ЛитМир - Электронная Библиотека

Появились Бонд и Кристмас, оба промокшие.

– Итак, на чем мы остановились? – спросил Бонд.

Жуковский погружался в пучину икры, цепляясь за ящик.

– Веревку! Прошу вас, бросьте веревку!

– Нет. Сначала правду, – холодно ответил Бонд. – Эти пилы гонялись за тобой, Валентин. Что тебе известно такое, что она хочет твоей смерти?

– Тону! Спасите!

Бонд повернулся к Кристмас:

– Каков атомный вес икры?

– Кажется, как у цезия... Похоже, что у него отрицательная плавучесть, – ответила она.

– Значит, он утонет.

– И скорее рано, чем поздно.

– Хватит! – крикнул Жуковский. – Вытащите меня отсюда!

– Плохо, что у нас нет шампанского, – задумчиво сказал Бонд.

– Или сметаны, – поддержала она, подавив смешок.

– Ладно! – крикнул толстяк. – Будь по-вашему. Я для нее покупал кое-какие машины. Русского производства.

– А эта плата в казино?

– Специальное задание. Мой племянник служит на флоте. Он что-то везет ей контрабандой.

– Куда?

– Да вытащи ты меня!

– Еще рано.

– Это дело семейное! – взмолился Жуковский, – Раз Николаю грозит опасность, договоримся или по-моему, или никак!

Бонд не шевельнулся. Русский погрузился глубже.

– Ладно! – завопил он. – В Стамбул! А теперь вытаскивай меня отсюда!

Бонд секунду подумал, потом схватил трость Жуковского и протянул ему один конец. Ему слегка забрызгало икрой пиджак. Он обтер ее пальцем и попробовал.

– Прекрасное качество, Валентин. Прими мои комплименты.

В помещение ворвался Бык, готовый палить из автомата, но остыл, увидев, что здесь всего лишь они трое, и помог Бонду вытащить Жуковского из ямы. Тот, тяжело дыша, плюхнулся на пол.

– Что ж, – сказал Бонд. – Пойдем искать твоего племянника.

13. Башня Девы

Было чуть больше полуночи.

Ренар стоял на балконе Башни Девы, глядя в бинокль на Босфор. За железной балюстрадой открывался один из самых знаменитых видов в мире. С одной стороны тихо плескались воды Золотого Рога, с другой уже танцевали волны Босфора. А между ними сверкало нагроможде-ние крыш, воспаряющие минареты и круглоголовые мечети района Пера.

В пролив только что вошел супертанкер и ос-торожно пробирался к какому-то порту на европейском берегу. Но под его брюхом, прячась в тени танкера, прошло другое судно – незамеченное.

Это была русская атомная подводная лодка класса "Чарли-2" – официально называющийся "ССГН" подводный ракетный крейсер, вероятно, наиболее старый тип из всех оставшихся у России подводных лодок. По сравнению с новыми субмаринами она была относительно шумной, но славилась ударной мощью – восемь ракет СС-Н-9 "Сирена" класса "корабль – корабль" и шесть торпедных аппаратов 533 мм с двенадцатью торпедами. В подводном положении она могла давать до двадцати четырех узлов, и паровые турбины, движимые реактором, развивали мощность на валу до пятнадцати тысяч лошадиных сил.

И это именно ее ждал Ренар.

Он перебросил выключатель "уоки-токи". Когда Электра ответила, он сказал:

– Она прибыла.

– Точно по графику, – ответила Электра.

– Мне надо будет распорядиться насчет экипажа.

– Все в твоих руках, дорогой. Он отключил рацию, снова взглянул в бинокль и вдруг ощутил что-то внутри шрама на виске.

Пуля снова задвигалась. Боли не было, только неприятное ощущение давления. "Эта сволочь как живая!" – подумал он мрачно.

Тот доктор его предупреждал, что если он что-то в этом месте почувствует, это может значить, что его время истекает. Ренар знал, что ему немедленно нужна медицинская помощь, но слишком важно его задание. И он предоставил себя собственной судьбе.

И только надеялся, что время не выйдет раньше, чем он осуществит свой план.

В глубине башни М. ходила по камере из угла в угол. По лежащим за решеткой часам ей оставалось еще двенадцать часов. Она твердо решила ни в чем не сотрудничать с похитителями, и убеждала себя, что "Интеллидженс сервис" ее найдет. Если бы только придумать способ помочь Тэннеру и Робинсону...

