ЛитМир - Электронная Библиотека

Он умолк, глядя на экран и не веря собственным глазам. Вместо того чтобы атаковать, корабли СОЭ отворачивали от «Комитаджи». Не только опорные корабли, но и боевые суда разом обратились в бегство.

— В чем дело? — осведомился Форсайт. — Что они делают?

— Отступают, — объяснил Пирбазари. — Только что был отдан приказ…

— Приказ? — повторил Форсайт. — Какой еще приказ? Дай мне телефон!

— Сэр…

Форсайт выхватил телефон из пальцев помощника.

— Говорит Верховный Сенатор Форсайт, — отрывисто произнес он. — Что происходит?

— Корабли СОЭ отступают, — ответил молодой женский голос.

— Сам вижу! — бросил Форсайт. — Верните их обратно. Все до единого.

— Сэр?..

— Вы слышали, что я сказал? Верните их и прикажите атаковать. — Ответа не было. — Офицер! — окликнул Форсайт. — Вы меня слышите?

— Верховный Сенатор, говорит генерал Рошманов, — раздался в трубке другой голос. — У вас затруднения?

— Еще какие! — отрезал Форсайт. — Почему ваши корабли отступают, даже не пытаясь дать врагу отпор?

— Сэр, наши суда не имеют ни малейших шансов против корабля такого размера, — ответил Рошманов. — Напасть на него было бы равносильно самоубийству.

— Идет война, — возразил Форсайт. — Разве не в том заключается долг солдат СОЭ, чтобы рисковать жизнью и жертвовать собой ради Эмпиреи?

— Отдавать свою жизнь в бою, — ответил Рошманов. — Но не гибнуть зря.

— Откуда вы знаете, что они погибнут понапрасну? — осведомился Форсайт. Он мельком заметил, что говорит все громче, но сейчас это его не беспокоило. — Откуда вы можете это знать, даже не попытавшись?

— Сэр, если вы обратите внимание на размеры…

— Да, он очень большой, — перебил Форсайт. — Так что из того? Или у вас принято складывать оружие, если нет уверенности в победе? — Пирбазари потянул Форсайта за рукав, но тот со злостью оттолкнул ладонь. — Послушайте, генерал, — продолжал он. — Вы должны атаковать, и немедленно. Верните свои корабли и прикажите им нанести удар.

— Прошу меня извинить, Верховный Сенатор, — ледяным тоном отозвался Рошманов, — но это дело относится к компетенции СОЭ, и решение уже принято. Я ни за что не отправлю людей на бессмысленную гибель.

— Генерал…

— Сэр! — Пирбазари еще сильнее потянул его за рукав. Форсайт бросил на него гневный взор…

То, что он увидел, заставило его умолкнуть и приглядеться внимательнее. Пирбазари смотрел на него, сузив глаза и чуть приоткрыв рот. Он смотрел на Форсайта, будто на незнакомого человека.

— Сэр, — хриплым шепотом повторил он и едва заметно дернул головой, указывая в сторону.

Форсайт не без труда оторвал от него взгляд и осмотрелся вокруг.

Все, кто был в зале, смотрели на него. Все до единого. Высокопоставленные правительственные чиновники взирали на него с изумлением, недоверием и даже страхом.

Внезапно Форсайт понял, что не все смотрят ему в лицо. Кое-кто озадаченно косился на его шею, туда, где сверкала подвеска с ангелом.

Точнее, подвеска с фальшивкой.

Медленно, с огромным усилием, он отнял телефон от уха. Пирбазари подхватил аппарат и быстро убрал его.

— Все в порядке, сэр, — сказал он. — Это всего лишь отступление. Это еще не значит, что война проиграна.

Форсайт глубоко втянул в легкие воздух и резко выдохнул.

— Я знаю, — ответил он, хотя и напряженным голосом, но уже вновь взяв себя в руки. — Сколько времени им лететь до Серафа?

— При таком расстоянии? — Пирбазари посмотрел на экран, потом вновь повернулся к Форсайту. — Меньше суток, если они поспешат. И не более трех, если они не торопятся.

— Они будут спешить, — сказал Форсайт. — Уж поверь мне.

— Все станет ясно примерно через час, когда мы увидим, какой курс они выбрали. — Пирбазари помедлил. — Отсюда вопрос: как об этом сообщить населению.

Форсайт смотрел на экран:

— Мы не будем никого извещать.

В зале послышались удивленные голоса.

