ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хотел к губернатору на второй этаж подняться - не пускают. И только я было собрался уходить, как вдруг заметил ЕЕ. Карту! Висит себе преспокойненько на стене, никого не трогает, никому не нужна. Сунул я ее к себе в карман - и к выходу.

И надо же было, чтоб проклятая собака садовника меня учуяла! Что тут началось! Повязали, карту отобрали, к губернатору отвели.

А губернатор... Впрочем, вам его имя вряд ли что-нибудь скажет. Поговорили мы с ним, так он так расчувствовался, что сказал: "Уважаемый, дорогой, несравненный Гайбраш! Прости меня за то, что я посмел из-за какой-то карты устроить тебе столько неприятностей. Смотри, о великий победитель Ле Чака". И - выбросил карту в окно. Это он, пожалуй, переборщил. Но все равно приятно.

Что было делать - кинулся со всех ног за картой. По дороге собаку с собой прихватил - раз она меня карты лишила, пусть теперь сама ее и ищет. Но подул ветер, поднял старый пергамент, завертел в воздухе и понес, понес... Пока драгоценная карта не повисла, зацепившись за уступ под скалой.

Как я ее оттуда доставал, это отдельная история. По крайней мере, выигранная у этого хвастунишки с Фэтта удочка мне немало пригодилась. Но на этом мои мытарства не окончились - птица выхватила листок из моих рук и унесла в свое гнездо. Я вернулся к губернатору, чтобы попросить о помощи, но того уже не было.

Попробовал справиться своими силами - только весло сломал. Какое весло. М-мм. Ну, какая разница. Главное, что его пришлось чинить у плотника на Паршивом острове. Заодно я отдал бедняге-картографу заменитель монокля и, пока суд да дело, пошел в бар. Посидел, попил коктейли, прихватил кое-что и решил немного поразмяться. Крику, как обычно было, воплей. В общем, я понял, что пора делать ноги.

Зашел к плотнику, взял починенное весло и еще кое-какой инструмент, и вновь на Башмачный. Теперь взобраться на огромное дерево, где было птичье гнездо, трудностей не составляло. Проблема была в другом - как найти карту среди вороха бумажек. Но я же не случайно решил, что искать ее будет тот, кто виноват, что я ее потерял.

А вид, надо сказать, с дерева открывался отличный. Прокопался я там до вечера, спустился, тут меня сон и сморил. Да еще какой сон! Будто бы пришли ко мне мои родители, сказали, что хотят сообщить мне какую-то информацию, превратились в скелетов, и ну танцевать. Да еще и песенку спели. Одним словом, проснулся я в холодном поту.

Проснулся - и снова на Башмачный. Первым делом зашел к гробовщику. Ладно, думаю, раз он такой весь из себя крутой шутник, сыграю-ка и я с ним маленькую шуточку. И что вы думаете - сыграл. Да еще и вещицу полезную раздобыл.

Вообще, надо вам сказать, что островок этот оказался веселым. Чего стоит одно только состязание, кто дальше плюнет. На открытом воздухе, страсти накалены, я победитель, аплодисменты, приз. Да что там говорить, будете на острове, сами попробуете. К тому же приз можно успешно сторговать антиквару. Сам говорил, что любит бронзу - пусть теперь расплачивается.

Но все это время я помнил про главную цель - отыскать "Сумасшедшую обезьяну". Нанять судно не составляло труда, но куда плыть? Ни лоции, ни карты. Впрочем, если ученье - свет, то не может ли оно хоть немного осветить эту проблему? Может, да еще как! Одним словом, носовая фигура была у меня в руках, и я тут же поменял ее на карту. Итак, второй кусок карты лег в карман вместе с первым.

Но где же та часть, что должна была попасть на Паршивый остров? Если пират, живший в башне, давно уже в могиле, значит, надо его разыскать и там. Сказано - сделано. И ведьма мне при этом изрядно помогла. Прах ненадолго обрел плоть, а я навсегда обрел третий кусок карты.

Четвертый надо было искать на острове Фэтт, и я даже знал где. Был один стоявший на отшибе коттеджик, о котором давно уже ходила дурная слава. Говорили, что некогда там жил старый пират, потом он умер, а нового владельца задолбали туристы, причем настолько, что он не поленился отгородиться от острова проливом.

