ЛитМир - Электронная Библиотека

— Прежде чем публиковать эти данные, нужно тщательно их изучить, — осторожно произнес он. — Убедиться, что мне не почудилось то, чего нет.

— Вздор! — Язон фыркнул. — Чего ты боишься — выставить себя глупцом? Никому нет до этого дела. — Он поднял руку. — Да, да, я помню — ты здесь новичок. И только ради твоего спокойствия даю тебе три дня. Гоняй цифры взад и вперед, проверяй каждую запятую, но, если через трое суток ты не напишешь статью, я сделаю это сам. Договорились?

Коста помедлил. У него не было выбора. Вдобавок, если его находка заставит эмпиреанцев относиться к ангелам хоть чуть-чуть осторожнее, игра стоит свеч.

— Договорились.

— Вот и хорошо. — Язон повелительно взмахнул рукой. — И не сиди сиднем, принимайся за дело. Все научное сообщество Эмпиреи ждет твоих результатов.

— Угу, — пробормотал Коста. — Сгорает от нетерпения.

— Я сказал это, чтобы подбодрить тебя, — произнес Язон. — Да не волнуйся ты так! Даже если ты ошибся, никто тебя не повесит за это.

Коста зябко поежился. Если бы они знали!

Глава 16

Орнина оторвала взгляд от схемы, и на ее лице отразилось изумление.

— Останови меня, Чандрис, если я уже это говорила, но ты — настоящее чудо. Неужели ты и впрямь никогда не занималась подобными вещами?

Чандрис покачала головой, зардевшись от похвалы. Ей было очень неловко вновь и вновь выслушивать одни и те же слова. Она смущалась и чувствовала себя донельзя глупо.

Но она была вынуждена признать, что в глубине души ей приятно.

— Никогда — вплоть до прошедшей недели, — ответила она. — Просто вы отличный учитель.

— Жалкая лесть, — твердо произнесла Орнина. — Очень любезно с твоей стороны, и тем не менее ты преувеличиваешь мои заслуги. — Она повернула голову и посмотрела на монтажный стол девушки. — Кажется, это были два последних блока. Чем бы еще тебя занять?

Чандрис откашлялась.

— Откровенно говоря, я хотела бы отпроситься на пару часов. Мне нужно в Шикари-сити.

— Конечно, поезжай, — ответила Орнина. — Ханан научил тебя вызывать такси?

— Да, но я, пожалуй, пройдусь. Порой у меня возникает чувство, что за все время пребывания на «Газели» я провела на открытом воздухе от силы десять минут.

— Жизнь охотника не сахар, — невозмутимо подтвердила Орнина. — Но могу тебя успокоить: у нас не всегда так много хлопот. Дело в том, что у «Газели» вот-вот подойдет срок освидетельствования, и мы должны поспешить с регламентными работами. Тем самым мы сбережем время и деньги.

— Понимаю, — сказала Чандрис. — Я не задержусь надолго.

— Я тебя не тороплю. И все же возьми с собой телефон — возможно, нам потребуется связаться с тобой. — Орнина задумчиво наморщила лоб. — Мы не собираемся вмешиваться в твои дела, но… стоит ли тебе бродить по улицам, ведь твои… э-э-э… неприятности с «Хиррусом» произошли совсем недавно.

Чандрис и сама думала об этом. Но ангелы занимали ее мысли уже больше недели; она чувствовала себя весьма неуютно оттого, что не знает, что ей предстоит. Ей требовалось куда больше информации, чем содержала библиотека «Газели», и она была намерена раздобыть эти сведения.

— Не могу же я прятаться вечно, — сказала она Орнине и шагнула к выходу, не желая ввязываться в спор. — Не беспокойтесь, у меня большой опыт, я умею маскироваться. Вернусь через пару часов.

— Хорошо, — сказала Орнина ей вслед. — И не забудь телефон.

Прогулка быстрым шагом до городской черты Шикари-сити отняла четверть часа, и еще десять минут потребовалось, чтобы добраться до громадины из стекла и камня, которая значилась на картах «Газели» как Институт изучения Ангелмассы. Чандрис обошла его по периметру, пока не обнаружила дверь, и вошла внутрь.

