ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шведов Александр

Тень

Александр Шведов

Тень

- Как самочувствие? - спросил Главный. - Уважаемый... - Анри д'Эттоль, - подсказал Игорь. - Вот-вот. Так как же самочувствие, уважаемый Анри д'Эттоль? - Хорошее, - ответил Игорь и вздохнул. - Не совсем, как видно? - Не совсем. Не нравится мне все это. - Мне тоже не нравится, - ответил Главный. - Но что делать? Вы же знаете Центральная выдала этот вариант, как единственно выполнимый. Совет историков утвердил его, вашу кандидатуру рекомендовала все та же Центральная. Вас что-то смущает? - Да, - согласился Игорь, - смущает! - Ну-ну? - Во-первых, внезапная смерть монарха. Как было объявлено народу - от чумы. Странность номер один - при дворе Франциска имелся целый штат лучших лекарей того времени. Странность номер два - о таком событии, как болезнь главы государства, не было ни одного сообщения, - ни официального, ни кулуарного. - Согласен, - бросил Главный. - Была ли она, эта болезнь, так внезапно унесшая жизнь блистательного распутника? Достаточно достоверно известно, что ни в пригородах, ни в самом Париже в тот год не отмечалось даже единичных случаев заболевания чумой. Не говоря уж об эпидемии... - Интересно, - бросил Главный, - вы повторяете мой ход мыслей. - Последняя странность, - продолжал Игорь.- Пышные похороны завершились не в усыпальнице французских королей - Сен-Дени, а на кладбище Пер-Лашез в специальном мавзолее, спешно отстроенном для этой цели. В течение недельных траурных церемоний гроб был наглухо заколочен, склеп после похорон замурован, а сам мавзолей загадочно сгорел спустя полгода. Хотя камень, как известно, не горит. Главный взглянул на него. - У нас есть еще пятнадцать минут. Вы хорошо разобрались в обстановке. - Загадка на загадке... - пробормотал Игорь. - Да. Все объяснилось бы весьма просто, если бы не два обстоятельства. - Каких? Главный неторопливо прошелся по кабинету. - Вы читали мемуары графа де Местре? - неожиданно спросил он. - То место, где он упоминает о существовании заговора против Франциска? Читал. Во главе заговора стоял Гуго, единоутробный братец короля, ставший после его смерти Филиппом III Французским. - Верно. Но - первое обстоятельство. Если Франциск пал жертвой заговора, то все объясняется - и заколоченный гроб и внезапная смерть от несуществовавшей болезни, все... кроме одного. Почему короля похоронили на кладбище, а не в усыпальнице? На кладбище, как простого смертного. Гуго мог убить брата, но ведь хоронил-то он короля! - Вообще ни в какие рамки не лезет, - признался Игорь. - Вы забываете о записках Анны де Брейль, бывшей любовницы короля. - По-моему, ей доверять нельзя, - произнес Игорь.- То, что она пишет, совсем уж мистика. - Мистика, - задумчиво повторил Главный. - Конечно, мистика. Старушка увидела живого и невредимого Франциска в Бордо, спустя тридцать пять лет после его смерти. Напрашивается предположение, что король не умер, а таинственно исчез, мелькнув случайно перед Анной де Брейль спустя тридцать пять лет. Странность с погребением говорит в пользу этого предположения. - Похоронили кого-то другого! - кивнул Игорь. - Ясно! Но я бы не доверял ей, и вот по какой причине: когда она увидела короля в Бордо, ему должно было быть 65 лет. А она пишет, что он ничуть не изменился и был такой же, как и в пору ее молодости. - Да, - согласился Главный. - Загадок много. - Слишком. Это мне не нравится. Собственно, не столько это, сколько расплывчатое задание. Как-то все неконкретно... - Вас порекомендовала Центральная, - напомнил Главный, - Знаю. Фехтование, реакция, французский в совершенстве... Знаю. - Если бы Управление было в состоянии дать более конкретное задание... - Понимаю, - поднимаясь, сказал Игорь. - Посмотрим, что у них там... Главный вздохнул, как показалось Игорю, с облегчением. - Операция "Тень" начинается, - сказал он. - Надеюсь, когда она завершится, одним темным пятном в Истории станет меньше. Игорь пожал протянутую руку, - Я постараюсь, - сказал он.

