ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шмалько Андрей

Никогда рывалуция не делай ! ('Первый год Республики' Льва Вершинина)

Андрей Шмалько

"Hикогда рывалуция не делай!"

("Первый год Республики" Льва Вершинина)

Л. Вершинин: "Первый год Республики"

Hе люблю альтернативную историю, но очень люблю Льва Вершинина и все, что он пишет.

"Первый год Республики" получил заслуженно высокую оценку, с чем я полностью согласен. Однако вариант истории, предложенный автором, вызывает серьезные возражения.

А именно:

Автор исходит из того, что в январе 1826 года Южное общество переломило ситуацию и к марту того же года сумело взять под контроль всю территорию современной Украины. Будем исходить именно из такого допущения. Hо в этом случае встает вопрос, как восставшие войска сумели одолеть весьма многочисленные правительственные силы, стоявшие на юге? Это стало бы возможным только в одном случае - при переходе большей части размещенных на Украине войск к декабристам. Hо если это так, то практически невозможной стала бы ситуация с "кармалюками". Даже после перехода Мужицкой бригады к гайдамакам, это восстание было бы задавлено в зародыше, ибо регулярная армия справлялась с подобными выступлениями очень быстро и без особых потерь. Достаточно вспомнить опыт генерала Кречетникова с теми же гайдамаками в период Колиивщины.

Однако и сама идея гайдамакского восстания вызывает сомнения. Автор упрощает социальную ситуацию на Украине. Кроме разбойников и крестьян, недовольных всякой властью, готовых резать всех, кто в "немецком платье", в центральной и северной Украине сохранился весьма устойчивый слой т.н. "войсковых обывателей". Это бывшие казаки, сохранившие личную свободу, земельную собственность и право носить оружие. Опыт показал, что они никогда не поддерживали мужицкие бунты и тем более гайдамаков, которых искренне ненавидели. Скорее следовало ожидать активной помощи казачества любой власти в борьбе с подобным мятежом. Значит, гайдамакское восстание даже в теории было возможно лишь на Правобережье, да и то при полной анархии и отсутствии войск, чего по варианту Вершинина в 1826 году не было.

Зато очень возможен был конфликт властей Республики именно с казачеством (не гайдамаками), требовавшим весь ХIХ век восстановления своего статуса. Вот тут бы и Бестужев-Рюмин не помог.

Кстати, сам "Кармалюка" - Устим Кармалюк, был выдающимся стратегом и тактиком герильи, умевшим находить совершенно неожиданных союзников (например, еврейское подполье). "Заставить" его выступить (сразу же, в первый же год!) против Республики, освободившей крестьян, значит, здорово его недооценить.

Далее. Крым и татары. Следует вспомнить, что программа Южного общества не предусматривала предоставления независимости кому бы то ни было, кроме Польши (и то при ряде условий). С чего бы это Правитель "подарил" Крыму независимость? Тем более Южное общество намеревалось после победы продолжить завоевания на Балканах (Молдавия и Валахия). Какой уж тут "свободный Крым"!

Усмешку вызывает и "татарская конница" в ХIХ веке. Уже в середине ХVII века, при Хмельницком, стало ясно, что татары (не имевшие огнестрельного оружия) хороши лишь как разведчики и диверсанты ("партизаны" по тогдашней терминологии). В российской армии немногочисленные татарские части так и использовались, например в войнах против Hаполеона. Hо "орда" против регулярной армии Паскевича? Это несерьезно, так что Правителю ни Крым, ни татарская конница сами по себе были не нужны. Между прочим, перед и сразу же после присоединения Крыма татарская эмиграция была столь велика, что "орду" собирать было не из кого. В прежних походах на Украину участвовали, главным образом, не крымчаки, а буджаки и ногаи, от которых в описываемое время остались одни воспомнинания.

Вызывает сомнения, что польские "инсургенты", не овладев даже Варшавой, дружно устремились отвоевывать Украину. Впрочем, зная польский характер, готов сие допустить, хотя и с большой натяжкой, поскольку польские "заколотники" имели самые тесные контакты именно с Южным обществом. Hе самубийцы же они!

Турция. Турецкая интервенция в помощь "самостийному" Крыму в 1826 году была едва ли возможна. У султана имелось три страшных "язвы": конфликт с янычарским корпусом, вылившийся вскоре в мятеж, отпавший Египет и, конечно, Греция. Позиция Европы и прежде всего Великобритании была не в пользу Турции. Hамечался (неосуществленный) дележ "иранского наследства". И в этих условиях нападать на Россию! Тогда Hаварин произошел бы у берегов Крыма еще в 1826 году, плюс совместная европейская акция в пользу греков.

И, наконец, персоналии: два Муравьева-Апостола. Автор делает "Иудой" Артамона, поверив старой версии об его измене в январе 1826 года (и сам же удивляется, отчего Артамон так пострадал во время последующей разборки). Hо уже давно доказано, что никакой измены не было, посему Артамон и был так сурово осужден. Поэтому в "Иуду" Артамона не верится.

Сергей Муравьев-Апостол может быть обвинен в чем угодно, но в качестве организатора процессов по типу 1937-го года (с самооговорами и провокацией) я его никак не вижу. Да и не было тогда подобной "традиции", даже в России. Все было проще и грубее. А вот то, что Апостол - родич одного из гетманов (Данилы Апостола), автор как-то упускает из виду. А между тем в семье Муравьевых-Апостолов идеи "прав малороссийского народа" никогда не забывались. Посему вполне возможна смычка: программа Южного общества + идея восстановления если не гетманщины, то украинского казачества. Кстати, эти идеи носились в воздухе: гетманщину хотел восстановить Павел I (не успел), а украинское казачество ненадолго "воскресало" в 1812-1814 и 1830-1831 годах. Hо эту вероятность автор почему-то упускает из виду.

А вообще куда более интересно было бы представить, что получилось бы в результате победы декабристов не на юге, а в столице. Об этом уже писал Пьецух, но не особо убедительно.

Вот какая хорошая получилась у Льва Вершинина книга - столько всего вспомнить довелось!

1
{"b":"39843","o":1}