— Терминалы публичной информации? Они вон там. — Девушка, сидевшая за столиком, указала на широкие ступени, ведущие к длинной комнате, в которой тянулись ряды кабинок с невысокими перегородками. Почти половина из них были заняты. — Надеюсь, вы знаете идентификационный пароль своего корабля? — добавила она, окинув взглядом комбинезон посетительницы.

— Разумеется, — машинально отозвалась Чандрис. Преодолев две ступени лестницы, она с опозданием сообразила, что здесь негде уединиться, а значит, она не сможет пустить в ход привычные способы проникновения в компьютеры.

Поднявшись еще на две ступени, она вдруг поняла, что на сей раз в этом, к счастью, нет нужды. Позвонив Орнине, она выяснила пароль и углубилась в работу.

Но уже сорок минут спустя увидела, что проделала это путешествие понапрасну.

— Могу ли я чем-нибудь вам помочь? — Девушка за столиком улыбнулась.

— Надеюсь, — сказала Чандрис, отвечая ей самой беспомощной и растерянной улыбкой из своего репертуара. — Я пыталась отыскать кое-что из специальных сведений по ангелам, но не увидела их в ваших файлах. Быть может, для этого требуется особый допуск или пароль?

— Вряд ли, — ответила девушка. — Почти всю информацию об ангелах, предоставляемую общественными терминалами, можно почерпнуть из передач новостей и образовательных программ.

— Но ведь где-нибудь должны быть и другие файлы, — настаивала Чандрис. — Вы ведь изучаете ангелов днями напролет.

— Порой даже ночами, — с усмешкой произнесла девушка. — Однако большинство проводимых работ находятся на промежуточной стадии. Они становятся достоянием общества только после того, как ученые проверят все как следует. Иначе неизбежны столкновения мнений, исследователям приходилось бы опровергать свои собственные выводы, и воцарилась бы сумятица.

— Понимаю, — произнесла Чандрис с жалобной ноткой в голосе. — Но я не общество. Я член экипажа корабля-охотника. Нет ли… ну, скажем, какой-то особой процедуры, с помощью которой мы могли бы получить сведения, необходимые для обеспечения безопасности нашего труда?

Девушка задумчиво нахмурилась. Она явно сочувствовала Чандрис — об этом свидетельствовали ее поза и выражение лица. Вопрос был только в том, может ли она чем-нибудь помочь. Чандрис помалкивала, предоставив решать ей самой.

— О том, чтобы допустить вас к центральной базе данных, не может быть и речи, — сказала наконец девушка. — Однако… — Она бросила взгляд поверх плеча Чандрис и помахала кому-то рукой.

Чандрис напряглась всем телом, борясь с желанием оглянуться. Если собеседница опознала ее и подзывает охранника, то лучшее, что она могла сделать, — это напустить на себя невинный вид и притвориться, будто не сознает грозящей опасности. На столике девушки красовался декоративный кристалл размером с кулак; сместившись на несколько сантиметров, Чандрис могла его схватить.

— …может быть, один из наших сотрудников сумеет удовлетворить ваше любопытство.

— Это было бы замечательно, — отозвалась Чандрис, стараясь говорить ровным голосом и смотреть девушке прямо в глаза. Она все еще не могла исключить, что ее заманивают в ловушку, но если так, значит, ее собеседница — очень хорошая актриса. Шаги за спиной звучали совсем близко; Чандрис осторожно повернулась…

И замерла. Вопреки ее ожиданиям, приближавшийся мужчина отнюдь не был охранником.

Дела обстояли куда хуже — это был молодой человек из космопорта. Тот самый, которого она хитростью вынудила провести себя мимо полицейских.

«Проклятие, — подумала она, поспешно отворачиваясь к столу в надежде скрыть свое лицо. — Будь все трижды и четырежды проклято! Если он ее вспомнит…»

Он вспомнил. Шаги за спиной Чандрис замедлились, потом и вовсе остановились. Чандрис вперила взгляд в девушку за столиком, дожидаясь, когда та заподозрит неладное.

— Господин Джереко, наша гостья летает на корабле-охотнике. Она интересуется ангелами. Я увидела, как вы поднимаетесь наверх, и подумала, что, может быть, у вас найдется несколько минут, чтобы побеседовать с ней.

— Ясно, — после едва уловимой заминки отозвался мужчина. Ошибки быть не могло — это его голос. — Что ж, пожалуйста. Мисс… э-э-э?..

Чандрис скрипнула зубами.

39
{"b":"30556","o":1}