ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы посоветовали отцу не платить выкуп, – сказала она. – МИ-б... великие защитники всего мира. А я-то думала, что вы как моя семья, М. Вам важнее было поймать террориста, чем освободить меня. И мой отец на это пошел!

– Мы бы освободили Тебя чуть позже, – сказала М.

– Это прекрасно! – прошипела Электра. – После того, как меня насиловали и обращались по-скотски целых три недели? Я очень огорчилась, что денежная бомба не убила вас обоих. И думала, что у меня не будет второго шанса. И тут вы сами дали мне ответ – прямо мне в руки. Этого вашего Бонда. Оказалось так просто вас сюда заманить, используя его как приманку – как вы использовали меня во время похищения. И как вам это? Как вам знать, что он был прав насчет меня? Как вы сами сказали, лучший, кто у нас есть? Или надо сказать – был?

М. дала ей пощечину. Вооруженные охранники тут же ее скрутили.

Электра слегка потерла щеку, но никаких эмоций не выразила.

– В вертолет ее, – велела она своим людям.

Габор и еще один охранник взяли М. за руки выше локтей, но она стряхнула их руки. Взглянув в упор на девушку, которая ее предала, М. с гордо поднятой головой вышла из комнаты в сопровождении свощс тюремщиков.

Ренар снял трубку в машине Трухина по дороге в Стамбул.

– Сработало, – сказала Электра. – У тебя оказался гениальный план.

Он с облегчением вздохнул. Как хорошо было слышать ее голос.

– А что там с Бондом?

– Ты о нем больше не услышишь. Погиб в трубе, пытаясь обезвредить твою бомбу.

– Прекрасные новости, – сказал он.

– У меня есть для тебя еще один сюрприз, – продолжала она. – Когда ты будешь в Стамбуле?

Ему было приятно, что у нее такой счастливый голос.

– Уже недолго.

– Поторопись, я хочу тебя видеть.

– Мы уже едем.

Ренар повесил трубку и повернулся к Трухину:

– Ты точно знаешь, что надо делать с тем плутонием, что мы взяли?

– Наверняка, – ответил русский. – Перельем в стержень в экструдере. По тем размерам, что дал твой человек.

– И сколько это займет времени?

– Когда будет экструдер – несколько минут. Как приедем в Стамбул, я начну работу. Ты уверен, что экструдер будет на месте?

– Не волнуйся, он уже едет, – ответил Ренар.

Он был доволен. Пока Трухин вел машину, Ренар попытался отвлечься. Посмотрел на хорошо экранированный кейс, где была половина плутониевого заряда. Подумал, что там – будущее мира. И он сам делает это будущее. Вся его жизнь была попыткой что-то изменить... он бился за дело, в которое верил, принуждал других творить насилие от его имени, заставлял прислушиваться к себе правительства...

Через два дня он будет мертв, но Ренар утешался мыслью, что любовь его будет жить в той женщине, ради которой он все это делает. Люди могут подумать, что в основе всех разрушений и смертей – результата его действий – лежит ненависть.

И черт с ними, пусть думают.

Все это ради любви.

Бонд и Кристмас сидели в грязи, откашливаясь и переводя дыхание. Солнце палило сверху, и неподалеку дымилась рваная дыра нефтепровода.

– Может, вы мне объясните, зачем вы это сделали? – спросила она. – Я бы остановила бомбу, а из-за вас мы чуть не погибли.

– А мы и погибли, – ответил Бонд. – Она думает, что мы мертвы. И думает, что это ей сошло с рук.

– Слушайте, можете сказать это на простом английском языке? Для тех, кто по-шпионски не говорит. Кто "она"?

– Электра Кинг.

– Электра Кинг? Это же ее нефтепровод! Зачем ей его взрывать?

– Избавляет ее от подозрений. – Бонд пожал плечами. Он знал, что прав, но еще не видел всей картины. И начал думать вслух: – Это все часть какого-то плана. Они крадут бомбу. Суют ее в трубу...

– Но зачем оставлять половину плутония? – спросила она, поднимая пакет, где лежал кусок материала, формой и размером с половину грейпфрута.

У Бонда щелкнуло в мозгу:

– Чтобы ее раскидало взрывом, и тогда не будет заметно, что другой половины нет.

