ЛитМир - Электронная Библиотека

Судя по выражению лиц восьми мужчин и женщин, стоявших на складных малярных подмостках по обе стороны коридора, они были испуганы ничуть не меньше. Вытаращив глаза и забыв о своих кистях и ведрах с краской, они смотрели на Тумза, который лихорадочно сучил руками, спеша запахнуть свою тунику и хотя бы отчасти сохранить достоинство.

Чандрис не думала ни о достоинстве, ни об эффекте, который произвела эта сцена. Крепко прижимая блузку к груди, она побежала между подмостками, продолжая кричать: «Пожар! Пожар!»

Никто не пытался ее остановить. Насколько она заметила, рабочие даже не шевельнулись, разве что проводили ее взглядами. Она стремительно промчалась к дверям лифтов у дальнего конца коридора. Напротив открывался выход на лестницу, и, с облегчением вздохнув, она свернула туда и побежала вниз по ступеням.

Спустившись на два этажа, она вновь выскочила в коридор и проскользнула в ближайший дамский туалет. Одежда, которую она оставила здесь, войдя в здание четверть часа назад, лежала на месте. Несколько минут спустя девушка вернулась на лестницу, одетая в комбинезон уборщицы.

Если первая фаза побега напоминала скачку, то теперь Чандрис не спешила. Застигнутый в погоне за полуголой девицей, годившейся ему в дочери, Тумз сейчас был не в том настроении, чтобы продолжать преследование, и еще не скоро придет в себя.

Чуть позже его, конечно, заинтересует, кто и зачем распорядился перекрасить коридор у его кабинета именно в этот вечер. Чандрис лишь надеялась, что он задумается об этом после того, как она покинет здание и окажется в недосягаемости.

И тем не менее, усаживаясь в такси, Чандрис почувствовала укол совести. Сама она не считала свой поступок мошенничеством, но Орнина и Ханан вполне могли воспринять его именно так. Вероятно, будет лучше сохранить подробности в тайне.

И, уж конечно, Косте она не скажет вообще ничего.

Чандрис выбралась из такси. Как она и ожидала, Коста караулил ее у ворот.

— Как прошло? — спросил он, неумело скрывая беспокойство.

— Лучше, чем я думала, — ответила Чандрис, протягивая ему расписку и окидывая «Газель» торопливым взглядом. Рабочих, с которыми она рассталась чуть раньше, поблизости не было. — Что с ремонтом?

— То же самое, — сказал Коста, внимательно прочтя цифры на расписке и бережно укладывая ее в карман. — Они поставили в носовом отсеке автоматический аппарат радиационного упрочнения новых электронных схем, и еще один такой же работает в машинном отделении. Бригадир сказал, что, пока процесс не закончится, им там нечего делать, и они отправились на обеденный перерыв.

— Их ждет долгий приятный отдых, — заметила Чандрис и указала на зияющие углубления в корпусе корабля там, где были повреждены плитки обшивки. — А это что? Я велела закончить корпус к полуночи.

— Все будет готово вовремя, — ответил Коста. — По крайней мере, в основном. Ремонтники забрали старые плитки и изготавливают новые у себя в мастерских. Бригадир сказал, что они закончат их сегодня вечером и начнут устанавливать утром.

— Они могут начать установку уже сегодня, — возразила Чандрис. — Пусть не кормят меня завтраками. Пусть пришлют людей для работы в ночную смену. Где бригадир? Ушел обедать вместе с остальными?

— Видишь ли… — Коста замялся. — Орнина сказала им, что корпус можно закончить завтра. Но ничего страшного, — торопливо добавил он. — В любом случае я закончу подключение своей аппаратуры только к утру.

— Хоть к следующей неделе, — сердито произнесла Чандрис. — Я велела закончить ремонт как можно быстрее. «Завтра» — это слишком долго.

— Знаю, — сказал Коста. — Но… — Он умолк и выглянул поверх плеча Чандрис. — Я могу чем-нибудь вам помочь?

Чандрис обернулась, ожидая увидеть кого-нибудь из рабочих.

И замерла.

— Конечно, можешь, — с безумной улыбкой отозвался Триллинг Вейл. — Меня зовут Триллинг. Я пришел за своей девчонкой.

Глава 35

Несколько мгновений Коста ни о чем не догадывался. Имя незнакомца ничего ему не говорило, а его улыбка казалась любезной и доброжелательной.

Но Чандрис вдруг метнулась к нему, издав странный приглушенный всхлип… и внезапно Косту озарило.

