ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не скромничайте, — мягко упрекнула Чандрис. — Вы у всех на слуху. — На самом деле она лишь десять минут назад услышала брошенное кем-то вскользь упоминание об этом предприятии. — И чем же вы занимаетесь в компании?

Мужчина улыбнулся той же хищной улыбкой.

— По большей части всемерно стараюсь повысить прибыли, — ответил он, предлагая девушке руку. — Я Альберт Тумз, акционер и ГДМ.

Чандрис вскинула брови, на сей раз выше прежнего.

— Не может быть! — воскликнула она, гадая, что такое ГДМ. — Потрясающе!

Он скромно пожал плечами.

— Не преувеличивайте. Большинство пассажиров в этом отсеке — куда более важные персоны, чем я.

— Если значимость человека определяется его безразличием к окружающим, то, конечно, они намного важнее вас, — печально произнесла Чандрис, опустив глаза. — Я гуляю здесь уже… уже и не помню сколько, но только вы снизошли до разговора со мной.

Альберт потрепал ее по плечу.

— Не судите их по первому вечеру, — посоветовал он. — К тому же вы и не стремились завязать беседу с кем-нибудь.

Чандрис кокетливо улыбнулась.

— Откуда вам знать? — поддразнила она. — Разве что если вы за мной следили.

— Я действительно сразу заметил вас, — с улыбкой признался Альберт. — Но только потому, что мне нравится смотреть на прекрасных женщин.

— Льстец!

— Не льстец, а ценитель истинной красоты, — поправил он, чуть склоняя голову.

Девушка рассмеялась.

— Меня зовут Чандрис Адриесса, — сообщила она. — Полагаю, вы уже выяснили, где находится ресторан?

— Конечно, — отозвался Альберт, осторожно, но уверенно беря ее под руку. Совсем не по-братски, как давешний инженер, скорее как хищник, поймавший добычу. — Честно говоря, я побывал во всех шести. Идемте, я покажу вам лучший из них.

Он с самого начала настоял, чтобы обед Чандрис включили в его счет. Она любезно согласилась, обойдясь без притворных возражений. Иного пути не было; никто в этой части корабля не пользовался наличными или кредитными картами, и вряд ли она смогла бы заказать еду в пустующую каюту. Предложив заплатить за нее, Альберт избавил Чандрис от необходимости навести его на эту мысль впоследствии.

Еда была недурна, хотя и не настолько сытная, как надеялась девушка. За трапезой она вынудила спутника рассказывать о себе, надеясь восполнить пробелы в своих знаниях о жизни высшего класса.

Задача оказалась нетрудной. При всей своей культуре и утонченности Альберт был невероятно хвастлив, и после двух-трех наводящих вопросов Чандрис оставалось лишь слушать, кивать и изображать восхищение каждым его словом. К тому времени, когда он вспомнил о приличиях и в свою очередь начал расспрашивать ее, Чандрис располагала всей необходимой информацией, чтобы сплести правдоподобную сеть лжи вплоть до запутанной истории о том, что прошлогодние контракты на поставку сверхпроводников принесли фирме ее родителей на Ахаре такие доходы, что они смогли послать ее учиться в колледж на Серафе.

К тому же Альберт пребывал не в том состоянии, чтобы замечать мелкие промахи. С самого начала было ясно, что он уже успел воздать должное содержимому винных погребов «Хирруса», а возлияния за столом еще больше затуманили ему мозги. Чандрис знавала в Баррио немало мужчин этого типа — мужчин, главным критерием самооценки которых является то, сколько они могут выпить, вдохнуть или проглотить, прежде чем их глаза сойдутся на переносице.

Она уже давно потеряла счет тем испорченным для нее вечерам, которые Триллинг и его приятели проводили время в дурацких состязаниях подобного толка. Было справедливо, что хотя бы один такой вечер пойдет ей на пользу.

Чандрис говорила и слушала, заботясь о том, чтобы на столе не переводилось спиртное и иные средства «для поднятия духа»; когда они наконец отправились в каюту Альберта, ему пришлось опереться на ее руку, чтобы держаться прямо. Открыв дверь, она подвела его к кровати, усадила и помогла снять пиджак и драгоценную пряжку.

Альберт уснул, так и не успев справиться с застежками ее платья.

