ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ЧАРОДЕЙ. Ты покидаешь меня?

ЕВА. Ненадолго. Я вернусь завтра после полудня, когда стану вдовой.

ЧАРОДЕЙ. Что ты говоришь, Ева?! Опомнись!

ЕВА. Я выхожу замуж за человека, которого казнят завтра в полдень. Его обвиняют в поджоге, грабеже, убийстве.

ЧАРОДЕЙ. За осужденного?

ЕВА. Не мной.

ЧАРОЛЕЙ. Ева! Ты будешь жить, оглядываясь на загубленную молодость, горькую любовь, минутное счастье!

ЕВА. Это лучше, чем жить, как вы, на выжженном пустыре.

ЧАРОДЕЙ. Ева! Ты совершаешь роковую ошибку. Всю жизнь ты будешь сожалеть о ней.

ЕВА. Я буду сожалеть всю жизнь только об одном: об исчезнувшей шкатулке.

ЧАРОДЕЙ. При чем тут шкатулка?

ЕВА. Говорят, на суде мой жених толковал о какой-то шкатулке. Он сказал, что похитил ее и что в ней - доказательства его невиновности. Но шкатулка исчезла... (Тихо.) Завтра... мой муж пройдет мимо этих окон... навстречу смерти.

(Пауза.)

ЧАРОДЕЙ (потрясен). Ева... Я не знал, какое у тебя сердце, Ева.

ЕВА (удивленно). Сердце? Самое простое. Самое простое. (Уходит.)

(Жилище Чародея тонет в темноте. Луч прожектора высвечивает склоненную голову Чародея.)

ЧАРОДЕЙ (отнимая руки от лица). Самое простое! Человеческое сердце! Сердце, которое бьется не только для себя! Оно-то и есть самое главное! Вернись, Ева! Ева, вернись!

(Мы слышим, как начинают тикать часы. Луч прожектора высвечивает циферблат, по которому движутся стрелки. Мы слышим, как отстукивает маятник: "Тик-так! Тик-так!" Одна за другой зажигаются свечи в канделябрах у зеркала. Мы видим жилище Чародея таким, каким увидели впервые, убранным, светлым, уютным. ЖЕНА ЧАРОДЕЯ, молодая, прекрасная, протягивает руки навстречу мужу.)

ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Ты?!!

ЧАРОДЕЙ. Ты??

ЖЕНА ЧАРОДЕЯ (с тревогой и любовью вглядывается в лицо мужа). Ты... чуть-чуть изменился.

ЧАРОДЕЙ (нежно, любуясь женой). А ты - нисколько. Время не останавливается даже для королей, но повинуется любящим. Я создал чудо.

ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Где же оно?

ЧАРОДЕЙ. В шкатулке.

ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Ты пришел с пустыми руками.

ЧАРОДЕЙ. Оно попало в другие.

ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. В чьи?

ЧАРОДЕЙ. Его можно узнать из тысячи... Ты сейчас увидишь его. Он пройдет мимо наших окон навстречу смерти.

ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Он... преступник?

ЧАРОДЕЙ. Нет. Жертва. Преступник - я!

ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Что ты говоришь? Опомнись!

ЧАРОДЕЙ. Грабитель. Поджигатель! Убийца!

ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Ты безумен! Ты болен!! (Отчаянно, не помня себя.) Милый... Милый... Тебе надо отдохнуть. (Твердит простые, будничные слова, как заклинания, точно надеясь на их спасительную силу.) Кофе... ты любишь горячий... Газеты... Ни один номер не затерялся. Дети...  отчего ты не спросить о наших детях, милый? Какую рубашку тебе приготовить? Серую? Синюю? (Рыдая, падает в объятия мужу.) Скажи, что ты пошутил! Солгал! Хотел испытать мою любовь! Ты не можешь быть преступником! Это неправда!

ЧАРОДЕЙ. Это правда. Поверь в нее.

ЖЕНА ЧАРОДЯ. Не хочу! Не могу! Не смею! (Вне себя.) Доказательства! Доказательства!

(Мы видим, как в кухонном окне появляется БЕЗУСЫЙ ЮНОША.)

БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Ева! Ева!

ЧАРОДЕЙ. Тебя кто-то зовет, дорогая!

(ЖЕНА ЧАРОДЕЯ входит в кухню.)

БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Вы?

ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Мое имя - Ева.

БЕЗУСЫЙ ЮНОША (протягивает ей шкатулку). Вот... шкатулка... (Еле переводя дух.) Я обещал... Берите... Да берите же! (Исчезает за окном.)

ЖЕНА ЧАРОДЕЯ (в недоумении и растерянности). Что это?

ЧАРОДЕЙ (видит шкатулку). Доказательство!!!

(И тут же... мы сначала угадываем, а потом видим скорбную процессию, которая следует мимо окон.)

(Бросается к окнам.) Остановитесь! Остановитесь! Вот она, шкатулка!

(Голоса за окнами: "Шкатулка! Шкатулка!"

Жилище Чародея наполняется людьми. Впереди всех - СОЛДАТ и ЕВА.)

(К горожанам и Судье.) Судите меня! Я - виновник того, что произошло! Я создал эту шкатулку. Она таит в себе неисчислимые беды! Но и беда может обернуться счастьем, если к ней прикоснутся добрые руки, щедрое сердце и светлый человеческий разум! Будь он благословен! (Он передает шкатулку Солдату и Еве.

ТЕТУШКА АГАТА (в неистовстве, порываясь к шкатулке). Нет! Не бывать этому! Не отдам! Не уступлю! (К шкатулке.) Сгинуть им всем! Сгореть заживо! Повинуйся! Ну!

ЧАРОДЕЙ (спокойно, к горожанам). Не тревожьтесь. Сила, заключенная в шкатулке, не сожжет больше ни одного жилища, не отнимет ни одной жизни, не разобьет ни одного сердца. Еще не поздно. Все поправимо.

ВДОВА (обращается к сыну, которого нет). Ты слышал, сынок? Он сказал: "Поправимо". Поправимо... поправимо... поправимо...

(Все расступаются, и мы видим МАЛЬЧИКА-НЕПОСЕДУ, как ни в чем не бывало он подпрыгивает на одной ножке, пытаясь вырвать руку из руки матери.)

МАЛЬЧИК-НЕПОСЕДА. А что это - "попра-ви-мо"?

ЧАРОДЕЙ. Глядите!!

(Он дотрагивается до платка, скрывающего обезображенное огнем лицо жены погорельца. Платок исчезает, как не был. Мы видим красивое лицо молодой женщины.)

ГОЛОСА. Красавица! Как прежде! Еще лучше!

ТЕТУШКА АГАТА (в отчаянии). Нет!!!

ЧАРОДЕЙ. Да.

ТЕТУШКА АГАТА. Ненавижу! (Бросается к жене погорельца.)

СУДЬЯ (к тетушке Агате). Вы разоблачены.

ГОЛОСА. Наказать ее! Наказать!

СУДЬЯ. Есть ли большее наказание, чем то, на какое она сама себя обрекла?

(Все сторонятся. ТЕТУШКА АГАТА остается одна.)

Глядите. Она одна. А когда человек одинок по своей собственной вине это значит, что его нет вовсе!

(ТЕТУШКА АГАТА исчезает. Идет занавес.)

ГОЛОС ЧАРОДЕЯ. Приказывай! Приказывай! Приказывай!

КОНЕЦ

13
{"b":"46791","o":1}