ЛитМир - Электронная Библиотека

Он преследовал свою цель. Конечно, хорошо было бы иметь его при себе, но эта его рана в голове... и отсутствие ощущений... он не мог удовлетворить ее так, как другие мужчины – как Джеймс Бонд. Ее чувства к Ренару были противоречивы. С одной стороны, он ее похитил... с другой стороны, это была такая невиданная близость...

А Джеймс Бонд? Он во всем этом был единственной неизвестной величиной. Наверное, он на пути в Стамбул. Да, это было разумно – привлечь Быка к себе на службу. Купить можно каждого – без исключений. Человеку с золотыми зубами даны указания, и потому можно выбросить Бонда из головы. Он не успеет найти ее вовремя. И умрет вместе с миллионами других.

На этой мысли она на миг задержалась. Умрут миллионы людей. Ужасно. Электра стиснула кулаки и в который раз повторила себе, что миллионы людей погибали сотни лет по самым разным причинам. И кроме того, с тем богатством, которое она завоюет за следующие десять лет, она восстановит всю страну.

Может быть, они даже сделают ее своей правительницей.

Глядя на звезды, она подумала о родителях. "Ну как, отец? – молча подумала она. – Что ты теперь думаешь о своей "маленькой принцессе"? Ты горд? Я проявила инициативу? Ах, если бы ты только видел новый мировой порядок, установленный твоей дочерью. Электра Кинг, царица мира..."

Ей нравилось, как это звучит.

И тут она снова услышала ее... колыбельную матери. Очень издали, плывущую над волнами Босфора. Электра стала покачиваться из стороны в сторону, напевая про себя.

"Мама, это все ради тебя, – подумала она. – Я для тебя это делаю. Разве ты не гордишься своей девочкой? Улыбнись, мама. Дочка тебя любит".

Будто в ответ, первый отблеск серебряного дня озарил ночное небо.

Ренар вывел несколько человек на причал, устроенный под сводом выходящей к воде пристройки башни. Это здание стояло здесь несколько сот лет, построенное для защиты судов, пристававших к острову. Купив остров, "Кинг Индаст-риз" должна была только установить освещение, причал со ступенями и платформой – и вот гнездо для корабля... или подлодки.

Под волнами можно было разглядеть длин-ную черную тень субмарины. Пошли массой пузыри – большой корабль всплывал. Наконец раздалась поверхность, и субмарина застыла.

Ренар со своими людьми сошел на платфор-му и стал ждать. Через минуту открылся люк и появился моложавый капитан.

– Капитан Николай... – начал Ренар.

– Сэр! – ответил капитан. – Ваш груз готов к выгрузке. У нас всего несколько часов, пока нас хватятся.

– Вы прибыли с минимальным экипажем?

– Все, что мы теперь можем себе позволить.

– Да, конечно... У нас есть тут для ваших людей бренди и закуска.

Николай просиял, увидев людей Ренара, которые вышли вперед с корзинами еды.

Ренар был доволен. Сделка, которую заключила Электра с дядей капитана, окупилась. Насколько он понимал Валентина Жуковского, молодой капитан был очень на него похож. У него была та же жажда к деньгам, что и у дяди, и потому недолго заняли уговоры, чтобы он "одолжил" свою подлодку на несколько часов. В конце концов, если капитан атомной субмарины хочет уйти в тайный поиск, кто ему может запретить? Для таких подлодок уходить надолго без связи не было чем-то необычным.

Николай и его люди оказались очень полезными. Сильными, усердными и голодными. И они выполняли приказы, не задавая вопросов.

Очень обидно, что всем им надо умереть.

Эски-Стамбул, или Старый Город, проснулся на рассвете в обычной суете улиц и криках разносчиков, волокущих свои тележки с товаром на Большой Базар. Именно там все остатки живописной истории Турции проявлялись все вместе. Эски – это древний Константинополь/Стамбул прошедших столетий, и здесь и собраны все великие дворцы, мечети, ристалища, церкви, монументальные столпы и базары.

