ЛитМир - Электронная Библиотека

Через шесть минут кулак Бонда пробился из снежного плена. Он расширил отверстие и подтянулся вверх, высунувшись наружу. Потом протянул руку вниз и помог вылезти Электре.

Будто по заказу, над ними появился "дофин".

– Это Саша! – закричала она и замахала рукой.

Теперь, казалось, испытание закончилось. К Электре плавно вернулся ее образ руководительницы. Съежившаяся жалкая фигурка исчезла. Она тут же начала рассуждать насчет маркеров разведки и о том, кому надо сказать, чтобы некоторые из них переместили.

Экстраординарная женщина. Он восхищался ее волей к преодолению трудностей.

Вертолет покружил и нашел ровное место. Саша выбросил веревочную лестницу, и они стали пробираться к ней по глубокому снегу. Казалось, ничего не изменилось, но Бонд знал, что между ними что-то произошло. Она переменилась. Электра показала ему свои слабые стороны, брешь в броне властной женщины.

И ему она казалась чертовски привлекательной.

Она позволила ему заглянуть за фасад. Будет ли после этого его задание легче... или еще труднее?

6. Баку

Главные нефтяные месторождения Азербайджана находятся в восточной и юго-восточной части страны, возле столицы – Баку, в Каспийском море около границы с Ираном. Вскоре после формального провозглашения независимости Азербайджана правительство страны заключило контракт с консорциумом одиннадцати транснациональных нефтяных компаний на разработку нескольких глубоководных месторождений нефти на Каспии. Этот контракт дал развивающейся стране необходимый капитал для развития инфраструктуры, которая была, мягко говоря, только в зародыше.

Свобода от советского контроля обещала блестящее будущее бывшим республикам региона, включая Грузию и Армению, но прогресс тормозился яростными конфликтами между различными этническими группами. Иностранные инвестиции в любые отрасли, кроме нефтяной, были нулевыми. Тем не менее, Баку сам по себе стал серьезным центром культуры и образования. Самый большой город в регионе с населением более миллиона человек подпитывался быстрым ростом нефтяной промышленности. Приток денег в регион породил также свободное предпринимательство в форме организованной преступности. "Интеллидженс сервис" уже какое-то время было известно, что в Баку действует так называемая русская мафия. Во многих отношениях этот город играл в Юго-западной Азии ту же роль, что Танжер в Средиземноморье во время Второй мировой войны. Всего за несколько лет он стал Меккой для наркодельцов, шпионов, торговцев оружием и представителей других форм подпольной жизни.

Но это все не остановило сэра Роберта Кинга в его интересе к каспийским месторождениям, "Кинг Индастриз" появилась в регионе почти сразу после обретения страной независимости, и компании на удивление успешно удалось быстро найти богатейшие нефтяные поля. Кинг построил роскошную виллу на берегу моря милях в двадцати к югу от Баку, там и жил с семьей, когда находился в Азербайджане.

Именно туда и направилась процессия из "Кинг Индастриз" на следующий день после покушения на Электру и Бонда. Электра настаивала, что работа должна продолжаться, поэтому Саша Давыдов и Габор организовали поездку через Грузию и Армению в Азербайджан. Электра, конечно же, летела на своем самолете. Бонд на своем "BMW" поехал на восток через горы, а за ним ехал Габор, аккуратно соблюдая дистанцию.

По пути Бонд обдумывал ситуацию и то, что произошло в горах. Конечно, за этим нападением стоял Лис Ренар. Операция была дорогой и дерзкой, и организовать ее мог только человек с его средствами и связями в российских кругах. Не было сомнений, что Ренар не пожалеет никаких расходов, чтобы увидеть Электру Кинг и его, Бонда, мертвыми.

Бонду не нравилась идея дразнить наживкой киллера такого класса. При всей ее браваде и упрямстве Электра Кинг в этом хаосе очень была похожа на жертву. Она была птицей с подбитым крылом, хоть и величественная, и Бонд находил ее неотразимой. Та ее сторона, которая открылась ему, когда они были погребены под снегом, наверняка была известна очень и очень немногим. И она это тоже знала. Интересно, как дальше будут развиваться их отношения.

