ЛитМир - Электронная Библиотека

Первым побуждением Косты было все отрицать. Но, посмотрев в эти глаза…

— Все, что мне нужно от вас и от Девисов, — это возможность добраться до Ангелмассы, — негромко сказал он. — И ничего больше.

Несколько секунд Чандрис молча смотрела на него. Ее лицо по-прежнему ничего не выражало.

— Там видно будет, — сказала она наконец и двинулась было к люку, но остановилась. — Кстати, вы были правы, — бросила она через плечо. — Вчера вечером я пролистала бортовой журнал «Газели». В течение последних шести месяцев на поимку одного ангела уходит в среднем трое суток, хотя компания Габриэля при определении расценок по-прежнему исходит из четырех.

Косте потребовалась секунда, чтобы уразуметь смысл ее слов.

— Забавно, — пробормотал он. — Быть может, этот прирост хотя бы отчасти объясняется техническими усовершенствованиями?

Чандрис покачала головой, не поворачиваясь к нему.

— Девисы уже больше года не обновляли свое оборудование. В сущности, дело обстоит еще хуже — многие из их старых устройств давно требуют замены. Я подумала, что вам будет интересно это узнать. — Она скрылась в люке.

Коста смотрел ей вслед, чувствуя, как по его спине разливается холодок. Итак, это не просто игра его воображения в совокупности с лукавыми цифрами статистики. Ангелмасса действительно испускает все больше ангелов.

Неделю назад он бы тихо порадовался тому, что его гипотеза нашла еще одно подтверждение. Но теперь, вспоминая о теориях Ханана…

— Плевать, — проворчал он, досадуя сам на себя. Он ученый и решает задачу, имеющую чисто научное значение. Ее следствиями, если таковые будут, пусть занимаются другие.

Легко опустившись на колени в слабом поле тяжести, он начал собирать инструменты, пытаясь отмести свои безотчетные страхи.

Глава 21

К тому времени, когда Чандрис добралась до рубки управления, искусственная сила тяжести практически исчезла. Она с мимолетным удивлением отметила, что Орнина находится там одна и сидит у пульта в кресле, которое обычно занимал ее брат.

— Где Ханан? — спросила девушка, направляясь к своему месту.

— Садись сюда, — велела ей Орнина, указывая на кресло второго пилота. — Поступил сигнал о неисправности топливного насоса маневрового двигателя; Ханан пошел посмотреть, что там и как.

Чандрис недовольно кивнула. Еще одно свидетельство того, с какой быстротой «Газель» разваливается на части.

— У нас есть запасные насосы? — спросила она.

Орнина посмотрела на нее с притворным удивлением:

— Хочешь сказать, ты до сих пор не вызубрила нашу инвентарную ведомость?

— Я была занята, — ответила Чандрис, старательно изображая уязвленную гордость. — Я остановилась на букве М и еще не дошла до насосов.

Орнина улыбнулась:

— Запасной агрегат у нас имеется. Но успеет ли Ханан смонтировать его, прежде чем мы достигнем Ангелмассы, — совсем другой вопрос.

Чандрис надула губы.

— Если потребуется, можно поручить это Косте.

— Умелец?

Девушка пожала плечами:

— Во всяком случае, он знает, за какой конец держать отвертку.

Зажужжал интерком.

— Орнина? — раздался голос Ханана. — Выключи питание блока АА-57-С. Я хочу подобраться к кабелю и остаться при этом в живых.

— Хорошо. — Орнина отстучала команду. — Готово.

— Вам нужна помощь, Ханан? — спросила Чандрис. — Я могла бы спуститься вниз и…

— Не надо, я все сделаю сам, — заверил ее Ханан. — Насос можно исправить, но это займет больше времени, чем я рассчитывал. Кстати, если уж речь зашла о времени — долго ли до ускорителя?

— Еще несколько минут, — ответила Орнина. — Там застрял корабль снабжения, прибывший с «Центральной», поэтому возникла заминка.

— Как всегда, — заметил Ханан. — Ладно, держи меня в курсе.

— Дайте знать, если потребуется помощь, — добавила Чандрис.

— Вряд ли, но все равно спасибо. — Интерком выключился. Чандрис повернулась к Орнине…

Увидев лицо женщины, она поперхнулась.

— Вам плохо?

