ЛитМир - Электронная Библиотека

Чандрис стиснула зубы. «Не думай об этом и не распускай сопли», — велела она себе. В конце концов, догадка — это всего лишь догадка. И разве Ханан не говорил, что ангелы по сути своей пассивны?

Внезапно она поняла, в чем ее главная трудность. Она почти ничего не знала об ангелах. А то, что знала, ей рассказали Девисы. Ей требовалась дополнительная информация.

— Где содержат корабль Института Ангелмассы, который вы показывали мне? — спросила она. — Вместе с другими охотниками?

Ханан посмотрел на нее с легким удивлением.

— Да, его ангар находится у юго-восточной окраины взлетной полосы, — ответил он. — А что?

— Я подумала, что мне было бы неплохо побольше узнать об ангелах, — сказала Чандрис. — Особенно если я собираюсь помогать вам охотиться на них.

— В таком случае тебе нужен не столько корабль, сколько сам Институт, — посоветовал Ханан. — Он находится в восточной части Шикари-сити, на Сотой Сан-авеню «Ю». На первом этаже установлены справочные терминалы, доступные для публики. Там ты можешь узнать все, что требуется. Если хочешь, съезди туда сегодня же, как только мы доставим на корабль обмотки.

Чандрис замялась. Чем быстрее она покончит с этим делом, тем лучше.

Но она подумала, что Орнина, верятно, беспокоится о том, сумеет ли Ханан в одиночку управиться с монтажом.

— Спасибо, — сказала она Ханану. — Но я лучше останусь с вами и посмотрю, как вы будете устанавливать обмотки. Мне еще очень многое нужно узнать об устройстве «Газели».

Ханан искоса посмотрел на нее, и Чандрис поняла, о чем он думает. Девушку ищет полиция, и она не решается показаться на людях одна.

— Как скажешь, — произнес он. — Когда соберешься туда поехать, позови меня или Орнину. Мы научим тебя заказывать такси компании Габриэля.

— Спасибо, — повторила Чандрис и решила в ближайшие дни съездить в Институт.

И уж потом она подумает, возвращаться ли ей на корабль.

Глава 15

Из открытого люка послышался голос Язона:

— Джереко?

Коста поднял глаза, стараясь двигать головой как можно поаккуратнее, чтобы та не отвалилась.

— М-м-м? — промычал он, пытаясь сообразить, выглядит ли он так же плохо, как чувствует себя.

Выражение лица Язона не оставляло в этом ни малейших сомнений.

— Насколько я понимаю, — сказал он, — твой опыт полетов в невесомости весьма ограничен.

Он буквально напрашивался на ответную колкость, но Коста был слишком измучен, чтобы обращать внимание на издевки.

— Твое утверждение весьма близко к истине, — сказал он.

— Угу, — Джази кивнул. — Быть может, тебя несколько успокоит то, что на обратном пути кораблю, вероятно, придадут вращательное движение. К сожалению, это невозможно сделать по дороге к Ангелмассе — было бы загублено слишком много экспериментов. — Язон посмотрел на часы, и у него на лбу проявилась складка. — Странно. Лекарство, которое ты принял, уже давно должно было подействовать.

— Оно подействовало, — ответил Коста. — По крайней мере, начало действовать. Меня уже не так тошнит, как прежде.

— Ага. Прекрасно. — Язон пристально посмотрел на него. — У тебя, вероятно, очень редкий тип метаболизма, иначе ты уже был бы в порядке.

«Если бы ты только знал, какой у меня редкий метаболизм», — подумал Коста. Но он определенно чувствовал себя лучше и поправлялся с каждой минутой.

— Сколько еще до Ангелмассы? — спросил он.

— Минут двадцать, — ответил Язон. — Я имею в виду, до внутренней сферы. Во внешнюю сферу мы попали, как только покинули ускоритель.

— Знаю. — Коста никак не мог упустить момент вхождения в зону излучения Ангелмассы; щелчки электронных устройств, вызванные гамма-помехами, слышались вполне отчетливо. И отнюдь не казались совсем уж безобидными. — Эта станция, «Ангелмасса-Центральная», она находится там постоянно?

— Разумеется, — Джази кивнул. — Иначе и быть не может, ведь охотники прибывают и улетают круглые сутки, а значит, сеть и ускоритель должны действовать непрерывно.