Она сняла с него обувь и не без труда уложила на кровать. Она уже хотела раздеть его полностью, но передумала. Если Альберт проснется и решит, что одержал победу, она может утратить для него интерес и он отправится на поиски менее доступной жертвы. Пусть поволочится за ней еще хотя бы день-другой, а там видно будет.

Сбросив неудобные туфли, Чандрис подтянула кресло к компьютерному терминалу каюты. Минуту спустя она получила полный список статей об управлении космическими кораблями, имевшихся в библиотеке «Хирруса». Под аккомпанемент негромкого храпа Альберта она вывела на экран первый файл и начала читать.

Глава 4

«…Однако первым делом я хотел бы разъяснить свое видение тех обязанностей, которые вы на меня возложили. Главный долг Верховного Сенатора — это долг перед всей Эмпиреей; не перед тем или иным регионом или даже планетой, а перед всем народом».

Человек на экране замолчал, и Аркин Форсайт воспользовался паузой, чтобы внимательно присмотреться к его лицу. Изборожденное морщинами лицо человека средних лет с редеющими волосами песочного оттенка, серо-голубыми глазами и упрямым квадратным подбородком. Серьезное лицо; мощная аура истинного профессионала являла полную противоположность его чуть небрежной манере выражаться, свойственной простым людям. Такое лицо способно внушать одним безграничное доверие, другим — абсолютное неприятие, и никаких промежуточных чувств. В дверь постучали.

— Войдите! — отозвался Форсайт, нажимая кнопку «пауза» и вскидывая голову. Дверь открылась; на пороге стоял Рандж Пирбазари.

— У вас найдется свободная минута, господин Избранник?

— Конечно, Зар. Входи. — Форсайт сделал приглашающий жест, заметив в его руке цилиндрик памяти. — Что у тебя?

— Дополнение к официальному отчету о вторжении Пакса в пояс астероидов три дня назад, — ответил Пирбазари, подходя к столу Форсайта и протягивая цилиндр. — Проведен повторный анализ боевых действий. Он, по существу, ничего не добавил к уже имеющимся данным, но было определено название флагмана Пакса — «Комитаджи». Я выяснил, что так называлась группировка партизан либо наемников, действовавших в отдаленном прошлом на Земле, на Балканах.

— Хм-м-м… — протянул Форсайт, с неприязнью глядя на тонкий цилиндр. По его опыту, всякие дополнительные отчеты были пустой тратой времени как людей, которые их составляют, так и тех, для кого они предназначены. — Нет ли там новых отговорок, объясняющих, почему мы так долго не могли вышвырнуть мерзавцев из системы?

Пирбазари покачал головой.

— По-прежнему утверждается, что ускоритель не рассчитан на столь крупные объекты, и что на его перекалибровку ушло много времени. — Он замялся. — Однако я осмелюсь предположить, что это скорее истинная причина случившегося, а не отговорка. Никто не мог ожидать, что Пакс располагает таким большим кораблем. За все время переговоров они ни разу не продемонстрировали нам ничего, что хотя бы приближалось к нему по размерам. Судя по тому, что я слышал об этом инциденте, СОЭ сделали все, что от них зависело в данных обстоятельствах.

Форсайт кивнул; объяснения его не удовлетворили, но он был достаточно опытен, чтобы угадать тупик задолго до того, как ткнуться в него носом. Политикам издревле присуща склонность выискивать виновных, однако за плечами Пирбазари были двадцать лет службы в Силах обороны Эмпиреи, и, если он считал, что было сделано все возможное, вероятно, так оно и есть.

— В таком случае вопрос закрыт, — проворчал он. — Нет ли у тебя свежих мыслей относительно того, с какой целью Пакс устроил это представление?

Пирбазари пожал плечами.

— Самая распространенная теория по-прежнему заключается в том, что они продолжают нагнетать психологическое давление, пытаясь выяснить, какой прием их ждет, вздумай они прислать сюда боевые суда и завязать перестрелку. По другой, менее популярной версии, им потребовался план физической конфигурации наших сетей, и они решили, что корабль, размеры которого выходят за обычные параметры наших ускорителей, позволит им вести разведку несколько дольше.

9
{"b":"30556","o":1}