Когда они подъезжали к вилле, солнце уже садилось, и море было тихим и спокойным. По периметру виллы ходили вооруженные люди, осматривая внимательными глазами дороги в поисках чего-либо подозрительного. До смерти усталый Бонд оказался свидетелем спора между Электрой и ее начальником службы безопасности. Давыдов рвал и метал, что Электра подвергла себя опасности в горах, но мало что мог по этому поводу сделать. Как только наследница нефтяной империи вернулась в безопасные границы своей роли исполнительного директора, она тут же восстановила свой авторитет. Бонд, однако, знал, что в душе Электра испугана, хотя изо всех сил старается этого не показать.

Когда она отказалась от ужина, Давыдов настоял, чтобы ее осмотрел врач. Бонд ждал вместе с ним и Габором в гостиной виллы, пока пациентку осматривали у нее в комнате.

– Все равно не понимаю, как мы могли вас потерять, – говорил Давыдов, расхаживая по комнате. – Вот вы стоите на вершине горы, и через секунду...

– Вы нас нашли, и это главное, – ответил Бонд, сидя в просторном деревянном кресле с бокалом бурбона в руке. Он тоже выдохся. Большой кусок мяса с молодой картошкой, спаржей и свеклой, хотя и великолепный, мало помог ему перезарядить батареи. Ему предстояло форсировать в себе второе дыхание, поскольку в эту ночь сидеть сиднем он не собирался. Бонд знал, что за народ в Баку.

– Я все равно думаю, что надо было догонять тот самолет, – сказал Габор.

– Электра была важнее, – отозвался Давыдов.

– Есть у меня мысль, где можно найти кое-какие ответы, – произнес Бонд.

– Вот как? – спросил Давыдов. – Мы пойдем на охоту?

– Мы – нет. Это я должен буду сделать один. Наверху закрылась дверь и раздались шаги. Врач, крупный мужчина армянских кровей, тяжело спустился по винтовой лестнице, занимавшей центр комнаты.

Давыдов посмотрел на него выжидающе.

– Все в порядке, – сказал доктор. – Порезы и ушибы, но ничего серьезного. – Он махнул рукой в сторону Саши и Бонда. – Она хочет вас видеть.

Давыдов бросился к лестнице, но доктор его остановил.

– Нет, не вас. – Он показал на Бонда. – Вас.

Бонд и Давыдов переглянулись, и Бонд поднялся с кресла и пошел к лестнице.

Электра сидела возле большого окна спальни, выходящего на закат над морем, одетая в гонкий кружевной ночной халат. Бонд закрыл дверь и подошел к ней.

– Как вы себя чувствуете?

– Я должна задать вам вопрос, – сказала она, – И хочу, чтобы вы сказали правду, Кто это был? Кто пытается меня убить?

Бонд не хотел вдаваться в эту тему.

– Я вам говорил, я не знаю. Но я его найду и...

– Этого недостаточно, – перебила она. Бонду пришлось подавить желание взять ее в объятия и все рассказать.

Она повернулась к окну и сказала:

– После похищения я очень боялась. Боялась выйти из дома, боялась быть одна, боялась быть в толпе, всего боялась, пока не поняла... – Она вновь обернулась к Бонду, в глазах ее были слезы: – Я поняла, что не могу скрываться в тени. Не могу допустить, чтобы моей жизнью правил страх. Не могу и не хочу.

Бонд придвинулся и нерешительно взял ее за плечи.

– Когда я его найду, вам больше не надо будет этого делать. А теперь слушайте. Я сегодня поеду в Баку в одно казино побеседовать с кое-какими... друзьями. У меня есть предположение, что они знают, где он. И мне хотелось бы, чтобы вы оставались здесь. В безопасности.

Она подняла глаза, и в них была мольба. Он ясно видел, чего она хочет.

– Не ездите, – шепнула она. – Останьтесь со мной.

Ее рука поднялась погладить его по щеке. Бонд перевел взгляд с ее руки на лицо и увидел намек на обещание и страсть. Он ужасно ее хотел.

– Прошу вас...

Бонд медленно отстранил ее руку.

– Я должен.

– Я думала, ваша работа – меня защищать, – сказала она.

14
{"b":"3230","o":1}