» появились еще пятнадцать, расходясь от «Комитаджи», словно распускающийся экзотический цветок на покадровой убыстренной съемке. Среди них почти затерялась крохотная точка, лениво удалявшаяся от правого борта корабля.

— Крутой маневр! — приказал Ллеши. — Уводите фокус ускорителя от кокона!

Штурвальный подчинился, и коммодора отбросило к подлокотнику кресла. Плазменные облака и осколки ракет закрывали обзор эмпиреанским кораблям. Они заметили маневр и отреагировали на него лишь секунды спустя, и тут же начали рваться «Гарпии».

— Они расшифровали коды «Гарпий», — сказал Кэмпбелл. — Вторая волна готова.

— Начинает формироваться фокальный эллипсоид, — доложил рулевой. — Пять секунд… четыре…

— Задержите старт «Гарпий», — приказал Ллеши. Даже если Джереко еще не ускользнул от противника, не было смысла тратить дорогостоящие ракеты, устраивая безобидный фейерверк. — Приготовиться к ускорению!

Как всегда, заскрежетала оболочка, и звезды исчезли.

Ллеши автоматически отсчитывал секунды; но, едва он начал, звезды появились вновь. Звезды и тускло-красное солнце, едва видимое у края экрана.

Коммодор перевел дух. Это была заключительная фаза операции, и она также прошла успешно.

— Всем покинуть боевые посты, — приказал он. — Определить координаты корабля и начать поиск кокона.

— Координаты вычислены, коммодор, — торопливо произнес навигатор. — Мы в пятидесяти четырех и семи десятых светолет от системы Лорелеи и в ста тридцати миллионах километров от местного солнца.

— В пределах ближней зоны сканирования кокон не обнаружен, — доложил командир поисковой группы. — Перехожу на среднюю дальность, но, похоже, кокон прошел чисто.

— Отлично. Придайте кораблю вращение и прикажите инженерам начать сборку ускорителя.

В рубке раздался сигнал предупреждения об окончании невесомости; едва гигантский корабль получил вращательное движение, Ллеши повернулся к Телтхорсту:

— Надеюсь, теперь вы понимаете, почему «Комитаджи» ничто не угрожало.

Адъютор вперил в него жесткий взгляд.

— Еще двести миллионов километров — и вам не пришлось бы злорадствовать, — заметил он. — Наш вектор мог пройти сквозь эту звезду, и мы были бы мертвы.

— Согласен. — Ллеши кивнул. — Думаю, именно поэтому эмпиреанцам потребовалось так много времени, чтобы избавиться от нас. Они реконфигурировали поле очень быстро и с ювелирной точностью.

Телтхорст рассматривал тусклое солнце на экране.

— Они, верно, рассчитывали ошеломить нас своим мастерством.

Ллеши пожал плечами.

— Я зауважал их. А вы?

Адъютор повернулся к нему, презрительно кривя губы:

— Уважать людей, дух которых ослаблен настолько, что им не хватило решимости уничтожить нас даже в порядке самообороны? Вы слишком впечатлительны, коммодор.

— Вряд ли, — возразил Ллеши, чувствуя, как в нем понемногу закипает гнев. — Эмпиреанцы рисковали своей жизнью, Адъютор, и не стройте на этот счет никаких иллюзий. Если бы «Суперястребы» накрыли корабли противника, их не спасли бы даже корпуса из пресловутого слоистого металла Эмпиреи. Они проявили редкостную отвагу.

Выражение лица Телтхорста не изменилось… но Ллеши вдруг почувствовал, как от него повеяло холодом.

— Открытое восхищение оппонентом считается одной из самых действенных уловок дипломатии, — негромко произнес Адъютор. — Но военных это не касается. Не забывайте, коммодор: нам противостоят не люди, а человекообразные существа, подпавшие под влияние чуждого разума. А это совсем другое дело.

— Я понимаю, кто наш враг, — сказал Ллеши, продолжая сдерживать ярость. — Но не для того ли мы явились сюда, чтобы освободить наших сородичей от власти коварных ангелов?

У губ Телтхорста залегли жесткие складки.

— Не пытайтесь высмеять меня, коммодор, — предостерег он. — Быть может, я не способен разделить ваше восхищение солдатами Эмпиреи. Но именно я настоял на том, чтобы «Комитаджи» снарядили полным комплектом штурмовиков и ракет «Адский огонь».

Ллеши хотел выругаться, но слова застряли у него в горле. Он надеялся, что в сумятице боя Телтхорст забудет о варианте «бета». Однако Адъютор не только помнил о нем, но и нашел время ознакомиться с подробностями этой фазы операции.

— Мое задание состоит в том, чтобы усмирить Эмпирею и вернуть ее под защиту Пакса, — процедил коммодор. — Я сделаю все, чтобы подготовить команду к любым неожиданностям, которые могут возникнуть при выполнении этого задания.

— Отдаю должное вашей прозорливости, — сказал Телтхорст. — Только не забывайте, что цель нынешней миссии — усмирить. Усмирить, а не уничтожить.

— Я помню, — проворчал Ллеши. Разумеется, ни о каком уничтожении не могло быть и речи. Уже от одной мысли об утрате чего-либо, имеющего материальную ценность либо способного такую ценность создать, всякого Адъютора бросало в холодный пот. — Позвольте, в свою очередь, напомнить вам, что именно по этой причине из всех предложений Отдела специальных операций был выбран именно вариант с внедрением Джереко. Если его не поймают, он сможет поставлять нам ценные сведения об ангелах.

Телтхорст усмехнулся:

— Разумеется, его поймают. Не в том ли сама суть замысла, чтобы его поймали?

Ллеши нехотя кивнул, чувствуя себя неуютно. Опасность была ему не внове, он не раз посылал людей на самоубийственные задания. Однако до сих пор это были военные, знавшие, на что они идут, и имевшие наилучшие шансы для выживания. Но только не гражданские, прошедшие восьминедельный курс подготовки.

И, уж конечно, не зеленые юнцы, которым с самого начала беззастенчиво лгали относительно их истинного предназначения.

Телтхорст несколько секунд задумчиво смотрел на коммодора.

— Пожалуй, мне потребуется копия сообщения, полученного из системы Лорелеи.

Ллеши поймал взгляд Кэмпбелла и кивнул. Тот, не говоря ни слова, подошел к Адъютору и протянул ему цилиндр с записью.

— Спасибо, — сказал Телтхорст, поднимаясь. — Если я буду вам нужен, коммодор, ищите меня в каюте. — Он подошел к подъемной платформе мостика и остановился. — Кстати, будет нелишне тщательно изучить эту систему, — бросил он через плечо. — Поскольку нам в любом случае придется оставить действующий ускоритель, надо посмотреть, не найдется ли здесь что-нибудь стоящее.

— Благодарю вас, — ответил Ллеши. — Я знаю правила.

— Вот и хорошо. — Телтхорст обвел мостик рассеянным взглядом, словно напоминая офицерам, что операцией руководит именно он, потом спустился на нижнюю палубу рубки и ушел.

«Ублюдки, — подумал Ллеши. — Хладнокровные мерзавцы, все, как один». Он вновь повернулся к своему пульту и отстучал команду, требуя отчет инженерной службы. Строительство малого ускорителя уже началось и, по предварительным расчетам, должно было завершиться через пять дней.

3
{"b":"30556","o":1}