ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я вспомнил, что он также стоял в багажнике автомобиля.

- Отелло, иди сюда, не бойся, - тихо произнес я.

К всеобщему удивлению кабанчик медленно пошел на мой зов.

В дверях он остановился.

Иван набросил на Отелло толстую веревку и потащил его из сарайчика.

Отелло возмущенно завизжал, но подоспели два других мужичка и, казалось, одолели моего приятеля. Они обмотали его туловище веревкой и поволокли в огород. Я быстро догнал их и пошел рядом. Отелло отчаянно сопротивлялся и громко визжал. Он уперся так, что мужики не могли сдвинуть его с места.

Иван остановился.

- Передохнем, - сказал он.

- Передохнем, - согласились мужички.

Отлично! Это мне и было нужно. Отдохните!

Я подошел к Отелло. Он стоял, как вкопанный.

- Отелло, Отелло, - я стал поглаживать его по боку.

Я почувствовал, что он дрожит от страха. Потому что он все понял. Он понял, что его ждет. Я же стал украдкой ощупывать веревку, которой он был обвязан. Ага! Вот это место, которое я позавчера так искусно подрезал острым ножичком. И я полоснул по нему пятаком. Затем я провел пальцами дальше. А вот еще! И я снова чиркнул воровским пятаком. И еще одно местечко.

Ну, была - не была. Веревка держалась на соплях.

"Беги", - прошептал я про себя. Но Отелло не двигался.

- Пошли! - рявкнул Иван.

- Пошли! - обрадовались мужички.

Они подошли к Отелло. Стали толкать его вперед.

Иван схватил веревку, мужички стали ему помогать.

Они сдвинули Отелло с места и поволокли на Голгофу.

Подрезанная веревка продержалась метров пять.

Отелло рванулся и выскочил из пут.

Мне показалось, он понял, что произошло. Такие случаи бывают. Но обычно вырвавшиеся на свободу свиньи бегают по огороду кругами, и их, в конце концов, ловят под радостные вопли толпы. Отелло поступил иначе. Он не стал бегать кругами. Он побежал прямо к изгороди и в один миг проскользнул сквозь дырку в заборе. И такое бывало прежде. При этом свинью ловят всем селом. Очень весело.

Но Отелло принял единственно верное решение.

Он убежал в лес.

Все окаменели от удивления.

Он убежал в лес и не вернулся.

Он понял, как люди несправедливы к животным.

Он понял, что люди - его враги.

Соседка долго пилила Ивана за гнилую веревку.

А я подарил ей на день рождения другого поросенка.

Белого. Она назвала его Борей.

Мне кажется, что она обо всем догадалась.

Но не выдала меня.

Часто, гуляя по лесу, я внимательно смотрел в густые заросли.

Мне казалось, что где-то там, в черной чащобе, живет мой Отелло.

И вот однажды, это было уже осенью, я долго шел по лесу, шел один, без собаки и, утомившись, присел на поваленное дерево. Мне было так хорошо, что я разомлел от легкого солнечного тепла и прикрыл глаза.

И вдруг словно кто-то толкнул меня.

Я открыл глаза и замер от ужаса.

В десяти метрах от меня стояла дикая свинья.

Она была темно-серая, большая, угрюмая. Свинья смотрела прямо на меня и, похоже, я ей совсем не нравился.

Ноги мои стали ватными. Я понял, что мне не убежать.

Свинья сделала шаг в мою сторону.

Я смотрел на нее словно завороженный.

И вдруг раздался сильный треск, и из кустов выскочил черный кабан. Он подбежал к свинье и остановился.

Затем он резко повернулся в мою сторону.

Я сразу узнал его.

- Отелло! - заорал я радостно.

Серая свинья продолжала двигаться в мою сторону. И вдруг произошло нечто неожиданное. Черный кабан резко выскочил наперерез серой свинье и сильно толкнул ее своей огромной башкой. Свинья взвизгнула и побежала в сторону. А черный кабан остался стоять передо мной.

- Отелло, Отелло, - тихо прошептал я.

Но он стоял недвижим.

- Отелло, ну, что же ты, иди сюда, - сказал я.

Я протянул к нему руку, но кабан слегка попятился.

Стало ясно - он сильно одичал и почти не узнает меня. Я внимательно стал смотреть на него. Да, это, несомненно был он. Клыки у него выросли еще больше, чем прежде. И вообще, он стал огромен. Казалось, что голова составляла половину его большого, сильного тела. Черная шерсть маслянисто блестела на солнце. Это был он, мой Отелло. Каким красавцем он стал!

Кабан смотрел на меня и, мне казалось, что он что-то мучительно вспоминает.

- Отелло! - позвал я его еще раз.

И вдруг я понял.

Я понял, что он никогда не подойдет ко мне.

Что лучшее, что может быть в нашей встрече, это вот такое молчаливое рассматривание друг друга. И еще я понял - что это будет недолго, что он вот-вот убежит в свой таинственный и прекрасный лес, и я, быть может, уже никогда больше его не увижу.

Так и случилось.

Отелло неожиданно резко повернулся и рванул в кусты.

Некоторое время мне еще было слышно, как он бежит сквозь

густые заросли, но звуки эти становились все тише и тише.

Прошло несколько минут.

Я медленно приходил в себя.

2
{"b":"46600","o":1}