ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну, давай! – сказал он.

– О'кей, – произнесла Кристмас. – Значит, вы – английский шпион. А имя у вас есть?

Бонд целился в шипящую гидравлику и глянул на девушку краем глаза.

– Есть. Бонд...

Он выстрелил. Гидравлическая система взорвалась, и лифт полетел вверх по шахте с головокружительной скоростью как раз в тот момент, когда яма под ними взорвалась. Пламя метнулось по стволу шахты, лизнув кабину снизу. Бонд пригнулся, закрывая собой Кристмас. Через несколько секунд дым рассеялся.

– ...Джеймс Бонд, – закончил он. Рядом с полигоном Ренар, Трухин и последний из их помощников затолкнули бомбу в кузов "лендровера". Потом запрыгнули сами и понеслись к аэродрому.

Лифт остановился наверху шахты, но двери не открылись. Кристмас кашляла, ослепленная дымом. Скоро здесь не останется кислорода. Бонд посветил циферблатом часов на потолок кабины и обнаружил запечатанный люк.

– Уши закройте! – крикнул он и выпустил несколько пуль по краям люка. Эхо было оглушительным, но в кабину стали пробиваться тонкие лучи света.

– Подсадите меня? – спросил он. Она кивнула и сложила руки стременем. Бонд встал на них и стал толкать крышку люка. Он давил изо всех сил, пока Кристмас не крикнула:

– Больше не могу держать!

И тут крышка поддалась, ослабленная пуле-выми отверстиями. Бонд вылез наружу и помог выбраться Кристмас. Они стояли в облаке пыли футах в пятидесяти от главного здания. Солнце ощутимо грело.

Бонд увидел людей, в панике мечущихся вокруг. На земле валялись убитые солдаты. Потом послышался звук моторов реактивного самолета.

– Бежим! – крикнул он, увлекая ее за собой к взлетной полосе, но было поздно. Самолет Ренара проревел мимо и взлетел. Бонд беспомощно пробежал за ним несколько шагов и остановился.

– Послушайте, вы меня простите, что я вас заложила. Я же понятия не имела, что они задумали. Честно считала, что они из Российского Министерства атомной энергетики.

– У вас есть идеи, куда они могут лететь?

– Нет, но далеко они не уйдут, – сказала Кристмас. – У каждой боеголовки есть карта локатора Глобального Спутникового Позиционирования. Мы отследим сигнал.

Бонд вынул из кармана кусочек металла, взятый с мертвеца, и показал ей:

– Вы имеете в виду вот это? У нее отвалилась челюсть.

– А, черт! – только и сказала она.

10. Приближение шторма

Вскоре после того, как М. прибыла в зал брифингов штаб-квартиры МИ-6 в замке Тэн, туда вбежал Билл Тэннер.

– Есть кое-что, – сказал он. – Может, это ничего не значит, но надо это проверить.

М. стояла с Робинсоном и другими аналитиками, рассматривая полученные от Интерпола распечатки. Выходило, что террорист, известный под именем Ренар, был замечен в один и тот же день в шести различных странах, и надо было понять, какому из этих сообщений можно верить – если такое вообще есть. М. подняла глаза и спросила:

– Да?

– Мы, как всегда, следим за частотами русских военных. Российская Армия сообщает, что два дня назад был угнан их транспортный самолет с аэродрома вблизи Омска.

– И что?

– Это не все. Российское Министерство атомной энергетики ищет несколько исчезнувших "парахоуков" и физика-ядерщика, который тоже пропал. Человека по фамилии Арков.

– Какое все это может иметь отношение к Ренару? – нетерпеливо спросила М.

Тэннер протянул ей доклад сэра Роберта Кинга:

– Министерство атомной энергетики России, – сказал он. – Доктор Арков должен был быть на задании по закрытию испытательного полигона в Казахстане. Разведка сообщает, что этот пункт был разрушен сегодня утром, и оттуда вылетел самолет, по описанию совпадающий с угнанным. Хуже всего: они считают, что пропала бомба.

– Бомба?

– Боеголовка с плутониевой начинкой. Русская армия дала приказ задержать полковника Акакиевича, который был начальником этого испытательного полигона. Очевидно, он тоже исчез, и они считают его соучастником. Это не сразу просматривается, но все говорит за то, что тут мог приложить руку Ренар.

