ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, что такое?

— Техники Спайдера строили «серебряных парней» группами по пять. Мы посчитали тех, которых нашли на Флер-де-Ли, и у нас получилось восемьдесят четыре. Это значит, что одного не хватает. Ты не знаешь, где он может быть?

Дрю выдавил кривую ухмылку:

— Может быть. Но ведь вы же на самом деле не ожидаете, чтобы я сказал, верно?

Шеф задумчиво поджал губы:

— Я надеюсь, там, где он находится, он запрограммирован на рутинную домашнюю работу, а не на военные цели?

— Думаю, да.

— Хорошо. Ну, ты знаешь, где меня искать, если возникнет необходимость.

Дрю не представлял себе, при каких обстоятельствах это может случиться.

— Да, сэр, я благодарен вам за ваше предложение, но с нами все будет в порядке.

Он подождал на лестнице, пока машина Шефа не заскользила над волнами, потом вернулся в дом.

Стар проснулась и в отличие от своей матери радостно улыбалась.

— Что ему было нужно? — спросила Айвори.

Дрю уронил документы на колени Айвори и присел рядом на удобную софу перед массивным камином, где они все трое так часто сидели вместе.

— В действительности ему было нужно несколько вещей. Он, несомненно, хотел мне показать, какой он умный. Кроме того, он раскопал историю, которую мы придумали для тебя, но обещал хранить это в секрете.

— Мы можем ему доверять?

— Да. Похоже, он воспринимает меня как своего сына, и он даже больше, чем я, гордится тем, чему научил меня к нашей общей выгоде. Он предложил мне работу в качестве своего преемника, но я сказал ему, что меня это не интересует.

Боявшаяся, что над их безмятежным существованием нависла угроза, Айвори была приятно удивлена.

— Ты уверен? Заведовать разведывательным отделением Аладо — совсем не скучная работа.

Дрю взял дочь из рук Айвори и поднял ее над головой. Ребенок смеялся и махал ручками, пытаясь схватить его за волосы.

— Ничто не может быть таким же увлекательным, как это. Кроме того, есть огромное число мест, куда нам захочется поехать, пейзажей, которые тебе захочется нарисовать, художников, с которыми можно встретиться. Нет, мы слишком заняты, чтобы возиться со шпионами.

— Не знаю, — возразила Айвори. — В этом есть своя прелесть: думать о том, как ты ловишь матерых преступников, и я с тобой рядом.

— Да, это чертовски привлекательно, но не забывай, что мы удалились от дел. Ах да, Шеф сказал, что недостает одного «серебряного парня». Я думаю, он сильно подозревает, что он у нас.

— Он не спросил о «пушке»?

— Нет, а что?

Айвори ласково прижалась к нему и поцеловала ручонку Стар.

— Их не так трудно производить, а мы знаем, что в колониях для них есть готовый рынок.

— Айвори Даймонд, немедленно прекрати это!

— Я Дон Джордан, помнишь? — Айвори нравилось поддразнивать Дрю, и, горячо поцеловав его, она добавила серьезно: — Я знаю. Я теперь просто художница. Ты научил меня честной жизни, и я не хочу никакой другой. И, пожалуйста, прости меня за случайную оговорку. Ведь в конце концов в моих жилах течет пиратская кровь.

— А в моих жилах — только ты, — сказал Дрю. — Не время ли для Стар поспать?

— Нет, она только что проснулась. — Айвори положила голову ему на плечо. — Что мы ей скажем, Дрю?

— Мы станем повторять ту же сказку, которую ты подсунул в досье Аладо? Как мы объясним мое наследство?

Дрю посадил Стар на колено, и малышка широко зевнула.

— Она будет очень красивой женщиной, и, если она будет такая же, как ты, она сама обнаружит правду о твоем прошлом.

Айвори заглянула в ее голубые глаза, такие же, как ее собственные.

— Теперь имеет значение только будущее.

— Нет, настоящее, и у нас уже есть все, чего только можно желать.

— Почти, — ответила Айвори вкрадчивым мурлыканьем. Она откинулась, глядя на него. Уступая ее настойчивости, он наконец залечил шрамы, которые оставили ее ногти на его щеке, и с каждым днем она считала его все более красивым.

— Что значит «почти»?

— Мне все еще хочется, чтобы ты мне позировал.

Дрю покачал головой, но задумался над ее просьбой. На самом деле ему было нечего терять. В конце концов, если он снимет свою одежду, то, вероятно, они просто кончат тем, что займутся любовью. Он представил себе свой портрет и то, как историки искусства спустя поколения спорят о том, почему он так и не закончен.

— Ну хорошо, завтра, когда Стар уснет, давай по пробуем.

— Ты правда согласен?

— Конечно. Стал бы я тебе врать?

— А как же! — воскликнула Айвори, но оба они знали, что между ними существуют теперь только правда и безграничная любовь.

81
{"b":"3280","o":1}