Утреннее солнце заливало ярким светом грязноватую улочку близ Королевской площади. Хлопали двери: хозяйки шли на рынок, повесив на локти продуктовые корзинки. Прогромыхала карета. Открывались окна в верхних этажах, и заспанные физиономии обывателей осматривали небо в поисках случайной тучки. Ничего не обнаружив, обыватели зевали, прикрыв ладонью рот, и отходили в глубь комнат. В одном из домов, отличающемся от своих собратьев лишь тем, что был чуточку почище да имел крыльцо в три ступеньки, открылась дверь и появился молодой человек лет двадцати пяти. Шляпа с дорогими перьями, шпоры на сапогах, платье - все указывало на его благородное происхождение. Или должно было указывать. Он хотел было тихонько прикрыть дверь, но передумал и мощным пинком захлопнул ее. На шум из окна верхнего этажа высунулся обрюзгший хозяин дома. Он был хмур, но, увидев внизу своего постояльца, расплылся в улыбке. - А, мсье д'Эттоль! Вы уже проснулись? - По-видимому, - ответил молодой человек. - Но я в этом еще не совсем уверен. Домовладелец угодливо улыбнулся. "Ну и рожа! - подумал Игорь, выходя на соседнюю улицу. - Классический тип!" Когда их, молодых стажеров, посвящали в поисковики, им говорили: "Основное в профессии поисковика - умение вживаться в эпоху. Этакая социальная мимикрия. Чтобы жить в обществе какого-то исторического периода, необходимо быстро адаптироваться в нем. Чтобы работать в этой эпохе нужно уметь адаптироваться вдвойне быстро. Ну и конечно - за всем этим не забывать о главном - о цели поиска". Игорь вздохнул: "Я и не забываю. Не смогу забыть..." Народу на улицах прибавилось. День разгорался, и вместе с ним брали свое тысячи забот, что заставляют людей вскакивать спозаранку и торопиться куда-то по утреннему холодку. Игорь неторопливо мерил шагами парижские улицы. В основном его мысли вертелись вокруг сиятельного объекта поиска - короля Франциска. Все историки, говоря о Франциске, сходились в одном: отдавали должное его уму. И заходили в тупик - как в этом человеке сочетались невероятная проницательность и логика с совершенно разгульным образом жизни. Он, король, шатался по ночному Парижу, закутавшись в плащ и надев на лицо маску, ввязывался в дуэли и драки, имел сразу нескольких любовниц и при этом был деятельным политиком и вообще человеком трезвого ума. "По плечу ли задача стать другом такого человека довольно рядовому поисковику? думал Игорь. - Впрочем, - успокоил он себя, - я хватил через край! Разве у королей могут быть друзья? Конечно, нет. Не другом, а скорее приближенным, фаворитом. Задача заключается в том, чтобы постоянно находиться подле него. Как тень. Только так я могу проникнуть в тайну его смерти". Народу на улице прибавилось еще. Кое-где Игорю приходилось локтями прокладывать себе дорогу. Он свернул на другую улицу, где толпа была поменьше. "Легко сказать - стать фаворитом!-продолжал рассуждать он. - А как? В Париже меня никто не знает, протекции никакой, даже ко двору не представлен. Задача, в обычных условиях неразрешимая. Спасибо ребятам из отдела вторичной Истории, раскопали драку в трактире "Золотое перо" с участием этого августейшего бездельника! Туго Франциску там пришлось, чуть не угробили сердечного. Ну да ничего. Поможем родимому, вытащим за уши. Глядишь - он в благодарность и приблизит к себе. Что мне и надо. Хорошо бы, - продолжал он, - загнать в трактир десяток ребят-дублеров и разыграть маленький водевильчик с несчастной жертвой и добрым дядей-рыцарем. Но, к сожалению, машина этот вариант забраковала. А жаль. Придется рисковать! И оправдываться перед самим собой тем, что такую себе выбрал работу!" Игорь свернул за угол и увидел трактир под вывеской "Золотое перо". "Ага, - пробормотал он. - Исходная позиция. Завтра вечером первое свидание. А сегодня надо ознакомиться с театром будущих военных действий!" И он, звякнув серебром в кармане, смело шагнул в приглашающе распахнутую дверь. В одиннадцать вечера Игорь стоял в переулке около "Золотого пера", закутавшись в плащ до самых ушей, и ждал. Луна тускло светила сквозь слой облаков, было промозгло и сыро. Из трактира доносился звон посуды, выкрики пьяных, громовой хохот. Время от времени кто-нибудь выходил из трактира, и тогда долго еще ночной воздух сотрясался от криков и проклятий. Никто похожий на короля не появлялся. Игорь поежился: "Однако зябко!" Постоял еще несколько минут, потом зашел в трактир, заказал бутылку вина и сел за стол в углу, по возможности дальше от света. Получив вино, он взял стакан и стал составлять план действий. "Когда появится король, начнется драка, а она обязательно начнется - не такой Франциск человек, чтобы терпеть подобную компанию. Это во-первых. А во-вторых... Черт побери! Драка-то уже была! Вернее, я знаю, что она была. Так вот, я сижу, пока Франциск окажется в наиболее опасном положении, потом приду ему на помощь. Вдвоем мы раскидаем эту компанию, а дальше.., дальше будет видно. Я ничем не рискую - король не был убит в этой свалке". В этот момент проходящий мимо солдат задел его руку со стаканом, и вино выплеснулось на белоснежные манжеты Игоря. - Черт