ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мама и сын. Как вырастить из мальчика мужчину
Выключи работу, включи жизнь
Вечеринка в Хэллоуин
Я тебя рисую
Отбор наоборот, или Папа, я попала!
Табель первокурсницы
О да, босс!
Мисс Вареничная. Любимые и необычные вареники, пельмени и кое-что еще
Рождественский экспресс

— Всегда к вашим услугам, — ответил Форсайт. Его слова были безупречно вежливы, но в том, как он их произнес, чувствовалось дыхание ледяного ветра. — Зар, уведи охранников и жди меня в приемной.

Пирбазари коротко взглянул на Косту.

— Сэр, я бы предложил…

— Я сказал, подожди за дверью.

Губы Пирбазари вытянулись в жесткую линию, но он махнул рукой охранникам, и все трое вышли.

Форсайт дождался, пока за ними захлопнется дверь. Потом он неторопливо приблизился к своему столу, сдвинул в сторону бумаги и сел на край столешницы лицом к Косте.

— Ну что ж, — заговорил он, вновь буравя Косту неприязненным взглядом. — Все это очень напоминает мне дешевую мелодраму.

Коста покачал головой.

— Боюсь, я не улавливаю вашу мысль.

— Вы все понимаете, господин Джереко, — холодным тоном произнес Форсайт. — Верховный Сенатор Эмпиреи… и шпион Пакса?

Коста поморщился. Он должен был догадаться сам.

— А, — сказал он. — Вот вы о чем.

Лицо Форсайта дрогнуло и окаменело. Было ясно, что при всей его нарочитой уверенности он продолжал сомневаться в обвинениях, которые предъявил Косте.

— Итак, вы не отрицаете.

— Нет, — ответил Коста. — Я сам хотел явиться с повинной еще два дня назад.

Форсайт язвительно усмехнулся.

— Ну да, еще бы, — сказал он.

— Но это правда, — настаивал Коста. — Единственное, что помешало мне это сделать, — Ангелмасса. С ней что-то происходит, Верховный Сенатор. Что-то очень опасное. Мы обязаны выяснить, что именно, и как можно быстрее, — прежде, чем она погубит еще один корабль.

— Ага, — произнес Форсайт, скрестив руки на груди. — Значит, жизнь эмпиреанцев глубоко заботит вас.

Коста нахмурился. В словах Форсайта угадывалась какая-то недосказанность, его поведение нельзя было объяснить поимкой мелкого лазутчика.

— Да, заботит, — ответил он. — Я не шпион из мелодрамы, Верховный Сенатор. Меня послали сюда не для того, чтобы устраивать взрывы и похищать секреты. Я должен изучать ангелов и Ангелмассу. Именно этим я и занимался.

— Да, разумеется. — В голосе Форсайта зазвучала горечь. — И ваше задание не включает в себя подготовку военных действий.

— Нет, — сказал Коста. — Пакс считает, что ангелы — это вторжение чужаков… — Он умолк. Сказанное Форсайтом внезапно достигло его сознания. — Что значит — «Военные действия»? Что-то произошло?

Несколько секунд Форсайт молча смотрел на него.

— Вы великолепный актер, господин Джереко, — сказал он наконец. — Либо действительно ничего не знаете.

Коста почувствовал, что внутри у него все холодеет.

— Прошу вас, расскажите, в чем дело.

Последовала еще одна долгая пауза. Потом Форсайт шевельнулся.

— Хорошо, — произнес он. — Лорелея молчит. Что-то нарушило ее коммуникационные системы; и это самое «что-то» без следа поглотило два курьерских судна, которые были направлены туда на разведку. — Он натянуто улыбнулся. — А теперь расскажите мне о вторжении чужаков.

— Лорелея, — пробормотал Коста, вспоминая изматывающее нервы проникновение в систему и искусственный астероид, который тайком доставил его туда. — Именно там я проник в Эмпирею. Внутри фальшивого каменного обломка.

— Сколько еще людей было с вами?

Коста покачал головой.

— Мне сказали, что я один, — ответил он. — Но астероид был весьма велик. На нем могли быть и другие люди.

— Это был единственный астероид, который сбросил Пакс?

— Да, но опять-таки по словам моих командиров, — сказал Коста. — Точно не знаю.

— Иными словами, одновременно с вами могли выбросить целую группу, но вы ничего не заметили?

