ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
БеспринцЫпные чтения. ТАКСИчная книга
Медицина в эпоху Интернета. Что такое телемедицина и как получить качественную медицинскую помощь, если нет возможности пойти к врачу
Женщины, которые любят слишком сильно. Если для вас «любить» означает «страдать», эта книга изменит вашу жизнь
Стань себе родителем: как исцелить своего внутреннего ребенка и по-настоящему полюбить себя
Меч Предназначения
Лучшие рецепты еврейской бабушки
История армянского народа. Доблестные потомки великого Ноя
Куратор для попаданки
(Не)глубинный народ. О русских людях, их вере, силе и слабости
A
A

Мэнсон Майкл

Конан и дар Митры

Майкл МЭНСОН

КОНАН И ДАР МИТРЫ

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

Решив написать книгу о приключениях Конана-варвара, я оказался в довольно затруднительной ситуации. Этот авантюрист и разбойник мне чрезвычайно симпатичен. Однако я не хотел браться за три или четыре вещи, описывающие проходные и практически не связанные друг с другом эпизоды из жизни могучего киммерийца; мне казалось более интересным создать большой и цельный роман, представляющий Конана читателю на протяжении десяти или пятнадцати лет. Это позволило бы не только живописать его битвы и победы, но и уделить внимание развитию характера нашего героя и взглядам, которые, разумеется, не могли оставаться одинаковыми в пятнадцать, двадцать пять и сорок лет (даже у такого варвара, как Конан-киммериец).

Меня особенно интересовали его юные годы, ибо в период от шестнадцати до восемнадцати лет, описанный в романах Дугласа Брайана, Стива Перри и других, Конан предстает перед нами уже сложившимся человеком, весьма опытным и уверенным в себе, без каких-либо следов присущей юношескому возрасту мечтательности или хотя бы раздумий о выборе пути, о своей дальнейшей судьбе. С подобной концепцией можно поспорить, ибо Конан-подросток должен все-таки отличаться в психологическом плане от взрослого тридцатилетнего мужчины.

Мне стало ясно, что отдельные части задуманного мной романа должны были определенным образом "врезаться" в уже существующие конановские историографию и хронологию, созданные трудами самого Роберта Говарда и его последователей. Это оказалось трудной задачей, особенно при выборе самого первого эпизода - ибо произведения, в которых описаны юность Конана, следуют друг за другом весьма плотно, с крайне незначительным временным разрывом. Напомню, что в романе Дугласа Брайана "Песня снегов", посвященном гиперборейскому пленению Конана, нашему герою около шестнадцати лет; освободившись же из гладиаторского заведения в Халоге, он бежит на юг и, спустя три дня, добывает себе меч ("Страшилище в склепе", Картер и Спрэг де Камп). Затем, на пути в Замору, он оказывается в Бритунии (Говард и Перри, "Конан бросает вызов"), после чего претерпевает целую серию приключений, описанных в романах и новеллах "Конан и повелители пещер", "Золото гномов", "Башня Слона", "Диадема богини", "Меч Скелоса", "Священная роща", "Черный камень Аманара" и "В зале мертвецов". В результате всех этих кровавых передряг и многочисленных стычек с ворами, разбойниками и магами, он приобретает весьма значительный жизненный опыт, превращаясь из шестнадцатилетнего мальчика в мужчину двадцати с лишним лет; тем самым путь описания Конана-подростка оказывается прочно перекрытым.

Учитывая это обстоятельство, я выбрал для первой части своего романа тот период времени, когда юному Конану только-только исполнилось пятнадцать. Согласно примечаниям Говарда, предшествующим его новелле "Башня Слона", нашему герою еще не было и пятнадцати, когда он участвовал в штурме аквилонской крепости Венариум; затем он некоторое время жил в Киммерии, пока, после неудачного набега на Гиперборею, не очутился в гладиаторской казарме Халоги. Можно полагать, что до этого пленения Конан не просто "жил в Киммерии", а принимал участие в различных набегах и военных экспедициях своих разбойных соотечественников; скорее всего, они были направлены против тех же гиперборейцев, исконных врагов киммерийцев. Итак, я предположил, что один из таких походов завершился не слишком удачно, но юный Конан не сразу вернулся на родину, а, влекомый любопытством, совершил странствие к северо-западным берегам Вилайета. Таким образом, в хронологическом отношении "Неудачник", первая часть моего романа, предшествует событиям, описанным в "Песне снегов" Дугласа Брайана.

