ЛитМир - Электронная Библиотека

– Верно, – невинно согласился Бонд. – И я думаю, мы ушли от доктрины гарантированного взаимного уничтожения. Так что спасибо.

Запал пропал зря. Она показала на лифт.

– Вот сюда. Они ждут.

Он пошел к лифту, миновав стол, на котором лежали нагрудные таблички для прохода в зону повышенной радиации.

– Доктор? – позвала она.

Бонд обернулся.

– Вы ничего не забыли?

Он понял, что допустил ошибку. И такую грубую, что теперь у этой девушки будут подозрения. Бонд взял табличку со стола.

– Да, конечно, – сказал он. – Спасибо, что напомнили. От перелета еще не отошел.

Он уже шел к лифту, когда она сказала ему в спину по-русски:

– Вы для русского отлично говорите по-английски.

Бонд ответил тоже по-русски:

– Я учился в Оксфорде.

Кристмас смотрела ему вслед, когда он входил в здание, и опять стерла пот с брови. Хм. Этот не похож на остальных! Темный, красивый, пусть и немного странноват. Но что-то тут не совсем так....

Она сделала еще глоток воды и снова пошла работать.

Лифт опустил Бонда в глубину на три уровня. Когда двери открылись, он обнаружил, что стоит в длинном и темном туннеле. И тихо, как в могиле.

Бонд пошел вперед, пока не услышал гул машин и какое-то зловещее жужжание. Впереди была большая и освещенная комната.

Это был сферический испытательный зал, окруженный отверстиями, предназначенными для отвода ярости ядерного взрыва к измерительному оборудованию. Посреди зала была яма. Бонд стоял в одном из нескольких туннелей, расходящихся из зала по радиусам. Он вошел в эту необычную комнату, медленно прошел к середине и заглянул в яму. Там четыре человека что-то делали с устройством, лежащим на тележке. Крышка устройства была снята, и обнажены механические внутренности. Но Бонд узнал атомную бомбу.

– Правда, красиво? – раздался за спиной голос Ренара.

9. Огонь в дыре

При звуке голоса Ренара Бонд выхватил "вальтер". Загудел лифт, и Бонд увидел выходящего на платформу Ренара, одетого в камуфляж Российской Армии. Пригнув голову. Бонд пошел ему навстречу, держась в тени. Ренар вышел из лифта и столкнулся с Бондом лицом к лицу. Бонд улыбался, а его пистолет смотрел в грудь Ренара.

– Мистер Бонд! – сказал тот, явно удивленный.

– Вы, наверное, ожидали увидеть Давыдова? – спросил Бонд. – Ему вместо билета на самолет досталась пуля. – Он выдернул Ренара из лифта и прижал к стене так, чтобы не было видно. – Молчите и не двигайтесь.

Ренар только что не рассмеялся.

– Вам меня не убить, мистер Бонд, – сказал он. – Я и без того мертв.

– Мне кажется, недостаточно. Он стоял лицом к лицу с человеком, виновным в убийстве сэра Роберта Кинга, агента 0012 и многих других... в изнасиловании и похищении Электры Кинг... Бонду пришлось взять себя в руки, чтобы не вышибить мозги Ренару тут же на месте. Это было бы удовольствием. К несчастью, ему нужно было еще время, чтобы террорист рассказал о плане, который он задумал. Такие люди всегда рассказывают.

Ренар пожал плечами, оправляясь от удивления, и теперь полностью овладел собой. Он глядел на Бонда с искрой в здоровом глазу. Второй глаз смотрел прямо перед собой, не мигая, холодный и безжизненный. На половине лица Ренара играла улыбка, но второй угол рта был опущен в гримасе. Жуткое выражение лица усиливалось сияющим красным бугром на виске.

– Вы могли бы проявить хоть немножко благодарности. Ведь я пощадил вашу жизнь тогда, в банке. – Ренар явно был собой доволен. – Но нет, вы правы! Я не мог вас убить. Вы же работали на меня! Мне надо было, чтобы вы доставили деньги – для убийства Кинга. Спасибо, отличная работа. А теперь вы привели мне самолет. Кажется, на МИ-6 всегда можно рассчитывать. Бонд оставил издевку без внимания.

– Что вы собираетесь сделать с бомбой? Каков ваш план?

Ренар абсолютно не выказывал страха.

– Сначала ваш. Или у вас на самом деле никакого плана нет?

К несчастью, он сказал неприятную правду. Бонду надо было выиграть время, чтобы придумать, что делать дальше.