— Сэр, так поступить нельзя, — осторожно заметил Пирбазари. — Я имею в виду, СОЭ уже все знает, и…

— СОЭ умеет держать язык за зубами, — перебил Форсайт. — Если мы будем действовать быстро, то сможем заблокировать передачи с космических станций и исследовательских платформ.

— Неужели вы надеетесь, что люди не заметят это чудовище, когда оно появится у них над головами? — спросил кто-то. — Сэр, будьте реалистом. Мы обязаны оповестить население.

— Я и есть реалист, — натянутым тоном отозвался Форсайт. — Сообщив о вторжении на данном этапе, мы посеем панику, и планета проведет ночь без сна.

— Люди имеют право знать!

— И что же они будут делать эти двенадцать или пятнадцать часов? — спросил Форсайт. — Схватят винтовки и станут целиться в небо? Посадят домочадцев в машину и попытаются укрыться в горах? Уж не думаете ли вы, что паника и хаос принесут кому-нибудь пользу?

— Разве что помогут Верховному Сенатору без помех покинуть планету, — вмешался третий голос.

Форсайт даже не обернулся к говорившему.

— Мы сделаем все, чтобы оказать противнику достойный отпор, — негромко произнес он. — Когда он появится, СОЭ встретит его всей своей мощью. СОЭ должны полностью сосредоточиться на этой задаче. Я не хочу, чтобы их людей и технику отвлекали для усмирения толп и борьбы с мародерами. — Он повернулся к Пирбазари. — Население ничем не может нам помочь. Пусть люди проведут последнюю ночь спокойно.

— Так точно, сэр, — ответил Пирбазари. Форсайт видел, что это решение не вызывает у него восторга, но он сознает, что поступить иначе нельзя. — Вероятно, вы хотите как можно быстрее отправиться в штаб-квартиру СОЭ, чтобы наблюдать за оборонительными приготовлениями, — продолжал Пирбазари. — Но в вашем кабинете ждет посетитель.

Прошло несколько секунд, прежде чем Форсайт уяснил смысл его слов. Все верно; Пирбазари должен был доставить из клиники Джереко. В суматохе Форсайт совершенно забыл о разведчике Пакса.

— Да, — сказал он. — Разумеется. — Форсайт двинулся было к выходу, но в этот миг у него мелькнула мысль, и он повернулся обратно. — Что с кораблем четвертого узла? — спросил он.

— Возвращается к Серафу вместе с остальными, — сообщил Пирбазари. — Истребители Пакса прекратили атаку, как только корабли СОЭ начали отступать.

— Истребители меня не интересуют, — сказал Форсайт. — Куда девалась ракета «Адский огонь»?

— Самоуничтожилась, — ответил Пирбазари. — Спустя секунды после того, как «Комитаджи» вывел из строя второй узел ускорителя.

— Не захотели понапрасну уничтожать трофеи, — заметил Форсайт, кривя губы.

— Да, сэр, вы правы, — согласился Пирбазари. — Идемте.

Форсайт молча зашагал следом, протискиваясь сквозь толпу и терзаясь ощущением вины. Объясняя действия Пакса его пресловутой алчностью, он мог обмануть Пирбазари. Мог обмануть всех, кто слышал их разговор. И это даже могло оказаться правдой.

Но Форсайт не мог отделаться от мысли о том, что в то самое время, когда он приготовился отправить своих людей на самоубийство, командир противника намеренно уничтожил одну из своих ракет, чтобы уберечь от гибели эмпиреанцев.

А ведь он не носил ангела. Какова после этого цена ангелам?

И, что гораздо важнее, какова цена ему, Форсайту?

Глава 38

Охранники, на попечении которых Пирбазари оставил Косту, выглядели весьма внушительно и явно не были склонны к разговорам. В сущности, после того как Пирбазари торопливо приковал Косту наручниками к креслу и выбежал из кабинета, они лишь велели молодому человеку не дергаться и умолкнуть и более не произнесли ни слова, даже не говорили между собой.

Они втроем провели в молчании уже около двух часов, когда Пирбазари вновь появился в кабинете.

В сопровождении неожиданного гостя.

— Господин Джереко, — заговорил Верховный Сенатор Форсайт, — я рад опять с вами встретиться. Надеюсь, вы оправились от ран?

— Да, Сенатор, почти, — ответил Коста, чувствуя, как его радость при виде знакомого человека сменяется нерешительностью. На лице Форсайта не было ни следа доброжелательности, ни даже невольной симпатии, которая возникает между людьми, вместе пережившими смертельную опасность. Сенатор смотрел на Косту враждебно, по его скулам ходили желваки. — Спасибо вам за заботу.

94
{"b":"30556","o":1}