Орнина посмотрела на нее, безуспешно пытаясь справиться со своим лицом.

— Все в порядке, — ответила она. Внутренности девушки стянулись тугим клубком.

— Что-то с Хананом? — спросила она. — Ему хуже? Орнина устало покачала головой.

— Иначе и быть не может, — сказала она. — У него прогрессирующая болезнь. А прогрессирующие заболевания по определению могут только усугубляться.

— Если так, его нельзя оставлять там одного, — заявила Чандрис, положив руку на пряжку привязного ремня.

— Не ходи туда, — сказала Орнина, качая головой. — Теперь ты ничем не сможешь ему помочь. Мы слишком сроднились с тобой.

Чандрис смотрела на нее во все глаза:

— Не понимаю.

— Я и сама не понимаю, — чуть слышно произнесла женщина. Ее лицо вновь исказилось болью. Теперь, когда все было сказано, она не видела смысла ее скрывать. — У Ханана есть причуда, Чандрис. Он легко принимает помощь от посторонних и приятелей, но не выносит, когда ее оказывают родные и близкие друзья. Не знаю, что тому виной — гордость или упрямство.

Чандрис вспомнила свое первое появление на «Газели»; сравнила слова и лицо Ханана с тем, как он выглядел и вел себя во время самого последнего урока по обслуживанию корабля. Подумала о коротком разговоре полчаса назад, когда Ханан с радостью позволил Косте заняться ремонтом фильтра.

— Вот зачем вы оставили у себя лишнего ангела, — медленно произнесла она. — Чтобы поддержать непрерывный приток посторонних вроде меня, от которых Ханан согласен принимать помощь. — Девушка посмотрела в глаза Орнины. — Вот только отныне я не чужая вам.

— Да, не чужая, — согласилась женщина. — Ты гораздо ценнее для нас, чем любой человек со стороны.

— Это так, но я больше не смогу вам помогать, — возразила Чандрис, чувствуя, как в ее душе поднимается отчаяние. — Какой от меня прок?

— Ты знаешь корабль лучше, чем мы оба вместе взятые, — сказала Орнина. — Ты лишняя пара рук, причем умелых, и теперь, когда дела Ханана становятся все плачевнее, нам не обойтись без тебя, если мы хотим, чтобы «Газель» продолжала летать.

— Все это чудесно, — парировала Чандрис. — Я буду поддерживать корабль на ходу, все сильнее уязвляя достоинство Ханана.

Орнина наставила на нее палец.

— Запомните одну вещь, юная леди: вы никоим образом не отвечаете за ужимки Ханана, его слабости и приступы ложной гордости. Да, ему неприятно зависеть от людей. Но это реальность, и отрицать ее означало бы со стороны Ханана еще более усугублять свое положение и положение тех, кто его окружает. Когда-нибудь он стиснет зубы и осознает это, но лишь при условии, если мы не будем ему потакать. Ясно?

— Да, — пробормотала Чандрис.

— Отлично. — Орнина глубоко вздохнула, и гнев, читавшийся в ее взгляде мгновение назад, исчез без следа. — И еще одно. Нравится тебе это или нет, ты для нас — подарок небес. Ты нужна нам. Более того, мы хотим, чтобы ты была с нами. Мы пять лет привечали бездомных, бродяг и воров, но не встретили ни одного, кто хотя в малейшей степени обладал твоей способностью ладить с нами и с кораблем.

Сердце Чандрис всколыхнули застарелые опасения.

— Я не смогу остаться с вами навсегда, — сказала она. — Я и не обещала вам этого.

— Знаю. — Орнина повернулась к своей панели, но Чандрис успела заметить, что ее глаза увлажнились. — Разумеется, ты вольна уйти от нас, когда захочешь. Просто я хочу, чтобы ты поняла наши чувства.

На панели вспыхнул сигнал.

— Похоже, пробка рассосалась, — сказала Орнина. — Нам нужно поторапливаться.

— Да, пора, — пробормотала Чандрис, с трудом проталкивая слова сквозь стиснутое судорогой горло. Да, она все поняла. Поняла, что, невзирая на свои страхи и привычки, не хочет покидать «Газель». Поняла, что, быть может, впервые в жизни у нее появилась цель, за которую стоит бороться.

Она больше не воровка. Но она еще не разучилась драться.

52
{"b":"30556","o":1}