В каменной темнице становилось прохладно. Она несколько вспотела, расхаживая, потратила калории, и теперь ей было холодно. Она надела жакет, который был наброшен на спинку единственного современного деревянного кресла в комнате. Кроме этого, в камере еще была каменная лежанка, жестяной таз и кувшин для воды, полотенце, ведро и десятки бесполезных безделушек. Ей разрешили оставить при себе сумочку, предварительно ее проверив. Забрали все, что можно было бы использовать как оружие, и оставили пачку салфеток, связку ключей, помаду и паспорт. Она долго и напряженно думала, как можно чем-нибудь из этого воспользоваться. Вазу или статуэтку можно разбить у кого-нибудь на голове... таз и кувшин слишком легкие, чтобы служить оружием... полотенцем можно задушить... Нет, она не боялась битвы за жизнь, если до того дойдет...

Засунув руки в карманы, она в правом нащупала что-то непонятное. Плоский прямоугольник, вроде кредитной карты. Что это?

М. вынула это из кармана и вспомнила. Локационная карта, которую дал ей Бонд. Странно, что люди Электры не нашли ее при обыске, но тогда с ней не было жакета. Они просто не позаботились его обыскать!

М. стала внимательно рассматривать карту. Это была плоская, гладкая и серебристая пластинка с двумя медными контактами. М. подумала, что это может значить. В основном это устройство наведения... с положительным и отрицательным полюсом...

Она глянула на часы.

0.14.

Она сняла с ноги туфлю на высоком каблуке и легла на пол. Высунув туфлю между решетками, вытянув руку до конца, она попыталась захватить каблуком ближайшую ножку табуретки. Это было нелегко – ей удалось только чуть стукнуть по этой ножке подковкой каблука.

Ну и хорошо. Сейчас она сбросит еще фунт, чтобы выиграть полдюйма...

М. изо всех сил втиснулась плечом в решетку. Это было больно, но теперь стало удобнее пытаться захватить ножку табуретки. Она снова чуть тюкнула каблуком по ножке, чуть подтолкнув в свою сторону. Тук... тук... чуть сильнее... она просто силой воли тянула этот табурет... тук... тук...

И наконец ей удалось зацепить ножку, как крюком. Она потянула табуретку на себя, но эта дребезжащая штука зацепилась за неровность каменного пола и наклонилась. Будильник стукнулся об пол и проехал к решетке с грохотом, отдавшимся в комнате жутким эхом.

М. услышала снаружи шаги, быстро вскочила и бросилась на каменную лежанку.

Зазвякали ключи в замке, и Габор сунул голову внутрь. Не заметив сдвинутую табуретку, он поглядел на пленницу, на ее камеру. М. тяжела дышала, закрыв глаза. Все казалось в порядке. Удовлетворенный, Габор закрыл дверь и щелкнул ключами в замке.

Выждав минуту, М. снова легла на пол, протянула руку и схватила будильник. Открыв заднюю стенку, она увидела там две батарейки. Их она вынула, положила на лежанку и самым маленьким ключиком стала открывать одну из них. Наконец показался контакт. М. повторила то же самое с другой батарейкой, только открывала ее с другого конца.

Теперь осталось только подсоединить батарейки к медным контактам карточки, и, быть может, она снова вступала в игру...

* * *

Электра Кинг поежилась и накинула шелковый халат. Не в силах заснуть, она решила, что может с тем же успехом и встать.

Дева башни забегала по комнате, останавливаясь то и дело, чтобы взглянуть на ночное небо. Не пройдет и двенадцати часов, как все закончится. Она вернется В Англию и сделает для прессы потрясенное горем сочувственное заявление. Она поклянется сделать все, что в ее силах, что в силах "Кинг Индастриз", чтобы помочь миру оправиться после такой катастрофы.

Катастрофы...

Очень точное слово для того, что должно произойти. Она злобно улыбнулась этой мысли. Блестящий план! И никто не сможет выследить ее связь с катастрофой. М. будет мертва. Ее люди не выдадут. Ренара, конечно, жаль... но это был его выбор – проследить план до самого смертного конца. Ему все равно уже недолго жить. Она будет тосковать по нему, но в общей величественной схеме событий он мало что значит. И не ее вина, что бедный дурак в нее влюбился.

30
{"b":"3230","o":1}