ЛитМир - Электронная Библиотека

Джульетта вытащила нож, висевший в ножнах у нее на лодыжке, и подумала, как перерезать веревку, на которой висел Бонд. Но посколь-ку вертолеты уже были рядом, она решила, что есть только одна альтернатива.

Над краем корзины появилась рука Бонда. Он выглянул как раз тогда, когда девушка перерезала один из газовых шлангов. Громкое шипение перекрыло все шумы, и шар стал наполняться не горячим воздухом, а газом. Девушка положила руку на вентиль, и Бонд понял, что она хочет сделать.

– Не надо! – крикнул он. – Я вас смогу защитить!

Черноволосая красавица посмотрела на Бонда и грустно улыбнулась:

– Только не от него.

И потянула регулятор.

Бонд оттолкнулся от корзины, а четырехфутовый язык пламени ударил внутрь оболочки. Бонд полетел вниз, а шар взорвался клубом огня, и Джульетта вместе с ним. Полицейские вертолеты успели в последний момент отвернуть.

Бонд зрелищно и громко приземлился на крышу Купола Тысячелетия, сильно стукнувшись левым плечом. Тут же он беспомощно заскользил вниз под дождем горящих осколков шара, и его падение было прервано водосточным желобом.

Бонд сел, скривился от жгучей боли и тронул раненое плечо. Он глядел в небо, где расплывалось облако дыма, и вслух ругал глупую девчонку и себя – за то, что не сумел ее остановить.

И еще он про себя выругался по адресу таинственного незнакомца, который организовал эту наглую попытку нападения на МИ-6 на его поле. На этот раз этот тип зашел слишком далеко.

3. Электра

Траурная служба проходила в большом имении сэра Роберта Кинга возле берегов Лох-Ломонд, самого большого пресноводного озера Великобритании. Расположенное в восемнадцати милях к северу от Глазго и реки Клайд, озеро, лежащее в геологическом разломе, отделяющем горы Шотландии от низин, уже несколько столетий привлекало писателей своей красотой.

По этому печальному поводу на Лох-Ломонд собрались люди со всего света. Люди силы и власти, богатства и славы... и все в черном.

Служба шла в церкви имения, построенной в девятнадцатом столетии. Торжественная, величественная церемония, с плачем волынок, искренними соболезнованиями друзей и знакомых и даже с посланием от самой королевы.

Джеймс Бонд с рукой на перевязи несколько запоздал. Он на своем "астон-мартине ДБ-5" примчался в Шотландию с головокружительной скоростью, был пропущен вооруженной охраной на въезде в имение и успел как раз к моменту, когда участники похоронной процессии покидали церковь. Бонд скользнул в толпу и оказался на несколько шагов позади мисс Манипенни, которую сопровождали Билл Тэннер и Чарльз Робинсон – начальник штаба и главный аналитик ведомства М.

Когда в дверях церкви появилась молодая женщина такой красоты, что дух захватывало, все глаза обратились к ней. Она была высока и стройна, каштановые волосы доходили до плеч, а на лице выделялись проницательные карие глаза и капризные полные губы. Она шла через толпу с высоко поднятой головой, как молодая Жаклин Кеннеди, излучая утешение и успокоение. Очевидно, что она была здесь центром внимания.

Робинсон, молодой негр, вступивший в МИ-6 всего два года назад, шепнул Манипенни:

– Всю службу я не мог заставить себя отвести от нее глаз.

Бонд придвинулся к нему и сказал:

– Это дочь Кинга, Электра.

Выражение лица Робинсона сказало все. Она действительно была красива.

Электре Кинг было лет двадцать пять – тридцать, но держалась она как женщина лет на десять старше. В карих глазах читалось, что она побывала в аду и выжила, чтобы об этом рассказать. Там была глубокая печаль, и Бонд знал, что это не только горе по умершему отцу.

Он не мог оторвать глаз от нее, переходившей от одного гостя к другому, подставляя щеку для поцелуя, принимая сочувственные объятия... а когда она обняла М., Бонд ощутил чувство ответственности и боли.

М. обняла Электру за плечи и пошла рядом с ней – только вдвоем. Поскольку М. была другом сэра Роберта, казалось только естественным, что она играет роль матери и защитницы для девушки, у которой мать умерла от рака много лет назад.