— Боюсь, что так, — признался Коста. Кусочки начинали складываться в мозаику; картина получалась тревожная. — Очень интересно. За последние несколько месяцев я не раз пытался понять, почему послали именно меня. Я не профессионал, плохо разбираюсь в культуре Эмпиреи и с трудом ориентируюсь в любом обществе. Вдобавок меня готовили всего два месяца.

— Так почему же они послали вас ? допытывался Форсайт.

Коста сглотнул.

— Думаю, они рассчитывали, что меня быстро поймают, — объяснил он. — Вероятно, надеялись, что мое разоблачение ответит на вопрос о том, что делал у Лорелеи «Комитаджи».

— А остальные диверсанты тем временем должны были вывести из строя сети?

Коста покачал головой:

— О других их планах мне ничего не известно.

Несколько секунд Форсайт молчал.

— Это и неудивительно, — заметил он. — Агнцев, предназначенных для заклания, не приглашают на совещания волков.

Послышался робкий стук; дверь распахнулась, и Пирбазари просунул голову внутрь.

— Извините за беспокойство, Верховный Сенатор, — сказал он, — но вы просили информировать вас о том, что происходит у Ангелмассы.

— Продолжайте, — велел Форсайт, не спуская глаз с Косты.

— Ее орбита еще немного опустилась, — сообщил Пирбазари. — Последние вычисления показывают, что через четверо суток она приблизится к «Центральной» на опасное расстояние.

— Четверо суток? — Форсайт нахмурился. — Кажется, вы говорили о двух неделях.

— С тех пор она значительно сместилась, — объяснил Пирбазари. — Следовательно, она набирает скорость.

— Но, может быть, она опустилась слишком низко, чтобы представлять угрозу для станции, — заметил Форсайт.

— Возможно. А может быть, и нет. — Пирбазари поджал губы. — Дело в том, что смещение ее орбиты неоднородно. Астрономы полагают, что в какой-то момент она даже поднялась.

Форсайт посмотрел на него и нахмурился.

— Поднялась?

— Да, сэр, — ответил Пирбазари. — Определить это было несколько затруднительно — во время измерений произошел очередной радиационный всплеск, — но они уверены.

— Куда был нацелен выброс радиации? — спросил Коста.

— Не вмешивайтесь, — одернул молодого человека Форсайт, бросив на него короткий взгляд.

— Я лишь подумал, что, если радиация была выброшена внутрь, к Солнцу, это может объяснить скачок Ангелмассы в противоположную сторону, — сказал Коста. — Вероятно, она научилась фокусировать всплески и пользуется ими как реактивным двигателем.

До сих пор Форсайт смотрел на Пирбазари, но теперь он медленно повернулся к Косте.

— Что значит — научилась фокусировать всплески?

— Совокупность ангелов проявляет зачатки сознания, — ответил Коста. — В частности, она имитирует реакцию логической цепи Лэнтриллина. Можете навести об этом справки в Институте, у Краюрова и доктора Фрешни.

— О чем речь? — осведомился Пирбазари. — Что это за лэн… — или как там ее — логическая цепь?

— В свое время с ней связывали надежды на создание искусственного интеллекта, — объяснил Коста. — Суть в том, что группа ангелов проявляет отчетливые признаки разума, а за несколько последних лет вы выловили у Ангелмассы тысячи ангелов. Если там осталось столько же парных им антиангелов, значит…

— Минутку, — перебил Форсайт. — Каких антиангелов?

— Античастиц ангелов, — ответил Коста.

— Никогда о них не слышал.

— И никто не слышал, — сказал Коста. — Но я убежден в том, что они существуют. — Кивком головы он указал в потолок, в сторону Ангелмассы. — Если я не ошибся, и антиподы ангелов обладают таким же интеллектуальным потенциалом, значит, Ангелмасса могла стать разумной.

Пирбазари покачал головой.

— Это просто смешно, — возразил он. — Мы говорим о черной дыре, а не о двухлетнем ребенке или даже о собаке. Как она могла стать разумной?

— Я понимаю, это звучит нелепо, — признал Коста. — Но поведение Ангелмассы нарушает все известные теории черных дыр. Изменение орбиты — лишь один из примеров.

— Как вы намерены это доказать? — спросил Форсайт.

— Во-первых, необходимо подтвердить существование антиангелов, — заговорил Коста. — Я собрал оборудование, при помощи которого надеюсь обнаружить, идентифицировать и захватить хотя бы одного. Пока я буду охотиться, группа доктора Фрешни займется более крупными образованиями ангелов и исследует их интеллектуальные свойства.

95
{"b":"30556","o":1}