ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сергей ЧЕКМАЕВ

TIMEZERO: ПЕПЕЛ ОБЕТОВАННЫЙ

Пустыня. Окрестности купола Оазис

Локальные координаты 125731

Что за невезуха!

Четверо суток я шел через пустоши в обход радиоактивных зон, не встретил по дороге ни человека, ни даже самого завалящего мутанта, и на тебе: попался. В полудне пути от Оазиса.

В первый раз я заметил их на исходе дня, за пару часов до заката.

Пока солнце стоит в зените, ходить по пустыне без защитного снаряжения – чистое самоубийство. И дело тут не в одуряющей жаре, что в считаные минуты высосет из тебя последние капли воды. Просто когда кровь стучит в ушах, пот заливает лицо и хочется зажмуриться, чтобы защитить полуослепшие глаза от яркого, режущего света, ты не боец. И любой косорукий салажонок, впервые взявшийся за оружие, прихлопнет тебя за милую душу. Не говоря уже о мутантах.

Поэтому двигался я все больше по ночам, а днями отсиживался в импровизированных убежищах. В заброшенных норах богомолов или в небольших схронах под гребнями дюн.

Сегодня мне досталось довольно укромное местечко – небольшой овражек, поросший целым частоколом колючих кустов. С сезона дождей, когда здесь, похоже, плескалось озерцо, прошло уже несколько месяцев. Вода испарилась, и кусты перекати-поля, заброшенные сюда ветром, быстро засыхали. Как-то не верилось теперь, что совсем недавно глина на склонах сочилась влагой, и в наспех выкопанной лунке сразу набиралась солоноватая лужица.

Меня это не слишком заботило: во фляге еще осталось кое-что, как раз на один переход. Ну, а если даже я сбился с пути и придется немного покружить в поисках купола, с водой проблем не будет. Силь рассказывала, что по какому-то странному капризу природы вокруг города щедро рассыпаны озера, колодцы и просто ключи. Потому его так и зовут: Оазис.

В тени гребня я устроил себе вполне удобную лежанку. Подвязал сигнальные растяжки к корням чахлого саксаула – чтоб никто не подобрался незамеченным – и на всякий случай еще разок осмотрелся. Пока у меня нет локатора, сканера или хотя бы обычного бинокля, приходится надеяться только на собственные глаза. Конечно, без КПК спутник меня не видит и не транслирует всем желающим мой образ и позывные, но…

Рыжая полоса горизонта ломалась, шла волнами: от раскаленной, растрескавшейся глины восходили потоки жара, границы пустыни и неба смешивались, плыли в мутном мареве.

Пусто.

Через минуту глаза заслезились, и я скатился вниз, к своей дневке.

А когда выглянул из-за гребня еще раз – солнце уже клонилось к земле, на западе разливалось красное зарево, словно кто-то плеснул кровью на чистое, без единого облачка небо.

Воздух перестал дрожать, видимость – лучше не бывает.

Я заметил их почти сразу.

С северо-востока, двигаясь походным уступом, ко мне приближались двое. До них было еще очень далеко, без бинокля никаких подробностей не разглядишь. Даже броню не определить, не говоря уж о стволах. А в пустошах без этого никуда, иногда и одного взгляда достаточно, чтобы благоразумно свалить в сторону и не принимать бой. Совсем не обязательно говорить с противником, смотреть ему в глаза, как – если верить книгам – делали до войны. Опытному бойцу достаточно хотя бы на долю мгновения увидеть силуэт, в умножитель или в КПК.

Старики ворчат, что, мол, вернулись первобытные времена, когда самым важным был размер дубины и люди жили по принципу «кто сильнее, тот и прав».

Может, и так, спорить не буду. Только дубины у нас помощнее. На пару километров прицельной дальности. Посему лучше заранее знать, с кем имеешь дело.

Вряд ли преследователи могли меня видеть – за моей спиной оседал раскаленный красный шар, слепя любую оптику. Но то, что они появились именно с той стороны, откуда утром пришел я, настораживало: очень может быть, что незваные гости идут по моим следам. Потому и походный уступ сохраняют – готовы к засаде, к неожиданному нападению… ко всему, короче.

