ЛитМир - Электронная Библиотека

Она подняла глаза:

– В чем дело, агент Ноль-ноль-семь?

– Расскажите мне о похищении Электры Кинг, – спросил он.

М. выпрямилась и постаралась, чтобы ее голос звучал не слишком резко.

– Я не знала, что вы назначены на это дело...

– Это я привез деньги, которые убили Кинга.

– Не следует воспринимать это на личном уровне.

– Я этого и не делаю. А вы? – Он выдержал паузу и добавил: – Вы единственный человек, который мог закрыть доступ к ее файлу. Это дело расследует МИ-5? Я так не думаю.

Она задумалась на секунду, потом поверну-лась к Тэннеру и остальным:

– Вы нас извините?

Когда они вышли, она посмотрела на Бонда суровым взглядом вышестоящего:

– Я не потерплю нарушения субординации, Ноль-ноль-семь.

Он пожал плечами, признавая, что переступил черту. И уже более тихим голосом спросил:

– Что же произошло?

М. отвернулась, явно взволнованная. И потом решила выложить всю правду.

– Когда Электру Кинг похитили, ее отец попытался уладить дело сам. Без успеха. Бонд ждал продолжения.

– И потому он обратился ко мне, – сказала она. – Как вам, конечно, известно, мы с террористами не торгуемся. И я – вопреки всем своим инстинктам – всем эмоциям, свойственным мне как матери, – посоветовала ему не платить выкуп. Я думала, что время работает на нас.

– Вы использовали девушку как приманку.

– Да.

– Вы думали, что сможете выкурить похитителей из норы.

– Когда мы узнали, кто за этим стоит, – да.

Бонд мысленно подбросил монету и сказал:

– Сумма в кейсе Кинга была равна выкупу, уплаченному за его дочь. – Он протянул М. выписку и смотрел, как она ее читает. – Все это было подстроено. Возврат денег. Снайпер в Испании, который обеспечил мой выход живым из того кабинета, поскольку ему было нужно, чтобы именно МИ-6 доставило Кингу бомбу. Это было послание для МИ-6, М. Ваш террорист вернулся.

Она посмотрела на Бонда, и тревогу можно было углядеть лишь в самой глубине ее глаз.

– Тогда мы знаем, кто убил агента Ноль-ноль-двенадцать... и Кинга.

Когда все снова собрались в зале брифингов, было уже почти полночь. Тэннер и Робинсон быстро собрали необходимое аудио– и видео– оборудование, чтобы М. могла показать все, что сочтет нужным.

Настенный экран заполнило лицо худого и жилистого человека. Он был лыс и глаза имел темные и холодные.

– Виктор Зокас, – сказала М. – Он же...

– Лис Ренар, – вставил Бонд. – Анархист.

Тэннер взял брифинг на себя.

– Он работал в Москве в 1996 году, до того в Пхеньяне, Северная Корея, и был замечен ранее в Афганистане, Боснии, Иране, Бейруте и Камбодже.

– Все места экзотических каникул, – заметил Бонд.

– Его единственная цель – хаос, – продолжал начальник штаба. – Работает сам на себя. Имеет связи с русской мафией.

– Он был мозгом похищения Электры Кинг, – сказала М. – Когда сэр Роберт обратился ко мне, я послала агента Ноль-ноль-двенадцать убить Ренара. Раньше, чем он выполнил задание, Электра смогла сбежать. Через неделю наш человек настиг цель в Сирии. Всадил ему пулю в голову. – М. сделала эффектную паузу. – Очевидно, пуля там и осталась.

– Как же он выжил? – спросил Бонд. Тэннер нажал кнопку на панели, и в центре комнаты появилось, плавая в воздухе, огромное прозрачное топографическое трехмерное изображение черепа Ренара.

– Мы считали его мертвым, – сказал Тэннер. – Мы закрыли досье Ренара и ошиблись, не обратив внимания на два доклада, сообщающих, что его видели в Афганистане и Азербайджане. Всего час назад мы от нашего резидента в Турции получили подтверждение, что Ренар действительно жив.

М. кивнула доктору Молли Уормфлэш, стоявшей радом с ней. Та вышла из тени и сообщила:

– Сирийский врач, спасший Ренару жизнь, извлечь пулю не смог, и за это Ренар его убил. – Доктор Уормфлэш щелкнула кнопками и повернула голограмму. В рентгеновских лучах пуля была видна в области правого виска. – Мы смогли получить рентгеновские снимки Ренара, сделан-ные этим врачом. Пуля движется сквозь продолговатый мозг, отключая ощущения. Осязание и обоняние – я считаю вероятным, что он не чувствует боли. Я могла бы ручаться, что у него мно-гие лицевые нервы парализованы – так называемый паралич Белла. Но очень вероятно, что он может заставлять себя действовать сильнее и дольше, чем любой нормальный человек. Эта пуля, в конце концов, его убьет – но пока что он с каждым днем становится все сильнее, и так будет до момента смерти.