Бонд смотрел, как они уходят к озеру. Необъяснимым образом чувство вины сменилось чувством ожидания, но почему – он не знал.

В тот же день процессия из МИ-6 уехала в замок Тэн – удаленный операционный центр "Интеллидженс сервис" в Шотландии. Построенный в 1220 году Александром Вторым для защиты от викингов, этот замок, потом стал твердыней клана Маккензи из Кинтейла (впоследствии графов Сифортских), которые назначили Мак-Реев наследственными его хранителями. Замок был разрушен в 1719 году, когда служил гарнизоном для испанских войск, сражающихся за дело якобитов от имени пятого графа Сифорта, а реставрация его была выполнена лишь через двести лет. Вскоре после отставки прежнего М. "Интеллидженс сервис" купила в нем крыло, которое в настоящий момент стало недоступно туристам и снабжено отдельным и хорошо охраняемым входом. У теперешней М. было определенно родство в Шотландии, и она инициировала эту сделку с правительством. После назначения на должность главы МИ-6 несколько лет назад она все больше и больше забирала власть над образом действий штаб-квартиры. Одно из последних изменений, внесенных ею, было требование мобильности. Ей надоел Лондон, и она всегда искала поводов оказаться где-нибудь в другом месте. Теперь, имея удаленный оперативный центр в Шотландии, она могла приезжать и уезжать, когда ей хочется, забирая с собой свой персонал.

М. назначила совещание на день похорон, полностью понимая, что если "Интеллидженс сервис" собирается действовать по поводу убийства сэра Роберта, это надо делать быстро. Присутствовали все агенты Ноль-ноль, которые были и пределах досягаемости, в том числе Бонд, а также Тэннер, Робинсон, Манипенни и другие, кого М. считала важным. Они сидели в просторной каменной комнате, где доминировала большая сверкающая люстра и электронное оборудование, которое в этом историческом здании определенно казалось не на своем месте. На столе перед каждым агентом, кроме Бонда, был пакет с документами.

Голос Тэннера отдавался в комнате эхом:

– Наши аналитики круглые сутки работали, пытаясь понять, что же конкретно произошло в Лондоне. После взрыва осталось очень мало материала для работы МИ-5. Группа криминалистов этого отдела нашла следы мешка с деньгами и, выполнив анализы, определила, что деньги были пропитаны мочевиной, высушены и плотно упакованы. Фактически получилась компактная бомба. – Тэннер кивнул Бонду. – После того как Ноль-ноль-семь брал эти деньги в руки, вода, попавшая на них, когда он коснулся льда в кабинете М., вызвала химическую реакцию. Это навело его на мысль о составе бомбы.

Бонду снова вдруг показалось, что он ощущает это покалывание и видит пенящийся в бокале виски. Если бы он заметил это на минуту-другую раньше... Тэннер продолжал:

– Каким именно образом был произведен взрыв, остается пока в области предположений, но в лодке той женщины мы нашли передатчик. По нашему мнению, произошло следующее: защитные металлические полосы на одной из купюр были заменены магнием, который сработал как детонатор.

Он поднял булавку с лацкана Кинга, почерневшую, обгоревшую и оплавленную так, что была видна электронная начинка.

– Кинг всегда ее носил. Он называл ее "Глазом Гленов", и, очевидно, она была чем-то вроде наследственного символа. Он с ней не расставался. Счастливый талисман своего рода. Очевидно, это не оригинал. Настоящий принадлежащий Кингу Глаз Гленов было заменено этой копией. Нам повезло, что ребята из МИ-5 смогли найти это среди... среди того, что там было. В булавке был радиоприемопередатчик, который вызвал взрыв. Другими словами, девушка вызвала взрыв бомбы передатчиком, который мы нашли в брошенной ею лодке. Все, что ей надо было сделать, – это включить его и направить антенну на здание "Интеллидженс сервис". Сигнал активизировал приемник в булавке Кинга. Булавка передала электронный сигнал на магниевую полоску в банкноте. На экране появилась фотография Джульетты-сигарницы.

6
{"b":"3230","o":1}