Неподалеку от Большого Базара находится очень старая электростанция. Ее закрыли во время Второй мировой войны, но не разобрали, очевидно, по каким-то археологическим соображениям. Местные жители ее, как правило, не замечали, будто ее и нет. На самом же деле, как объяснил по дороге Валентин Жуковский Бонду и Кристмас, это был опорный пункт КГБ во времена "холодной" войны.

– Теперь это ФСБ, – сказал он. – Федеральная Служба Безопасности. Все та же добрая старая служба, только название новое.

В здании было полно советских генераторов, устаревших электрических пишущих машинок, копировальной техники и аппаратуры для наблюдения, возраст которой колебался от десяти до сорока лет. За пультами с деловым видом сидели люди, будто "холодная" война и не думала кончаться.

Жуковский подвел Кристмас и Бонда к радисту. За ними неподалеку следовал Бык с кейсом в руках.

– Вы с ним связались? – спросил Жуковский.

– Никак нет, – ответил радист. – Молчат.

– Поищите на аварийных частотах, – предложил Бонд.

– А вы точно не знаете, что за груз согласился вести ваш племянник? – спросила Кристмас.

– Провалиться мне на этом месте, – ответил Жуковский. – Все, что мне известно, – что ему заплатили миллион долларов – за вычетом, конечно, моих комиссионных, – чтобы он на своей лоханке пришел из Черного моря в Стамбул и привез какой-то груз. Какой – понятия не имею. Он может это состряпать, потому что он – капитан.

Они подошли к большой карте Босфора и Черного моря, усыпанной разноцветными булав-ками.

– Трагично, – вздохнул Жуковский. – В добрые старые дни была сотня мест, где подлодка могла всплыть незамеченной.

Бонд взял Жуковского за рукав:

– Подлодка! Почему ты нам этого не сказал? Жуковский пожал плечами:

– А я не сказал? Мне казалось, что вы знаете. Мой племянник – капитан подлодки.

– Какого класса?

– Класса "Чарли"...

– Атомная! – Картинка в мозгу Бонда сложилась полностью. – Валентин, твоего племянника наняли не перевезти груз. Ренару нужно само судно! – Он перевел взгляд на Кристмас: – Они хотят использовать реактор.

– Вот оно! – подхватила Кристмас. – Сунь оружейный плутоний в этот реактор – и немедленное катастрофическое расплавление. Подлодка становится бомбой.

– И все это выглядит как несчастный случай, – заключил Бонд.

– Но зачем? – спросил Жуковский. Бонд показал на карту:

– Потому что все существующие нефтепроводы с Каспия идут на север – где нефть заливается в танкеры и доставляется по Черному морю в Стамбул. Взрыв разрушит Стамбул и заразит Босфор на многие десятилетия. И для доставки каспийской нефти останется единственный путь.

– Через юг... нефтепровод Кинга, – сказала Кристмас.

– Нефтепровод Электры. Тут до Жуковского дошло, что положение требует срочных действий.

– Надо найти Николая и предупредить!

– Что-то есть! – позвал их радист, подбегая с клочком бумаги. Бык наклонился к ним, чтобы услышать его слова.

– На аварийных частотах. Два шестизначных числа, повторяются каждые пятнадцать секунд.

– Сигнал системы глобального позиционирования, – заметила Кристмас. Эта система может дать точное положение объекта и обычно используется для навигации в открытом море. – Что же это может быть?

У Бонда случилось одно из его редких озарений – "эврика!"

– Это М. Локационная карта! Я ей дал ее на стройплощадке. Наверняка это М. – Он схватил бумагу и прикинул координаты на большой карте. – Вот здесь.

– Башня Девы, – сказал Жуковский. – Киз Кулези.

– Ты ее знаешь? – спросил Бонд. Он обернулся к Зуковскому и краем глаза заметил, как Бык выскользнул в двери. Бывший при нем кейс остался на стуле.

– Мы ею пользовались во время афганской войны... – начал Жуковский, но Бонд уже чуял что-то не то.

– Очень старое здание, – продолжал Жуковский. – Построено, наверное... Но Бонд не дал ему закончить.

– Бомба! – крикнул он, успев схватить Кристмас и запихнуть ее за какой-то генератор, и тут мощный взрыв разнес все помещение. За полсекунды воздух наполнился дымом и пылью.

31
{"b":"3230","o":1}