Снова взяла слово М.

– Роберт мертв, МИ-6 посрамлена. Он вполне свершил свою месть.

– Не совсем, – сказал Бонд. – В этой истории с похищением у Ренара было три врага. Сэр Роберт Кинг, МИ-6 и Электра... которую он не тронул.

Услышав это пугающее, но явно верное предположение, М. вздрогнула.

– Во всем этом есть еще один аспект, который только сейчас начинает для меня проясняться, – сказала она.

– Какой же?

– Можно легко доказать, что Электра Кинг, как наследница огромной нефтяной империи своего отца, стала самой могущественной женщиной в мире.

М. сделала паузу, чтобы важность этого замечания дошла до всех, и тут Манипенни подала ей какую-то папку. М. посмотрела на нее, потом на Бонда:

– Я вижу, добрый доктор вас выписал на службу, – сказала она. – Отметив, что вы обладаете "исключительной выносливостью".

Манипенни бросила взгляд на юбку доктора Уормфлэш и заметила, что подол чуть перекошен.

– Уверена, что на доктора произвело впечатление его усердие, – жизнерадостно заявила Манипенни. – К текущей работе.

Доктор Уормфлэш перехватила взгляд Манипенни и поправила юбку. Бонд это заметил и отвернулся.

– Спасибо вам, доктор и мисс Манипенни, – сказала М. – Вы свободны.

Когда обе дамы вышли, Бонд спросил:

– Где агент Ноль-ноль-девять? Я бы хотел с ним перемолвиться словечком.

– Он на задании на Дальнем Востоке. Могу вас заверить: все, что он мог бы вам сообщить, есть в досье Ренара. Если бы он только прицелился получше!

– А что с делом агента Ноль-ноль-двенадцать?

– Поскольку теперь дело будет связано с убийством сэра Роберта, я прослежу, чтобы вы это досье тоже получили. Агент Ноль-ноль-семь, я хочу, чтобы вы направились к Электре. Она теперь принимает дела отца по строительству нефтепровода от Каспийского моря. Выясните, кто подменил булавку. Если ваш инстинкт прав, то за этим стоит Ренар, и его следующая мишень – Электра.

– Снова она червяком на крючке, – сказал Бонд. – Не только защитить девушку, но и убить Ренара?

М. глазами выразила признание, что последнее действие подразумевается.

– Электра не должна знать, что за ней охотится все тот же человек. Не надо ее пугать.

– Я стану ее тенью.

М. поглядела на Бонда прищуренными глазами:

– Только помните: тень ложится позади – или впереди, но никогда сверху. Она его слишком хорошо знала.

4. Кровь и нефть

В Турции Бонд взял "BMW Z8" и проехал до южного края Кавказа, где проходит граница между Турцией и Ираном с одной стороны и бывшими советскими республиками Грузией, Арменией и Азербайджаном – с другой. От вида гигантской снежной шапки на пике вулкана Эрджияс, пробивающей облака, захватывало дух.

Машина "Z8" была естественным продолжением легендарной "BMW-507". Ее доставили согласно обещанию суперделового заместителя начальника отдела "Кью" (еще он распорядился доставить и "астон-мартин", поскольку твердо знал, что агенту 007 понадобится резервная). "Z8", двухместная открытая спортивная машина с изящным отсеком двигателя и стремительными обводами, прибыла снабженная шестискоростной коробкой и четырехсотсильным восьмицилиндровым V-образным двигателем. Бонда так увлекало ощущение ее мощи, что ему приходилось постоянно себя одергивать, снижая скорость.

Через некоторое время машина въехала в район брошенных нефтяных полей. Дорога вилась вдоль нефтепровода, который должен был, в конце концов, привести Бонда к месту назначения. Он был на дороге один и поэтому дал машине волю. И все же было у него беспокойное ощущение, что за ним следят, и потому он сохранял бдительность, постоянно глядя в зеркала и на дисплеи, которые показали бы наличие другой машины за десять миль. Но пока что все выглядело так, будто он единственный человек в этой пустынной долине.

9
{"b":"3230","o":1}