ЛитМир - Электронная Библиотека

Св. Игнатий Лойола

Рассказ паломника о своей жизни

Сокращения и условные обозначения

букв.: буквально

ДК: Мигель де Сервантес Сааведра, Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский

док.: документ

исп.: испанский

итал.: итальянский

К. де Д.: о. Кáндидо де Далмáсес (О. И.)

катал.: каталанский

лат.: латинский

О. И.: Общество Иисуса о.: отец ок.: около

пер.: переводчик

порт.: португальский

Предисл. Кáм.: Предисловие о. да Кáмары

Предисл. Над.: Предисловие о. Надаля

прим.: примечание с.: страница (в русскоязычных изданиях)

франц.: французский

Хрон.: Хронологическая таблица

* * *

AHSI: Archivum Historicum Societatis Iesu (Исторический архив Общества Иисуса)

CDI: Colección de documentos inéditos, relativos al descubrimiento, conquista y colonización de las posesiones espańolas en América y Oceanía (Собрание неизданных документов, относящихся к открытию, завоеванию и колонизации испанских владений в Америке и Океании), tt. 1–42, Madrid

FD: Fontes documentales (Документальные источники)

FN: Fontes narrativi (Повествовательные источники)

MHSI: Monumenta Historica Societatis Iesu (Исторические памятники Общества Иисуса)

O. F. M.: Ordo Fratrum Minorum (Орден Меньших Братьев)

O. P.: Ordo Praedicatorum (Орден проповедников)

p.: страница (в иноязычных изданиях)

vol.: том (в иноязычных изданиях)

Предисловие О. Надаля[1]

О. Надаль просит святого Игнатия рассказать своим духовным сынам о том, как Бог руководствовал им с самого начала его обращения. После долгих и настоятельных просьб святой Игнатий даёт своё согласие.

1*. И другие отцы, и я сам – <не раз> мы слышали, как отец наш Игнатий говорил о своём желании снискать от Бога три благодеяния прежде, нежели умрёт: во-первых, чтобы Общество было утверждено Апостольским Престолом; во-вторых, чтобы то же произошло и с Духовными упражнениями; в-третьих, чтобы ему удалось написать Конституции.

2*. Памятуя об этом и видя, что всё это он обрёл[2], я стал опасаться, как бы не был он уже призван из нашей среды к лучшей жизни. И вот, зная о том, что святые отцы, основатели того или иного института монашествующих, в порядке завещания оставляли своим потомкам некоторые указания, кои должны были помочь им <достичь> совершенства, я стал искать случая попросить о том же о. Игнатия.

И случилось так, что однажды в 1551 г.[3], когда мы были вместе, о. Игнатий сказал мне: «Сейчас я побывал выше неба» – давая, как я полагаю, понять, что он только что испытал некий экстаз или восхбищение, как это часто с ним случалось. С крайним благоговением я спросил: «Что Вы хотите этим сказать, отче?» Он перевёл разговор на другую тему. Тогда, подумав, что удобный момент наступил, я настоятельно попросил его, чтобы он соблаговолил рассказать о том, кáк Бог руководствовал им с самого начала его обращения, дабы этот рассказ мог послужить нам завещанием и отеческим наставлением. «Ибо», сказал я ему, «Бог уже даровал Вам те три вещи, которые вы желали увидеть прежде, нежели умрёте, и вот мы боимся, как бы он не призвал Вас теперь во славу».

3*. Отец извинился, сославшись на свою занятость и сказав, что не может посвятить этому своё внимание и время. Вместе с тем он добавил: «Отслужите три Мессы с этой интенцией – Вы, Поланко и Понсьо[4], – и после молитвы сообщите мне, что́ Вы об этом думаете». – «Отец, мы будем думать так же, как думаем сейчас». Но он с великою кротостью прибавил: «Сделайте то, что я Вам говорю». Мы совершаем Мессы, и вот, после того как мы сообщили ему о том, что думали, он пообещал исполнить нашу просьбу.

На следующий год[5], по возвращению моему с Сицилии, когда вот-вот надлежало мне отправиться с поручением в Испанию, я спросил Отца, сделал ли он что-нибудь. «Нет, ничего», – сказал он мне.

Когда я вернулся из Испании в 1554 г., я сызнова спросил его; он ничего не сделал[6]. Но на сей раз, движимый невесть каким побуждением, я опять проявил настойчивость: «Вот уж почти четыре года прошло, как я прошу Вас, отче, не только от своего имени, но и от имени остальных, чтобы Вы поведали нам о том, как Господь вёл Вас с самого начала Вашего обращения: ведь мы уверены, что знать об этом будет в высшей степени полезно и для нас, и для Общества. Но, видя, что Вы этого не делаете, хочу заверить Вас в одном: если Вы пожалуете нам то, чего мы так желаем, то мы извлечём немалую для себя пользу из этого дара; если же Вы этого не сделаете, то мы не падём духом, но будем так уповать на Господа, как будто Вы обо всём этом написали».

4*. Отец ничего не ответил, но, как мне кажется, в тот же самый день позвал о. Луиса Гонсалеса[7] и начал рассказывать ему то, что́ тот, обладая столь великолепной памятью, затем записывал. Это Деяния о. Игнатия, переходящие из рук в руки.

О. Луис был избирателем на первой генеральной Конгрегации[8], и на ней же он был избран ассистентом генерала, о. Лаинеса. Впоследствии он был наставником и <духовным> руководителем короля Португалии, дона Себастьяна, отцом, отличавшимся добродетелью.

