ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Комацу Саке

Новый товар

САКЁ КОМАЦУ

НОВЫЙ ТОВАР

Репродуктор в зале ожидания громко объявил: - Просим следующего. Номер двадцать четвертый, пройдите, пожалуйста!

Морита поднялся с кресла.

Не разжимая губ, очень тихо, почти шепотом он сказал:

- Шеф, начинается.

Во рту у Мориты находился микроскопический микрофон-передатчик, вмонтированный в зуб мудрости. Такой же маленький приемник был скрыт в волосах за правым ухом. В приемнике прозвучал голос его шефа, начальника секретариата компании электроприборов.

- Держись, Морита, - сказал шеф.

Начальник секретариата находился в здании напротив завода. Там, на четвертом этаже, он временно снимал комнату.

Морита подобрался, как перед прыжком в воду, и перешагнул через порог комнаты, на двери которой висела табличка "Испытательная". Он очутился в просторном помещении, сиявшем белизной, где блестели яркие металлические части каких-то сложных приборов. За столом сидел экзаменатор, рядом стояли его помощник и медсестра в белых халатах.

- Хаяси Тосиюки, - сказал экзаменатор, глядя в анкету, - двадцать семь лет, холостой, близких родственников нет... Все правильно?

- Так точно, все правильно, - кивнул Морита.

Каждое его слово через мини-передатчик передавалось шефу. Этот чувствительный прибор улавливал не только слова, сказанные вслух, но и малейшие колебания голосовых связок, которые было невозможно воспринять обычным путем. Таким образом, Морита мог беспрепятственно общаться со своим шефом.

Морита ответил на несколько простых вопросов. Затем на его голову наложили специальную повязку, соединенную множеством проводов с аппаратом. Процедура известная - испытание умственных способностей. Морита постарался, чтобы показатель не был очень высоким. На данных испытаниях проходным баллом являлась золотая середина.

- Хорошо, - сказал экзаменатор, взглянув на шкалу измерителя, приступим к следующему испытанию.

- Это, кажется, что-то новое, - услышал Морита голос шефа. - Не знаешь, что они придумали?

- Понятия не имею. Подключают провода к запястью.

- Уж не детектор ли лжи? - в голосе шефа послышалась тревога. - Как бы не разоблачили!

- Ничего, как-нибудь выдержу. Если появится потребность говорить правду, тут же автоматически сработает самогипноз. Так что не беспокойтесь, шеф... Секундочку... знаете, это что-то другое. На детектор лжи не похоже...

- Приготовились! - сказал экзаменатор.

Начальник секретариата напряженно прислушивался и время от времени поглядывал в окно на заводское здание. Вдруг в его наушниках раздался оглушительный треск, от которого, казалось, вот-вот лопнут барабанные перепонки, потом все смолкло. Связь с Моритой оборвалась.

- Сопротивляемость электрошоку 608, - сказал врач бесстрастным тоном. - Пришел в себя очень быстро - коэффициент восстановления 7. Отличные показатели. Удивительно здоровый организм.

Морита закусил губы от нестерпимой боли. Его била дрожь. Электрошок был очень сильным. Он покосился на свое запястье со следами ожога. Медсестра осторожно взяла его руку и сделала укол. Боль постепенно начала проходить. Мышцы расслабились, ему стало лучше.

- Вы успешно выдержали испытания, - сказал экзаменатор, - остается только подписать договор и соглашение. Распишитесь, пожалуйста, вот здесь и здесь.

Сделав усилие, Морита подошел к столу и посмотрел бумаги. У него кружилась голова, перед глазами все еще плыли зеленые и красные круги. Договор между компанией электроприборов "Сэкай" и временным рабочим таким-то. Трудовое соглашение со множеством разделов и подразделов, согласно которым он, временный рабочий, обязан выполнять то-то и то-то.

- Сволочи! - сказал Морита голосом, неслышным для окружающих. - Мало им этих паршивых бумажек и дурацких вопросов, так они еще издеваются...

- Держись, друг, - ответил ему шеф. - Это еще только начало, цветочки, так сказать, а ягодки впереди...