Все время с тех пор, когда они впервые заметили друг друга в ресторане «Хирруса», Чандрис была в бегах. И причиной тому был улыбающийся человек, который к ним приближался.

Коста схватил Чандрис за плечи и задвинул себе за спину, встав между ней и незнакомцем.

— По-моему, вы ошиблись кораблем, — сказал он.

Губы Триллинга продолжали улыбаться, но вокруг них внезапно залегли жесткие складки.

Теперь Коста видел по его глазам, что он находится на грани сумасшествия.

— Ага, значит, ты ее новый парень, — негромко произнес Триллинг.

Он продолжал идти вперед, но его правая рука небрежно скользнула в карман куртки. Наверняка у него там оружие.

Нож или пистолет, неважно, что именно. Судя по виду Триллинга, он одинаково уверенно владел тем и другим.

— Это не мой парень, Триллинг, — заговорила Чандрис. Ее голос звучал напряженно, но первое потрясение уже прошло.

— Так кто же твой парень? Какой-нибудь хлыщ из «Стардаст Металз»?

— Нет, он тоже ни при чем, — ответила Чандрис. — У меня нет никакого дружка.

— Хватит водить меня за нос! — рявкнул Триллинг. — Ты вошла в здание в одной одежде, вышла в другой и теперь говоришь мне, что между вами ничего не было?

— Ничего не было, Триллинг, — настаивала Чандрис. — Он не коснулся меня даже пальцем. Тот человек — всего лишь наводчик. Чтобы заручиться его помощью, мне пришлось вскружить ему голову. Никакого нового парня у меня нет.

Безумие в глазах Триллинга сменилось едва ли не ребяческой радостью.

— Никого нет, говоришь? — с надеждой переспросил он. — Значит, у нас все, как прежде? И мы опять вместе?

Коста почувствовал, как вновь напряглись плечи Чандрис, прижимавшиеся к его спине.

— Что вам нужно? — спросил он, прежде чем девушка успела открыть рот.

Триллинг посмотрел на Косту с таким видом, словно только теперь его заметил, и то, что предстало его взору, очень ему не понравилось.

— Ты что, глухой? — осведомился он. — Или просто дурак? Чандрис — моя девушка. Так было всегда, так будет и впредь.

— А если она… — «не захочет быть с вами?», собрался закончить Коста, но, посмотрев в глаза Триллинга, вдруг сообразил, что эти слова в данной обстановке не слишком уместны. — Чандрис нужна на корабле, — сказал он. — Мы проводим важный научный эксперимент, и без ее помощи нам не обойтись.

Триллинг фыркнул и разразился мрачным хохотом.

— Ты считаешь меня глупцом, — произнес он, покатываясь со смеху. Потом умолк и посерьезнел. — Терпеть не могу людей, которые называют меня дураком, — добавил он дрожащим от гнева голосом. — Я не дурак.

— Мы знаем это, Триллинг, — сказала Чандрис, запинаясь от страха. — Мы не считаем тебя глупым.

— Нет, считаете, потому что подумали, будто я куплюсь на такую чушь, — заявил Триллинг, переводя злобный взгляд с Чандрис на Косту и обратно.

— Это не чушь, — возразила девушка. — Коста должен провести эксперимент, а я буду помогать управлять кораблем.

Триллинг наставил на нее палец.

— Ты? — осведомился он. — Ты управляешь этой штуковиной?

— Да, — ответила Чандрис. — Честное слово.

Триллинг вновь фыркнул.

— В таком случае я ем на завтрак булыжники, — язвительно произнес он. — Если ты действительно управляешь такой…

— Сколько, Триллинг? — вмешался Коста, внезапно вспомнив о кредитной расписке в своем кармане. Сто восемьдесят тысяч райя на предъявителя.

Вероятно, Чандрис подумала о том же.

— Не смей, — негромко, но с нажимом произнесла она, стиснув его руку. — Мы не имеем права.

— Молчи, — бросил Коста в ответ, не отрывая взгляд от Триллинга. Речь шла о жизни Чандрис. — Я спрашиваю, сколько нужно заплатить, чтобы ты повернулся и ушел?

Ему казалось, что Триллинг разгневан до предела, но теперь Коста увидел, что до сих пор он лишь заводил себя. Триллинг шагнул вперед, вены на его побагровевшем лице вздулись; можно было решить, что его вот-вот хватит удар. Пальцы Чандрис еще больнее впились в ладонь Косты, и он на мгновение подумал, что ему сейчас придет конец.

87
{"b":"30556","o":1}