В три приема я собрал пожитки, наскоро замаскировал лежку. Обрушил в паре мест гребень овражка – пусть гадают, в какую сторону я ушел. Конечно, бывалый следопыт раскусит мои уловки в пять секунд. Но могли и купиться: вдруг новички? То, что явно идут по следам, еще ни о чем не говорит. Сильного ветра не было, даже на песке могли сохраниться отпечатки, не говоря уж о солончаковой глине. Честно сказать, когда я шел вчера, то особо не задумывался о маскировке.

«Раззява ты, Андреналин. Самый зеленый салага и тот сделал бы умнее. Настолько привык к собственной крутизне? Ну, так тебя уже раз макнули носом в дерьмо, чтоб не зарывался. Или забыл?»

Проклиная собственную беспечность, я на корточках выбрался из оврага, перекатился в сторону и, оставив между собой и преследователями небольшой глиняный холм, побежал на юг.

Знал ведь, что вокруг неспокойно! Хотя сам я и не был в Оазисе ни разу, но, как говорится, наслышан. Силь родилась где-то неподалеку, там же училась в академии… часто рассказывала о городе. Мол, вокруг не так много зараженных зон, как, например, рядом с Новой Москвой. Плюс вода, шахты, несколько караванных путей, в общем, Оазис окружен поселениями и временными стоянками. И город – вожделенная цель многих сотен деревенских парней, что спят и видят себя в ореоле крутых бойцов. Сражения, слава, деньги, почет, женщины… Ну и так далее. По себе знаю: там, где я рос, все было точно так же.

А раз в городе много новичков, то соответственно не меньше и желающих этих самых новичков обломать. Перераспределить, так сказать, доходы. Ограбить.

А теперь, значит, пришла моя очередь. И не скажешь ведь, что нет у меня ничего. Мародеры потому так и зовутся, что с большей охотой потрошат мертвецов. Для собственной безопасности.

А с пулей в голове поздно будет доказывать: «Бросьте, ребята, вы не ту цель выбрали».

Петляя меж дюн, я создал небольшой отрыв. Прикинув, когда преследователи доберутся до моего убежища, забрался ползком на ближайший бархан.

Время я рассчитал точно. Буквально через несколько минут у оврага проявились мои новые друзья. Сначала они подбирались к нему с осторожностью, с двух сторон, взяв мою норку в клещи. Тяжелых пушек я не разглядел, но на таком расстоянии точно ни в чем нельзя быть уверенным. Убедившись, что меня внутри нет и их не ждет горячий автоматический прием, ребята спрыгнули вниз. Какое-то время я их не видел, минут десять, не меньше. Не знаю уж, что они там делали: может, по малой нужде приспичило?

Один встал на гребне, явно осматривая горизонт в бинокль. Хотя он никак не мог меня заметить, я на всякий случай сполз немного вниз и вжался в песок. Хватит на сегодня тупых проколов.

Второй то появлялся рядом, то исчезал: похоже, пытался, определить, в какую сторону скрылась жертва. По его ловким, свободным движениям я определил, что тяжелую броню в этот раз ребята оставили дома. Сервоприводы – конечно, могучая штука, но в паре центнеров силовой брони даже с ними не попрыгаешь.

А вообще парни очень уверенно себя ведут. Спору нет, с такого расстояния я бы не свалил их даже из зверских сталкерских пушек вроде Маверика или Экстерминатора – видит, что называется, око, да зуб неймет. Расстояние, по моим прикидкам, километра четыре. Это уже не прицельная дальность: за время полета даже снайперский спецбоеприпас отклонится на десятки сантиметров. Но красавцы-то не в курсе, где я. А вдруг жертва задумала показать зубки и прячется с чем-нибудь многозарядным за соседним камушком?

Вариантов два – либо преследователи уверены, что меня бояться нечего, либо судьба повернулась ко мне самой необъятной частью, и я попался на прицел паре корсаров. Конечно, романтики с большой дороги редко ходят парами, да и в Оазисе целей для них немного, но кто его знает? Может, охотились на крупный груз, а может, наоборот – рейд выдался неудачным, вот и решили новичков пощипать.

В этот момент второй определился-таки с направлением, парочка еще немного потопталась у оврага и… спорым шагом двинулась прямиком ко мне. Чтобы не упустить след, они разошлись в стороны, потом снова сошлись, зигзагом прочесывая пустыню.

1
{"b":"32349","o":1}