— Ими управляют люди?

— Да, как правило; хотя главной задачей персонала является оказание помощи кораблям-охотникам в случае аварий. На станции хватает автоматики, чтобы она при необходимости действовала сама по себе. Вдобавок ее основные системы можно включать и отключать с Серафа.

Коста кивнул, подумав о людях, которые недели и месяцы проводят в поле радиации квантовой черной дыры, хотя бы даже и во внешней его сфере. Только для того, чтобы уберечь их от смертоносного излучения, требовались поистине невероятные технологии. Неудивительно, что лазеры и плазменные пушки «Комитаджи» оказались бессильны нанести кораблям Службы обороны Лорелеи сколь-нибудь значительные повреждения.

— Треск гамма-разрядов, наверное, сводит их с ума, — пробормотал он.

Язон улыбнулся.

— Ты к ним привыкнешь. И к невесомости тоже. Насколько я вижу, тебе уже лучше.

— Да. — Коста кивнул. — Эта штука действует не сразу, но уж потом боль отступает практически мгновенно.

— Мы, работники Института, получаем все самое лучшее, — ответил Язон. — Ты в силах подняться и осмотреть установки?

— Конечно. — Коста осторожно отстегнул привязные ремни и, взмыв в воздух, поплыл по каюте. Как только он поравнялся с Язоном, тот подхватил его под руку и ловко вытолкнул в люк. — До сих пор у меня не было случая спросить, проводите ли вы какие-нибудь эксперименты, — сказал Коста, вместе с ним пробираясь по коридору.

Язон покачал головой.

— Лично я пока не у дел, хотя руководитель моей группы уже работает. Большинство моих опытов куда легче поставить в институтских лабораториях. — Он улыбнулся, и его лицо приняло мечтательное выражение. — Я отправился в полет в основном для того, чтобы взглянуть на Ангелмассу.

— Весьма рискованное желание, — пробормотал Коста.

— Ну, я не имел в виду, что стану наблюдать за ней невооруженным глазом; но даже через пятнадцать фильтров она выглядит потрясающе. Нам сюда.

Они остановились у люка с надписью «Аналитическая лаборатория правого борта». Язон прикоснулся к чувствительной пластине, люк скользнул в сторону, и они вплыли внутрь.

Лаборатория выглядела весьма впечатляюще. По обе стороны длинного узкого помещения на всю его длину протянулись ряды дисплеев и научного оборудования. Примерно три десятка человек плавали в воздухе, настраивая аппаратуру, делая записи или просто наблюдая. Сквозь гул охлаждающих вентиляторов и криогенных насосов слышались приглушенные голоса, каждые несколько секунд прерываемые треском гамма-разрядов.

— Такое чувство, будто они полностью разорили свои лаборатории и перетащили все установки сюда, — заметил Коста.

Язон усмехнулся.

— Это еще пустяки, — сказал он. — В некоторых рейсах здесь буквально не протолкнуться.

— Могу себе представить, — сухо отозвался Коста. Его внимание привлекло огромное устройство у дальней стены — большой сферический контейнер, оплетенный проводами и металлическими кольцами. — А это что за штука? — спросил он.

— Ах, это, — произнес Язон. — Детектор распада ангелов конструкции доктора Ярди. Один из трех аппаратов, постоянно находящихся на борту. Одним небесам ведомо, как их собираются вынимать из корабля и когда они наконец выполнят свое предназначение…

— Минутку, — перебил Коста. — Детектор распада ?

Да. — Язон кивнул. — Доктор Ярди принадлежит к числу противников Аккхи — он до сих пор считает, что ангелы — всего лишь метастабильные субатомные частицы. Если его теория верна, ангелы со временем распадаются на группы иных субатомных частиц, а эта установка должна зафиксировать их появление.

— Не проще ли поместить ангела в институтской лаборатории и наблюдать за ним там?

— Такой же прибор работает и в Институте, — сказал Язон. — Но этот эксперимент требует длительного времени. По теории Ярди, период полураспада ангела составляет пятьдесят тысяч лет. Я слышал, он хотел пустить в ход целое полчище ангелов, чтобы ускорить процесс, но директор Подолак была вынуждена отказать ему.

36
{"b":"30556","o":1}