Второй эпизод (встреча Конана с Маленьким Братом и уничтожение чудовища в ущелье Адр-Каун) происходит на границе между Офиром и Кофом, когда Конан пробирается из Коринфии в Туран, чтобы поступить на службу в войско Илдиза Туранского. В хронологическом отношении вторая часть романа врезается между новеллами Говарда и Спрэг де Кампа "Багряный жрец" и "Рука Нергала"; в первой из них Конан убивает в Коринфии жреца Набонидуса и бежит в Туран, во второй он уже находится на службе в войске Илдиза и сражается с конницей мятежного Мунтассем-хана. В это время Конану уже более двадцати лет (предположительно - двадцать один-двадцать два). Прочие части романа относятся к тому периоду жизни Конана, который практически не описан в публикациях на русском языке. Так, в небольшой повести Говарда и Спрэг де Кампа "Сокровища Гвалура" киммерийцу около двадцати пяти лет, а в новелле Говарда "Родится ведьма" - уже тридцать три. В связи с этим "провалом" в биографии Конана я приурочил действие четырех последних частей к тому моменту, когда нашему герою тридцать лет - немного меньше или немного больше, так как описанные мной события занимают около года.

Необходимо также отметить, что третья часть "Усмирение огня" определенным образом связана с другим моим романом о Конане и волшебнице Дайоме - так, у меня упоминается некое поручение, выполненное могучим киммерийцем по приказу этой чародейки, повелительницы далекого острова в Западном океане.

Многие местности, страны и города, встречающиеся в моем романе, читатели встретят впервые. К их числу относятся: город и порт Шандарат, расположенный на берегу Вилайета (у самой северной границы Турана); Жемчужные острова, лежащие в море к востоку от Шандарата; порты Хабба и Хот, находящиеся на юго-восточном побережье Вилайета (примерно напротив Аграпура); города Селанда и Дамаст, между которыми простирается плоскогорье Арим - вся эта страна лежит на половине пути между южной оконечностью Вилайета и державой Меру; горная цепь к северу от Дамаста, ограничивающая Гирканскую пустыню (место, где живет Учитель); и, наконец, подземный мир, в котором путешествует Конан в последней части романа.

В заключение я хочу принести глубокую благодарность Кристоферу Гранту и Полу Уинлоу, оказавших мне большую помощь в датировке различных эпизодов из жизни Конана, и своему сыну, принявшему самое активное участие в создании этого романа.

Майкл Мэнсон. Марчентер, 1995 г.

ПРОЛОГ

Конан Киммерийский, величайший из героев, когда-либо державших в руках меч, родился на поле битвы, под звон клинков, яростные клики сражающихся и рев боевого рога. Ему было назначено стать воином, и он им стал; но, кроме того, ему пришлось овладеть множеством иных искусств и умений, небесполезных как для простого солдата, так и для великого правителя.

Жизнь в северных странах, среди диких гор Киммерии и снежных равнин Ванахейма, Асгарда и Гипербореи, не привлекала Конана; подростком он мечтал о благодатных южных странах, о могучих и обширных королевствах Аквилонии и Немедии, Заморе, Офире, Зингаре и Аргосе, о жарком Туране, таинственной Стигии, стране колдунов, и далеком Кхитае. Тогда он еще не знал, что будет делать в южных землях, какой путь изберет, однако его не покидала уверенность, что добрый клинок и твердая рука помогут ему завоевать место под солнцем. И он отправился на юг, на изобильный и богатый юг - в поисках своей судьбы, своей державы.

Но до этого было еще далеко. Времена зрелости еще не наступили, и пока что Конан являлся одним из многих авантюристов, одним из тысяч северных варваров, искавших счастья и добычи среди равнин и гор юга.

В юности и в молодые годы он был вором, обучившись этому ремеслу в Заморе, контрабандистом, разбойником с большой дороги, пиратом, плававшим в Западном океане у берегов Зингары, Аргоса, Шема и Стигии или скитавшимся по водам огромного внутреннего моря Вилайет. Несколько месяцев Конан провел в войске Илдиза Туранского, дослужившись до капитана; потом дезертировал, поссорившись с одним из влиятельных военачальников. Свою карьеру наемника он продолжил в Немедии и Офире; затем, под именем Амры, пиратствовал у Черного Побережья, после чего перебрался на восток, в степи и горы на границе с Вендией, где командовал то шайкой мунган, то разбойниками афгулами. Конану было уже за тридцать пять, когда он вновь вернулся к ремеслу моряка, плавая под вымпелами Зингары или под черным корсарским флагом, но роль капитана пиратов уже не удовлетворяла его - он жаждал власти, славы и великих деяний.

1
{"b":"38663","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Опасно близкая для тебя
Как сторителлинг сделал нас людьми
Новая жизнь. Война
Про футбол
Мы – кровь и буря
Белые тела
Монстр из-под кровати
Игры тестостерона и другие вопросы биологии поведения
Буйный