О. Гонсалес писал частью по-испански, частью по-итальянски – в зависимости от того, какими писцами он мог располагать. Перевод сделал о. Аннибал де Кодретто[9], человек весьма учёный и благочестивый. Оба они ещё живы: и писатель, и переводчик.

Предисловие О. Луиса Гонсалеса да Кáмары

1*-2*. Святой Игнатий решает поведать о своей жизни. – 3*-5*. Как и когда была написана Автобиография.

1*. В пятьдесят третьем году, в пятницу утром, четвёртого августа, в канун праздника Божией Матери Снежной, когда отец находился в саду подле дома или помещения, именуемого Герцогским[10], я принялся давать ему отчёт об известных особенностях моей души, и среди прочего говорил ему о тщеславии.

В качестве целительного средства отец посоветовал мне многократно сообщать Богу обо всех моих делах, стараясь преподнести Ему всё доброе, что я в себе нахожу, признавая это Его <дарами> и воздавая Ему благодарность за это. И тáк он говорил мне об этом, что весьма меня утешил, и я не смог удержать слёз. Тогда отец рассказал мне, как он в течение двух лет боролся с этим пороком, так что, садясь в Барселоне на корабль, шедший в Иерусалим, он не решился никому сказать о том, что направляется в Иерусалим[11]. Так же поступал он и в других схожих обстоятельствах. И какой мир, прибавил он, почувствовал он затем из-за этого в своей душе!

Через час-другой после этого мы пошли обедать, и, обедая с магистром Поланко[12] и мною, наш отец сказал, что магистр Надаль и другие члены Общества не раз просили его кое о чём, однако он так и не решился на это. Но после разговора со мной, уединившись в своей комнате, он почувствовал столь благоговейную наклонность сделать это! И, говоря так, что видно было: Бог ясно указал ему на его долг совершить это, – <он заявил>, что <теперь> вполне решился.

вернуться

1

Точная дата, когда о. Надаль написал по-латински настоящее Предисловие, неизвестна. Вероятно, это произошло в период с 1561 по 1567 гг. Латинский оригинал можно прочесть в FN, I, pp. 354-363, в нижней части страницы.

вернуться

2

Общество Иисуса было официально утверждено Папой Павлом III 27 сентября 1540 г.; книга Духовных упражнений была одобрена тем же самым Папой 31 июля 1548 г.; за период с 1547 по 1550 гг. св. Игнатий написал Конституции Общества.

вернуться

3

Вероятно, это произошло скорее в 1552 г., поскольку на протяжении всего 1551 г. Надаль находился на Сицилии, откуда он вернулся в Рим лишь 5 января 1552 г.

вернуться

4

Понсьо Когордан, француз, прокуратор обители.

вернуться

5

1553 г. См. прим. 2. Принеся обеты в Риме 25 марта 1552 г., Надаль снова был отправлен на Сицилию. В январе 1553 г. он ещё раз был вызван в Рим, откуда в апреле отправился в Испанию и Португалию, чтобы опубликовать Конституции и посетить эти провинции Общества.

вернуться

6

В этом Надаль допускает неточность, поскольку св. Игнатий начал диктовать свои воспоминания в 1553 г. См. Предисл. Кáм., 1* и 3*.

вернуться

7

О. Луис Гонсалес да Кáмара родился ок. 1519 г. и умер в 1575 г. В Общество Иисуса вступил 27 апреля 1545 г. в Лиссабоне. 23 мая 1553 г. о. да Кáмара прибыл в Рим, где получил должность министра обители, и пробыл там до 23 октября 1555 г., когда отправился в Португалию. После смерти св. Игнатия, в 1558 г., о. Кáмара снова вернулся в Рим, чтобы присутствовать на первой Генеральной конгрегации, где он был избран ассистентом в Португалии. В 1559 г. по настоятельным просьбам королевского двора ему пришлось возвратиться на родину, чтобы заняться воспитанием короля, дона Себастьяна.

вернуться

8

Она происходила в 1558 г.

вернуться

9

Точнее, Аннибал дю Кудрэ. Его фамилия писалась по-разному: du Coudrey, du Codret; лат. Codretus; итал. Codreto или Coudreto. В настоящем издании верным сочтено написание du Coudret, принятое историком французской Ассистенции, о. Фукерэ (vol. 1, p. 1032). Дю Кудрэ родился в 1525 г. в Сайянше, деревне в Верхней Савойе, и вступил в Общество в 1546 г. В 1548 г. он был направлен на Сицилию, откуда вернулся в Рим в 1558 г. В 1561 г. он уехал во Францию и умер в Авиньоне в 1599 г. О дю Кудрэ можно справиться в книгах: Прат, vol. 1, pp. 436-442; Фукерэ, указ. место.

вернуться

10

Вероятно, эта часть старой обители в Риме называлась Герцогской (del Duque) потому, что в ней жил герцог Гандийский, св. Франциск Борджа, когда в 1550-1551 гг. он находился в Риме по случаю празднования Святого Года. Хотя св. Франциск уже принёс торжественные монашеские обеты 1 февраля 1548 г., тогда он ещё не заявил публично о своём вступлении в Общество.

вернуться

11

См. ниже, § 36.

вернуться

12

О. Хуан Альфонсо де Поланко, уроженец Бургоса, вступил в Общество в 1541 г. С начала 1547 г. он был назначен секретарём Общества, каковую должность исполнял на протяжении тех лет, когда генералами были св. Игнатий, о. Диего Лаинес и св. Франциск Борджа, вплоть до 1573 г. Умер он в Риме в 1576 г.

1
{"b":"313951","o":1}