– Да, но с ней-то что они хотят сделать?

– Вы же у нас ядерщик. Вам лучше знать.

– Понятия не имею, – сказала она, подумав. – Бомбы из нее не сделаешь – мало материала. Но... в общем, как бы там ни было, а плутоний мы должны вернуть. Я отвечаю за тот испытательный полигон в Казахстане. И за это с меня голову снимут.

– Давайте все по порядку. – Бонд щелкнул рацией. – Бонд – Робинсону. Вы меня слышите?

В ответ был только треск помех.

Кристмас воспользовалась минутой, чтобы спросить:

– Кстати... вы с Электрой... вы были... Бонд бросил на нее неодобрительный взгляд, но она продолжала:

– Потому что пока мы не зашли дальше, я хочу знать. Что за история между вами?

Бонд не был настроен отвечать на этот вопрос.

– Бонд – Робинсону. Ответьте! – И, чтобы отбиться от Кристмас, повернулся и спросил: – А у вас – что за история? Что вы делали в Казахстане?

Она парировала:

– Уходила от вопросов такого рода. Как и вы.

Бонд уже был готов ответить "туше", как рация затрещала.

– Слышу вас, Ноль-ноль-семь, – сказал Робинсон. – Красная тревога. М. исчезла. Ее телохранитель убит. Центр управления нефтепроводом эвакуирован. Вертолет "Кинг Индастриз" отсутствует, и Электры Кинг нигде не видно. Мы не знаем их местонахождения. Ожидаем инструкций. Конец связи.

Бонд закрыл глаза. Плохая ситуация стала еще хуже. Кристмас стало страшно – лицо Бонда превратилось в мрачную маску. Она поняла, что пытаться сейчас проникнуть за эту маску не следует.

– Что будем делать? – спросила она. Бонду стукнула в голову мысль.

– Есть один критический элемент, который я, быть может, просмотрел. Нам его надо отследить.

– Что? Еще плутоний?

– Да нет, – ответил Бонд. – Икра. Черная.

12. Пленница прошлого

С Босфором, двадцатимильным проливом, соединяющим Черное и Мраморное моря, связано много легенд. Греческий герой Язон выходил из Эгейского моря в Мраморное и через Босфор в Черное в поисках Золотого Руна. Босфор как единственный выход из Черного моря служил с самого начала истории путем миграции и вторжения для народов Европы и Азии. И всегда стратегически центральной точкой его служил величественный город Стамбул, связывающий два континента. Западный берег в Европе, восточный – в Азии. На холмистых берегах по обеим его сторонам стоят замки и богатейшие виллы – следы живого прошлого – и более современные морские курорты, обслуживающие отдыхающих жителей Стамбула.

Один из таких древних монументов – Киз Кулези, или Башня Девы, на крохотном островке возле азиатского берега. Это название, как и другое – "Башня Леандра", – восходит к легендам. Здесь заточил турецкую принцессу ее отец, узнав пророчество, что его любимое дитя погибнет от укуса змеи. Принцесса все равно, конечно, встретила свою судьбу и на этом острове, куда змея попала контрабандой с материка. Название "Башня Леандра" появилось из-за ошибочной легенды, что здесь утонул Леандр, пытаясь переплыть пролив ради встречи с возлюбленной.

На самом деле башню построил один византийский император в двенадцатом столетии. С помощью цепи, натянутой между нею и башней Сарайбурну, или мысом Сераля, император мог перекрыть Босфор.

К башне Киз Кулези в сумерках подплыла лодка. Компания "Кинг Индастриз" арендовала этот памятник архитектуры под свой офис в Стамбуле, и мало кто знал, что башня занята. Существовали планы открыть ее для туристов, но пока что Башня Девы казалась заброшенными развалинами.

Лис Ренар вышел из лодки, сопровождаемый эскортом, тяжело нагруженным сумками и чемоданами. Они вошли в башню – необыкновенный зал с цветными стеклами, бросавшими причудливые отсветы на дорогие мраморные плиты пола. Колонны, чугунное кружево, бархатные занавесы и цветы покрывали всю комнату. Как будто входишь в музей.

– Наконец-то!

Электра Кинг бросилась через всю комнату в объятия Ренара. Он страстно обхватил ее руками.

27
{"b":"3230","o":1}