– Эта бомба отсюда не выйдет, – сказал он.

– Как и вы, – хихикнул Ренар. Бонд рискнул бросить взгляд на яму – посмотреть, что рабочие делают с бомбой.

– Как это обидно, – сказал Ренар, – стоять под дулом пистолета человека, который не знает, во что влез. Ведь вы и понятия не имеете?

– Человеку, который ни во что не верит, легко понять, что такое месть.

Ренар рассмеялся.

– А во что верите вы? В защиту капитала? Вы всего лишь полуразумное орудие членов клуба, где заправляют люди получше вас. И слишком заняты погоней за их дочерьми, чтобы делать свою работу как следует. Застрелите меня – я только буду рад. Люди там внизу услышат выстрел. Вас они убьют, а бомбу увезут.

– Стрельба привлечет половину всех солдат, что там наверху.

– Может быть. Но если в течение двадцати минут не будет сделан один телефонный звонок... – И он сказал Бонду прямо в лицо: – Давайте. Спустите курок – и вы убьете Электру.

– Вы блефуете.

– Она ведь красива? – спросил Ренар. – Я думаю, вы в нее влюбились. По лицу вижу. Да, мой друг, вам бы поиметь ее раньше. Когда она была невинной. Пока еще не стала в постели такой шлюхой.

Глаза Бонда загорелись яростью. Он притиснул Ренара к стене и прижал пистолет к его виску.

– И как оно вам? – спросил Ренар, поняв, что попал в больное место. – Как оно – знать, что это я ее для вас распечатал?

Разгневанный Бонд ударил его рукояткой пистолета в висок. Террорист упал на колени, поднес руку к голове и с любопытством поглядел на окровавленные пальцы. Боли он не чувствовал.

Бонд прикрутил глушитель.

– Обычно я терпеть не могу убивать безоружных. Хладнокровное убийство – это грязная работа. Но в вашем случае я ничего такого не чувствую. Точно, как вы.

Он опустил ствол, наведя его на голову Ренара.

– Когда тебя расстреливают, это в конце концов надоедает, – сказал Ренар. – Но опять-таки: что пользы жить, если не можешь ощутить, что ты живешь?

Бонд был готов нажать курок, когда его отвлек топот шагов.

– Бросьте пистолет! – скомандовал полковник Акакиевич. Бонд застыл, потом повернулся лицом к полковнику, прибывшему в сопровождении двух вооруженных солдат и доктора Кристмас Джонс.

– Не вмешивайтесь, полковник, – сказал Бонд.

Солдаты наставили на Бонда автоматы.

– Он обманщик! – сказала Кристмас, державшая в руках какую-то распечатку. – Доктору Аркову шестьдесят три года.

– Вот ваш обманщик, – ответил Бонд, показывая на Ренара. – И люди в самолете с ним заодно. Он хочет украсть у вас бомбу, полковник.

Кристмас, пораженная изменением акцента Бонда, прислушалась, но Акакиевич передернул затвор автомата.

– Бросьте, я сказал! – повторил приказ полковник.

И он говорил всерьез. Бонд помедлил еще секунду... но выбора не было. Вынув из пистолета обойму, он уронил ее на пол. В этот момент зал наполнили звуки гудящих механизмов, оживших на дне ямы. Коническая бомба в транспортном кожухе поднялась со дна, и люди Ренара, управляя рукой промышленного робота, быстро опустили тяжеленное устройство на вагонетку. К кожуху прикрепили цепи, спускающиеся от рельсов в потолке.

– Отличная работа, – обратился Ренар к Кристмас. – Он бы убил нас всех. – Потом он повернулся к Акакиевичу: – Это вы его сюда пропустили?

Полковник явно был не в своей тарелке.

Итак, Ренар и русский полковник в этом деле заодно. А девушка? Она тоже входит в заговор? По ее недоуменному лицу Бонд предположил, что это не так. Ее тоже использовали втемную. И сейчас она смотрела на Бонда, думая, не сделала ли непоправимую ошибку.

Один из людей заглянул в инструкцию на русском – точно такую, как Бонд видел в кабинете Ма – а потом вытащил из бомбы какой-то тонкий металлический прямоугольник, размером не больше кредитной карты, и сунул его себе в нагрудный карман.

– Уведите его, – сказал Ренар полковнику. – Мне не нужно, чтобы он был здесь, когда мы повезем бомбу. – Потом он подступил к Бонду и сказал шепотом: – Я был у вас в руках. Но я знал, что вам не выдержать такой ответственности...

21
{"b":"3230","o":1}