ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Судьба уральского изумруда
Награда для генерала. Книга вторая: красные пески
Я знаю ответы
Метро 2035: Эмбрион. Поединок
Хоопонопоно. Гавайский метод улучшения реальности
Мозг. Как он устроен и что с ним делать
Фантомный бес
Профессор для Белоснежки
A
A

Я знал, что этот поединок принесет победу нам обоим. Моя рука скользнула по обнаженной бархатной коже ее плеча, ощущая мгновенную дрожь ее тела. Она извивалась, стараясь найти уютную, спокойную позу, слабо всхлипывая и делая такие вещи, о которых раньше и понятия не имела.

- Чудесно, - сказали в дверях. - Отлично! У меня была кобура с сорок пятым, но я не мог достать оружия. Конвульсивное движение Велды открыло мне возможность окинуть взглядом комнату и человека, стоящего с оружием наготове, потом ее волосы вновь упали мне на глаза прохладной грудой.

Курок его был взведен и выражение на его лице было таким, какое я видел уже не раз на лицах дешевых убийц, и я знал, что если не помешаю ему, он пристрелит меня в ту же секунду.

- Продолжайте, не стесняйтесь. Я люблю красивые зрелища.

Я улыбнулся как можно придурковатой и откатился от Велды, потом сел на край тахты. Внутри меня все дрожало от еле сдерживаемой ярости, но я старался не двигаться, пока он оценивал обстановку.

- Вот не думал, что вас окажется двое, но малютка что-то хотела от тебя получить, парень. - Он направил на меня пистолет. - Зачем только крошке такая старая калоша?

Когда она заговорила, ее голос был неузнаваем.

- А что ты можешь предложить взамен?

- Себя, например. Я наблюдаю за тобой в то окошко уже четыре дня и как раз сейчас в хорошем настроении. Как, мы поладим?

Я уже готов был взорваться и все погубить, но почувствовал ее колено, которое прижалось к моим ногам.

- Ну, так как же?

Он глупо хихикнул и посмотрел на меня, грязно подмигивая.

- Что ж, прежде чем мы займемся любовью, крошка, я, пожалуй, прихлопну это чучело.

- Тебе придется здорово потрудиться, - не выдержал я его наглого тона.

Дуло повернулось и замерло как раз на уровне моего виска.

- Это моя манера стрелять, - сказал он, глядя на меня в упор. Велда сказала:

- Если эта штука выстрелит, ты меня не получишь. Этих слов было недостаточно, он опять стал хихикать.

- Валяй, валяй, за этим я и пришел. Кусайся!

- Что?!

- Играешь, ну и играй!

Дуло дернулось в ее сторону, потом вернулось на прежнее место. Он был готов пристрелить нас. Я бушевал от сдерживаемой ненависти и совершенно не чувствовал страха. Чуть-чуть пододвинувшись на тахте, я успел переместить руку на дюйм ближе к своему пистолету, но этого было слишком мало.

- Мне нужна эта девчонка, и ты знаешь это. Дай ее мне, я быстро исчезну, и все останутся довольны.

- Может быть, - сказал я.

Его глаза быстро скользнули по мне.

- Да, может быть, - ухмыльнулся он. - Ты что-то знаешь, чучело-. Думаешь, ты сейчас выглядишь героем?

- Почему бы и нет?

- Конечно, почему бы и нет. Но что бы ты ни думал, это не твой день, чучело, так!

Теперь остались секунды.

Его глаза говорили, что он считает дело уже сделанным и меня покойником. Когда он взглянул на нас взглядом убийцы, мы с Велдой начали медленно приближаться друг к другу. Мы действительно погибли бы, если бы...

Кто-то рывком открыл дверь и стукнул его по руке. Очередь попала в угол. Со сдавленным криком он повернулся, но первый из вошедших в комнату опередил его, двумя пулями прошив его грудную клетку. Он упал на пол, им под ноги. Кровавые пузыри вздувались на его губах.

Я старался дотянуться до плаща с оружием, когда вошедший заметил меня и выпустил очередь поверх моей головы. В свете, падавшем из коридора, я разобрал, что они не из полицейских. Я узнал физиономию одного из них, с кем имел дело много лет назад.

Это был его последний выстрел. Я поймал его своим 45-м и вдребезги разнес ему череп. Второй успел отскочить, и я услышал, как на улице взвыла машина. Все, что осталось от этой сцены; - глубокая тишина вокруг.

Тот, первый, все еще лежал на полу, и я наклонился над ним. Я хотел спросить у него кое-что, но у меня уже не было времени. Сквозь кровавую пену он выдавил:

- Ты получишь свое, чучело.

Я не хотел, чтобы он мирно скончался.

- Знаешь, это все-таки мой день!

Его рот открылся судорожным усилием, у него уже начали костенеть мышцы.

"Откуда и куда? - подумал я. - Почему меня всегда окружают покойники? Я вернулся, все в порядке. Совсем как в веселые прежние времена. Любовь и смерть шествуют рука об руку".

Что-то в его лице мне было смутно знакомо. Я повернул его голову носком ботинка, всмотрелся. Велда спросила:

- Ты знаешь его?

- Да. Его зовут Базиль Левит. Он был одним из дешевых наемных убийц.

- А другой?

- Его называли "Детской ручкой". Обычно он подвизался на ипподроме.

Я взглянул на нее и заметил, как она странно дышит и какое у нее грустное лицо. Что-то яростное есть в людях, которые, подобно животным, должны драться за свою жизнь.

- Это что-то новенькое, котенок. Они не оттуда, не с другой стороны и не за тобой? Что это он говорил про девчонку, милая?

- Майкл...

Я указал на первого на полу.

- Он пришел за крошкой и чуть не пристрелил тебя. Кто она?

Опять она посмотрела на меня с этим странным выражением.

- Девчонка... Она еще девчонка! Я стиснул от нетерпения пальцы.

- Давай, говори быстро! Ты знаешь, что тебя ждет? Сколько людей умерло оттого, что ты что-то знала, но молчала? Ты хочешь, чтобы после всего этого тебя пристрелили из-за какой-то глупости?

- Да, Майкл. - Ярость уступила место примирению, и она взглянула на меня. - Она теперь в комнате наверху.

- Кто она?

- Я.., я не знаю. Она пришла сюда через день после того, как я поселилась здесь. Я услышала, как она плачет, и впустила.

- Это было не слишком разумно.

- Майкл, не было времени... И у меня так было, когда позарез нужно, чтобы тебя впустили в дом, в тепло.

- Прости.

- Она - молоденькая, несчастная, одинокая. Я позаботилась о ней. Это все равно, что завести испуганного зайчонка. Какая бы ни была ее судьба и беда, в этом было что-то ужасное. Я подумала, что дам ей опомниться и потом помогу, как сумею.

- Что с ней?

- Она испугана, милый, потрясена. Она вся на нервах. И я - единственный человек, которому она доверилась.

- Хорошо, я верю тебе. Давай поднимемся к ней, пока тут не появилась полиция. У нас есть еще пять минут, пока самый любопытный из соседей решится подойти к телефону и вызвать наряд.

2
{"b":"41370","o":1}