побери! Приятель, нельзя ли поосторожнее? Тот обернулся. Он был основательно навеселе и искал ссоры. - Мсье будет меня учить, как себя вести? - спросил он ухмыляясь. - Вы залили меня вином! - воскликнул Игорь. - Неужели? - усмехнулся солдат. - Какая досада! И он вылил остатки вина из своей кружки на другую манжету Игоря. Прежде, чем Игорь успел подумать, его правый кулак заученно врезался в челюсть нахала. "Начинаю входить в роль", - подумал Игорь. Незадачливый гуляка от удара направился куда-то в угол, по пути прихватив соседний стол и троих игроков в кости, сидящих за ним, где все вместе и рухнули. На секунду воцарилось зловещее молчание. Затем грохот опрокидываемых стульев, вопли "Негодяй!", холодный блеск шпаг, направленных ему в грудь... "Этого мне только не хватало!" - успел подумать Игорь, но в следующую секунду мягким скользящим движением перевел шпагу в седьмую позицию и, когда ближайший соперник пробегал мимо, подставил ногу. Бабах! Нападающий перевернул грудью стол, смел по пути сидящих за ним и исчез в образованной им же каше. Теперь Игорь оказался в одиночестве против девяти противников. Откинуть стол и занять за ним оборону было делом одной минуты. У Игоря не было времени отвечать, он лишь отражал градом сыпавшиеся на него удары. Двое зашли сбоку. Игорь оказался прижатым к стене. Положение стало критическим: он потерял свободу маневра, и теперь ему приходилось мобилизовать всю свою реакцию. Шпаги его не было видно - она образовала некую светящую и звенящую область, сквозь которую не могли пробиться шпаги противников. Но долго так продолжаться не могло. - Держитесь, сударь! - услышал вдруг Игорь. - Сейчас мы покажем этим мошенникам! "Ага! - мелькнуло в голове у Игоря. - Здравия желаю, ваше величество! Опаздывать изволите? А я тут отдувайся за вас!" Человек благородной наружности врезался в самую гущу его врагов, рассыпая удары направо и налево. Двое или трое из них уже лежали на полу, но все равно их было слишком много. А через минуту положение еще более ухудшилось: привлеченные звоном стали, в трактир зашли пять ночных стражей. И так как среди нападающих у них оказались друзья, то они, не задумываясь, приняли их сторону. - К лестнице, наверх! - крикнул незнакомец. Игорь рванулся к лестнице, ведущей в верхние покои, взлетел по ступенькам и обрушил на нападающих тяжелую дубовую скамью. Это произвело замешательство в их рядах и позволило незнакомцу оказаться рядом. Однако скоро их оттеснили и с этой позиции. Они с трудом удерживали последние ступеньки лестницы. - Сейчас! - крикнул незнакомец и исчез за одной из соседних двери. Ловким ударом Игорь сбросил своего противника с лестницы, но его место сразу заняли двое других. В этот момент появился незнакомец, волоча стол внушительных размеров ножками кверху. - Держитесь за нижние ножки! - крикнул он, взялся за верхние, и они понеслись на врагов. Как тараном, тяжелой столешницей сокрушили передние ряды, опрокинули их, съехали вниз по телам своих противников и покатились по полу в невообразимой свалке. Среди грохота, стонов и проклятий незнакомец схватил руку Игоря, и они бросились к выходу. Секунда - и они уже неслись по ночной улице, свернули в один переулок, другой и остановились, тяжело дыша и оглядываясь. На них па-, дало немного света из окон соседних домов. Игорь поглядел на своего спутника и обнаружил, что его лицо претерпело некоторые изменения. Исчезла бородка и подозрительно потемнело под левым глазом. "Пожалуй, пора его узнавать!" - подумал Игорь. Он сделал изумленное лицо и начал заикаться: - Ва... Ва... - Что?! - недовольно спросил незнакомец. Он пытался рассмотреть свое лицо в миниатюрное зеркальце, украшенное витой позолотой. - Ваше величество! Вы?! Франциск спрятал зеркальце в карман, затем оторвал усы. - Вы отлично фехтуете, шевалье! Я с искренним удовольствием видел вас сегодня в деле, но, право, было бы лучше, если бы вы меня не узнали. Он произнес это таким тоном, что Игорь понял: "Было бы лучше для вас!" - Сир, - сказал он, - моя жизнь принадлежит вам вдвойне: как властителю Франции и как человеку, спасшему мне эту жизнь. Она ваша, но вряд ли когда-нибудь у вашего величества будет слуга, более верный и преданный, чем я. Король хмыкнул, потрогал темное пятно под глазом. - Проклятие! Завтра Гуго опять изведет меня своими нравоучениями! Впрочем, черт с ним! Вы, кажется, что-то сказали? Ах, да! Он посмотрел на Игоря, как будто впервые увидел его, - Мне нравится ваша ловкость, шевалье. Я вообще люблю ловкость! Правда, еще больше я люблю молчание. Вы поняли? Игорь поклонился в ответ. Король шагнул в темноту, но остановился. - Я жду вас завтра в Лувре к десяти утра, - сказал он и растворился во тьме.

1
{"b":"40247","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бой бабочек
Удивительный мир птиц. Легко ли быть птицей?
Цусимские хроники. Чужие берега
Ты красивее, чем тебе кажется
Ешь правильно, беги быстро. Правила жизни сверхмарафонца
Феномен «Инстаграма» 2.0. Все новые фишки
Осторожно, в доме няня!
Rotten. Вход воспрещен. Культовая биография фронтмена Sex Pistols Джонни Лайдона
Босс знает лучше