Плохо повиновавшимися пальцами Морита взял ручку и поставил свою подпись.

Вот что произошло за месяц до этих событий. В специальной комнате на пятьдесят втором этаже фирмы электроприборов "Интернациональ" встретились двое. Эта комната была соединена прямым лифтом с кабинетом президента фирмы. Кроме двери, ведущей в лифт, была и вторая, потайная. Таким образом, сюда можно было проникнуть никем не замеченным.

За письменным столом сидел президент фирмы, напротив него - Морита. Президент показал ему фотографию, сделанную с самолета.

- Взгляните сюда. Это общий вид главного завода компании "Сэкай". В центре - большой серый корпус без окон. Его построили недавно, три месяца назад, он числится под номером семь. Здесь находится секретный цех.

- И что же они там производят?

- Если бы мы это знали, вы бы сейчас не сидели здесь, передо мной! президент повысил голос.

Морита едва заметно усмехнулся, и президент окончательно вышел из себя.

- С кем я разговариваю, с асом промышленного шпионажа, как вы сами себя именуете, или с несусветным олухом?! Он меня еще спрашивает, что производит компания "Сэкай" в секретном цехе! Установить это - ваша задача.

- Надеюсь, вам известно, как поставлено дело в компании "Сэкай", спокойно сказал Морита. - Все производственные процессы у них содержатся в строгой тайне. Они превосходные конспираторы. Словом, противники, достойные вашей фирмы.

- За деньгами мы не постоим, - буркнул президент, успокаиваясь и доставая чековую книжку. - Можете назвать любую сумму. Итак, в вашу задачу входит установить, что производят в секретном седьмом корпусе. Не церемоньтесь с ними, в таком деле любые средства хороши. Впрочем, этому вас учить не надо.

- Сумма неплохая, но недостаточная, - сказал Морита, мельком взглянув на чек. - Будет справедливо, если вы ее утроите, в случае успешного выполнения задания, разумеется. И кроме того, у меня есть еще одно условие. Я хотел бы получить постоянную работу в вашей фирме. Надоело, знаете ли, каждый день идти на риск. Многие мои товарищи, люди молодые, полные энергии, никогда уже не смогут вот так беседовать с руководителем какой-либо компании, как я с вами сейчас. Они умерли, как говорится, пали жертвой "несчастного случая на производстве".

Президент, скорчив кислую мину, долго молчал. Потом кивнул.

- Ну что же, согласен... Когда закончите это дело, дадим вам какую-нибудь работу. А если случится что-либо непредусмотренное, и вы... э-э-э... окажетесь нетрудоспособным, наша фирма обязуется выплачивать вам пожизненное содержание.

Потайная дверь открылась, и в комнате появился начальник секретариата Симура.

Поклонившись президенту и приветствовав легким кивком головы не совсем обычного посетителя, он произнес:

- Я хотел предупредить вас, Морита, что работать вы будете со мной, под моим непосредственным руководством. Кроме того, - он улыбнулся, - я буду, так сказать, вашим связным, буду осуществлять связь между вами и президентом.

- Так, так! - Морита засмеялся. Его глаза вызывающе блеснули. Значит, берете на себя роль надзирателя. Не люблю, когда мне не доверяют...

- Да что вы, при чем здесь недоверие! - президент посмотрел на них обоих с плохо скрытой усмешкой. - Давайте, Морита, беритесь за дело, а кости ваши, в случае чего, я подберу.

Компании "Интернациональ" и "Сэкай" были двумя самыми крупными фирмами электроприборов. Случай довольно редкий - обычно самой крупной бывает одна фирма. Но так уж сложилась судьба обеих компаний. Их капиталы и производственная мощность были примерно равны, они делили рынок пополам; продукция "Интернационаля", начиная от крохотных электролампочек для карманных фонариков и кончая оборудованием атомных электростанций, как две капли воды походила на продукцию "Сэкай". Они пользовались равным влиянием в промышленном и финансовом мире, об открытой борьбе пока что не было и речи, и на линии фронта наблюдалось кажущееся затишье. Однако борьба не затухала, и ареной ее служило прежде всего производство новинок электротехники.

1
{"b":"48241","o":1}