ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ТЕТУШКА АГАТА (с подозрением). Вы его знаете, этого нищего? Кто он?

СТАРЫЙ БРОДЯГА (нехотя). Так. Знакомый. (С досадой и нетерпением глядя вслед Безусому Юноше.) Эх! Кабы не мои ревматизмы! Колена ноют.

ТЕТУШКА АГАТА. К перемене погоды.

СТАРЫЙ БРОДЯГА. Пожалуй, на этот раз к перемене жизни, сударыня!

СОЛДАТ (насвистывает).

Не на коне,

Не на парад...

ТЕТУШКА АГАТА (Солдату). Нельзя ли потише?! Когда шумно, я не понимаю, что я ем. (Уплетает ужин.)

(БЕЗУСЫЙ ЮНОША, запыхавшись, возвращается.)

СТАРЫЙ БРОДЯГА (ищет взглядом шкатулку). Ну, как?

БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Все как надо.

СТАРЫЙ БРОДЯГА (сквозь зубы). Потише. (Нарочито громко, чтобы все слышали.) А ну, подбери. Все карты спутал.

БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Подобрать недолго. (Подбирает карты.)

СТАРЫЙ БРОДЯГА. Сыграть, что ли?

БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Почему бы и нет?

(СТАРЫЙ БРОДЯГА сдает карты. Дальнейший разговор ведется вполголоса, с оглядкой на присутствующих. Картежники перебрасываются картами для отвода глаз.)

БРОДЯГА. Где она, шкатулка? Пики козыри!

БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Он споткнулся, упал и уронил шкатулку. А она и завались в канаву. Потемки. Найти легко ли? Твой ход!

СТАРЫЙ БРОДЯГА. Ничего. Рассветет - обшарим канаву, найдем. Не иголка.

БЕЗУСЫЙ ЮНОША. А я и впотьмах обшарил. Представь - углядел.

СТАРЫЙ БРОДЯГА. Молодец. Подкидывай! Крою!

БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Штанов, конечно, жаль. За ветку зацепился.

СТАРЫЙ БРОДЯГА. Штанов ему, дураку, жалко! (Тихо.) Ну, где же она, шкатулка?

БЕЗУСЫЙ ЮНОША. У него.

СТАРЫЙ БРОДЯГА (не понимая). У кого... у него?

БЕЗУСЫЙ ЮНОША. У... Чародея. Ведь он потерял, а я поднял. Не отдать все равно что украсть. А я не вор!

СТАРЫЙ БРОДЯГА (стучит кулаком по столу). Отдал! Отдал!

ТЕТУШКА АГАТА (сгорая от любопытства). Что отдал?

СТАРЫЙ БРОДЯГА. Козыри! Козыри ему, дураку, в руки шли! Отдал!

СОЛДАТ (хладнокровно). Не тужи, парень! Нынче короля отдал, а назавтра туз сам в руки полезет!

СТАРЫЙ БРОДЯГА (вне себя). Туз! Что ему туз? Самые лучшие карты не помогут тому, кто не знает, что с ними делать! Эх, никудышний ты человек.

БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Какой есть.

СТАРЫЙ БРОДЯГА. Попомни мое слово: всю жизнь будешь в проигрыше. Турнул бы тебя, да не с кем в картишки перекинуться! Сдавай. Ну.

ТЕТУШКА АГАТА (закончила ужин, отодвинула пустые тарелки, тщательно вытерла губы салфеткой и заплакала). Ушел! Ушел! Несчастный бродяга! Одет в лохмотья, обут наполовину!!! (Всхлипывает)

СОЛДАТ. Вам-то о чем сокрушаться, сударыня?

ТЕТУШКА АГАТА. Сразу видно, нет у тебя сердца! А мое обвивается кровью! Бедняга! Плетется по сырости, спотыкается впотьмах, а ты?! Сапоги на тебе крепкие! Мундир - теплый! Над головой у тебя - крыша! А у этого бедняги нет, наверное, ни единой монетки, чтобы заплатить за ночлег! Как несправедливо устроено все па свете!

СОЛДАТ. Не поздно ли вы спохватились, сударыня?! А впрочем... (Сбегает со ступенек.) Я догоню его.

ТЕТУШКА АГАТА. Это еще зачем?

СОЛДАТ. Я верну прохожего, и вы дадите ему монетку, чтобы заплатить за ночлег. Ведь, судя по вашим рассуждениям у вас доброе сердце.

ТЕТУШКА АГАТА. Доброе! Даже слишком. Вот поэтому я и не могу позволить себе такого поступка.

СОЛДАТ. Головоломка.

ТЕТУШКА АГАТА. Наоборот. Чего уж проще! (Обращается ко всем.) Вот представьте себе: я, по моей доброте, даю бродяге монетку, и он получает кров над головой. А где подушка? Одеяло? Подстилка какая ни на есть? А ужин?! Или, по-вашему, голодный человек должен лечь спать натощак?

СЛУГА. Было бы, конечно, неплохо накормить беднягу... (Почесал в затылке.) За деньги. Без денег хозяин не даст. Он на этот счет несговорчивый!