М. была недовольна собой, что сама не сложила два и два.

– Верно. – Она повернулась к Робинсону: – Есть у нас способ как-то выследить этот самолет?

Он чуть не рассмеялся и показал на карту:

– Он может быть где угодно в этом регионе. Иран, Ирак, Пакистан, Сирия, Афганистан...

– Великолепно, – сказала М. В зал вошла Манипенни и привлекла всеобщее внимание, объявив:

– Электра Кинг звонит М. из Баку. М. удивилась и пошла к телефону, но Манипенни сказала:

– Она звонит по видеолинии.

– Дайте изображение на большой экран. Манипенни переключила канал, и на большом стенном мониторе появилось лицо Электры. Оно было измученным, а глаза – покрасневшими.

– Здравствуйте, – сказала она. – Извините меня. Я бы не стала вам звонить, если бы не... Ваш человек, Бонд, исчез. Он... он покинул мою виллу где-то около полуночи.

М. покосилась на Тэннера.

– Весь день его не было, и сейчас он тоже не вернулся. Я считала, что вам надо дать знать. Здесь уже было одно покушение на мою жизнь. И еще... мой начальник службы безопасности был найден возле местного аэродрома. Его убили...

М. наклонилась к консоли:

– Я прямо сейчас высылаю другого агента. Электра наморщила брови:

– А... а вы сами не можете приехать? Этого М. не ожидала. Просьба эта так ее взволновала, что она не могла даже найти слов. Потом она посмотрела на лицо девушки, которая была ей как дочь. Электра Кинг выглядела так, будто лишилась всего, что у нее было.

– Я не могу избавиться от мысли... что следующая очередь – моя, – сказала Электра.

М. глядела на лицо на экране, и вся горькая история этой девушки была написана в ее молящих глазах. М. отвернулась от экрана и сказала Тэннеру:

– Доставьте меня туда.

– Мэм, я не думаю... – попытался возразить Тэннер.

– Делайте, что я сказала! – Она вновь повернулась к Электре: – Я приеду, как только смогу. Не покидай своей виллы.

Электра кивнула, сдерживая слезы радости:

– Спасибо вам! И связь прервалась.

– Куда, к черту, девался агент Ноль-ноль-семь? – спросила М.

– Я попытаюсь его найти, – ответил Робинсон, кидаясь к пульту.

– М... – начал было Тэннер, но она его оборвала:

– Я знаю, что вы хотите сказать, начальник штаба, и не хочу этого слышать. Я возьму с собой своего телохранителя и Робинсона. Мисс Манипенни, прошу вас организовать все для немедленного моего отбытия. Я хотела бы быть в Баку еще до завтра. Тэннер, вы остаетесь вместо меня. Попытайтесь отследить этот транспортный самолет. И если найдете агента Ноль-иоль-семь, передайте ему, что с ним я поговорю лично.

Темные, черные и серые штормовые облака собирались над неспокойным Каспием. Ветер выл и грохотал в стропилах виллы Кинга, внося беспокойство и в без того зловещую обстановку.

Электра сидела одна в кабинете отца. Она работала в круге света от одинокой настольной лампы, а в комнате темнело и темнело – приближалась буря. Электра подняла усталые глаза от цифр рапорта геологоразведчиков из Турции. На стене рядом с письменным столом висел портрет ее отца. Электра прислушалась к визгу бури снаружи и поежилась. Ветер распахнул окно и сдул со стола бумаги, раскидав их по полу. Электра встала, подошла к окну, закрыла его и заперла. И постояла еще немного, глядя на темное небо и бурное море.

Сама не понимая почему, Электра подумала о матери. Такое с ней иногда случалось, особенно в этих местах. То и дело вдруг мелькали вспышками воспоминания, чуть слышалась колыбельная, которую мать пела ей в далеком детстве.

Грустный навязчивый мотив напомнил ей холодное, враждебное прошлое. Человек более суеверный решил бы, что песню поет призрак, но Электра была далека от суеверий.

Но иногда Электра могла бы поклясться, что слышит всхлипывания умирающей матери...

Ее воспоминания прервал громкий стук в библиотеке рядом. Она прислушалась, но звук не повторился.

23
{"b":"3230","o":1}