Преодолеть его было делом техники. Но вот уговорить владельца показать мне дом так и не удалось. Как я ни рассказывал ему, что он имеет дело с великим победителем ужасного и могучего Ле Чака - все было бесполезно. Пока он сам не полез в ловушку - не предложил мне состязание, кто кого перепьет.

Я с радостью согласился, ведь на этот случай у меня было кое-что припасено. Откуда? Об этом я предпочел бы не говорить. Будете на Паршивом острове, спросите у бармена. Одним словом, мне удалось проникнуть в подвал, где костлявая рука мертвого пирата сжимала последний кусок карты.

Теперь приходилось действовать быстро: я уже чувствовал, как Ле Чак дышит мне в спину. На Паршивый к картографу! Я отдал ему карту, и он обещал выяснить, где находится остров. Вот только попросил сбегать к ведьме за любовным зельем. Но, когда я вернулся, ни карты, ни малыша-картографа уже не было. А на столе виднелись два выцарапанных страшных слова: "Ле Чак".

Душа ушла в пятки. Ведь это значит, что все старания, страдания и проявленные чудеса изобретательности и смекалки - все зря, все пошло прахом. Другой на моем месте давно бы уже упал духом. Другой, но только не я, Гайбраш, великий... Впрочем, я вам, кажется, это уже говорил.

Оставалось только одно: сунуть пасть в голову льва, или как там это говорится? В общем, отправиться в крепость Ле Чака выручать картографа.

Надо вам сказать, что сделана она была на славу. Малыша-то я нашел сразу, подвешенного на цепях, а вот в поисках ключа от них пришлось побродить достаточно долго. Жаль, что две находки произошли одновременно: я нашел ключ, а Ле Чак нашел меня.

До сих пор я по ночам нередко вспоминаю, какую смерть он для нас приготовил. В яме, полной соляной кислоты, куда мы должны были медленно опуститься, когда догорит свеча, и пережжет веревку, которая... Бр-р... Впрочем, что это я так стараюсь - вам никогда не построить столь сложную адскую машину.

Но Гайбраш не был бы Гайбрашем, если бы он не нашел выход из создавшегося положения. Причем такой выход, который позволил мне сразу же оказаться на нужном острове.

Однако где искать "Big Whoop" - ведь карты у меня уже не было. Попытался спросить отшельника, который медитировал прямо рядом с пляжем. А он вопросом на вопрос: "Если дерево в лесу падает и никого нет рядом, то какого оно цвета?" Думать времени не было, надо было копать. Но где? Хорошо хоть попугай оказался куда более сговорчивым и привел прямо к сокровищу.

И тут я, каюсь, не рассчитал свои силы. Когда я пришел в себя, то оказался висящим над бездонной ямой с "Big Whoop" в руках. А потом я упал. Упал прямо в гибельные подземелья Ле Чака.

Тот был наготове. Более того, в его руках была моя кукла - кукла вуду, с помощью которой он старался навсегда изгнать меня в другое измерение. Только получалось это у него что-то неважно.

Кстати, он меня "порадовал" сразу же, как только увидел. Оказалось, что мы родственники. Более того, родные братья. Вы никогда не были братом полуразлагающегося трупа могущественного колдуна и хладнокровного убийцы? Не были - так я вам и не советую пробовать. Пренеприятнейшее ощущение, я вам скажу.

Выход был только один: противопоставить вуду вуду. Благо ведьма научила меня, что для этого нужно: кость родственника, жидкость из тела, кусок одежды и прядь волос.

Один за другим, я добывал все эти элементы, крича от нечеловеческой боли, когда приходилось натыкаться на Ле Чака, и он вновь и вновь мучил меня с помощью куклы.

Но вот, наконец-то, и у меня в руках была кукла проклятого врага. И она работала! Магия столкнулась с магией, воля с волей. И я победил, победил его раз и навсегда. Не верите? Придите домой, включите компьютер, запустите "Monkey Island II". Ведь эти бездельники из "LucasArts Entertainment" сделали ее точь-в-точь по моему рассказу. Разве что только кое-где чуть-чуть переврали. Но я на них за это не сержусь. Ведь теперь не только вы, но и весь мир знает о Гайбраше, великом победителе Ле Чака, отважном мореплавателе... Ой, кажется родители зовут. Ну, я побежал.

3
{"b":"47040","o":1}