ТЕТУШКА АГАТА. Опять деньги? А чьи? Мои! А почему я должна поить и кормить каких-то подозрительных прохожих?! Разве я знаю, кто он, и не замышляет ли чего-нибудь недоброго? (Глаза у нее становятся злыми и круглыми, как у рассерженной кошки. Вот-вот зашипит, начнет царапаться.) Нет! Нет и нет! Всему есть границы! Даже моей доброте! (Вытерла губы салфеткой, отодвинула пустое блюдо.)

СОЛДАТ. Эх, сударыня! Может быть, вы и в самом деле добры, но не хотел бы я тонуть, находись вы поблизости в лодке! Не хотел бы очутиться голодным у окна вашей кухни! Не хотел бы стоять перед вами, будь вы - судья, а я подсудимый!

ТЕТУШКА АГАТА (заливается добродушным смехом). Судья! Я?! С моей-то добротой, с доверчивостью! Шутник ты, солдат! Насмешил, право!

СЛУГА. Говорят, в город новый судья едет. Молодой.

БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Он едет, а молва впереди бежит. "Справедливый. Старому не в пример".

СТАРЫЙ БРОДЯГА (зевая). Знаем, видели, слышали. Все они, судьи, одинаковые.

СОЛДАТ. У каждой монетки две стороны.

ТЕТУШКА АГАТА (с подозрением.) А у тебя, солдат, в голове неспокойно.

СОЛДАТ. Пожалуй, что и так.

ТЕТУШКА АГАТА. Вот что значит - предпочитать мясо овощам!

СОЛДАТ (вставая). Ну, спасибо, накормил! (Похлопал Слугу по плечу.) Счастливо оставаться.

СЛУГА. Проголодаетесь - милости просим!

ТЕТУШКА АГАТА (приветливо). Прощай, голубчик! Надеюсь, больше не увидимся.

СОЛДАТ. Как знать... как знать...

(Харчевня погружается в темноту. Освещается другая часть сцены. Мы видим тропинку, уходящую вдаль, туда, где светятся городские огни и полощется цветистый флаг с золотой короной. ЧАРОДЕЙ появляется на сцене с такой стремительностью, как если бы кто-то дал ему пинка. Падает. С трудом поднимается.)

ЧАРОДЕЙ (вне себя от гнева и обиды). Сто лет! Сто лет жизни, истраченных по прихоти короля, и вот награда!!! Прогнать пинками от ворот королевского замка! Меня! Чародея!!! Они приняли меня за нищего... Проклятая шкатулка! Сто лет труда! Я одичал, потерял память, разучился улыбаться... Избавиться от нее! Избавиться! (Огляделся.) Зарыть в землю. Пока никто не видит. (Зарывает шкатулку.) И пусть порастет чертополохом и крапивой... (Вздыхает с облегчением.) Кончено. Навсегда. (Хочет уйти и тут же обнаруживает шкатулку у себя за пазухой. В ужасе.) Вернулась!!! Не хочешь миновать человеческих рук?! Хорошо же, будь по-твоему!

(На сцену, насвистывая, выходит СОЛДАТ.)

(Преграждает дорогу Солдату.) Стой!

СОЛДАТ (привычным жестом выхватывает из-за пояса пистолет). Сам стой!

ЧАРОДЕЙ (с поспешной готовностью поднимает руки). Этого-то мне и надо!

СОЛДАТ (узнает Чародея). Тьфу. (Добродушно.) Шутки!

ЧАРОДЕЙ. Смотря для кого. (Сует Солдату в руки шкатулку.) Берите! И пусть для меня будет С ЭТИМ ПОКОНЧЕНО.

СОЛДАТ. Что покончено?

ЧАРОДЕЙ. Это вас не касается. (Уходит.)

СОЛДАТ (пожимая плечами). Не в себе старик!! (Смотрит ему вслед.) Еле бредет, бедняга. (С неожиданной злостью, подражая интонациям тетушки Агаты.) "Одет в лохмотья, обут наполовину! Как несправедливо устроено все на свете!"

(Вдалеке возникает стук колес и топот копыт. СОЛДАТ всматривается.)

Она! Тетушка Агата. В своем экипаже в город катит. А этот бы экипаж да с ее кошельком в придачу тому горемыке! Вот она - справедливость! (С веселой удалью.) Эх, держись, тетушка!!! (Скрывается за поворотом тропинки.)

(Стук колес приблизился. Окрик: "Стой!" Стук колес затих. Карета остановилась. Женский визг: "На помощь!" На сцену, пятясь и подняв руки, выходит ТЕТУШКА АГАТА. Ее преследует СОЛДАТ, угрожая ей пистолетами.)

Вот и повстречались, овечка! Жизнь или кошелек?

ТЕТУШКА АГАТА. Кошелек? С радостью! (Широким жестом протягивает Солдату кошелек, но тут же отдергивает руку, так и не отдав его.) Нет, не дам. Просишь ты его, голубчик, себе на погибель!

СОЛДАТ (весело). Если кому-нибудь из нас погибать, так это вам, сударыня! Жизнь без кошелька немного стоит!

ТЕТУШКА АГАТА (сокрушенно). Да ведь и кошелек-то ни к чему, если болтаешься в петле. Грабителю-одна дорога - на виселицу. (Плачет.)

СОЛДАТ. Будет вам по мне убиваться. Себя пожалели бы!

3
{"b":"46791","o":1}