ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Япония. Все тонкости
Полуденный бес. Анатомия депрессии
Особое условие
The Game. Игра
Сто лет одиночества
Отключай
Секретарь для некроманта
Цель. Процесс непрерывного совершенствования
Игра без правил
A
A

***

... Я наслаждалась, произведённым эффектом. Но больше всех был поражён это сноб Дима. Так ему и надо, нечего было во мне страсть разжигать. Я старалась играть роль гостеприимной хозяйки. Это мне надо сказать удавалось, не нарушая общего хода веселья. Сидевшие рядом с Аней-Леной уже начинали её под столом лапать. А она глупо хихикала. Дура! (это она)

Я сидела напротив Димы, маринуя его, предоставив ему разглядывать меня, изредка удостаивая его взглядом. Это был мой триумф. Брат мой наклонился ко мне и опять съехидничал:

- Кого это ты соблазняешь?

Я промолчала. Таков мой любимый братец: хлебом не корми, дай гадость сказать!

Запах моих духов похоже медленно сводил с ума моего соседа, с которым я благосклонно разговаривала. Так, Дима, кажется замариновался. Я встала и сказала:

- Я бы попросила кого-нибудь помочь мне с мясом.

Все замерли, в их глазах читалась надежда, что именно его попросят. Я не торопясь оглядела их и, как бы невзначай выбрала Диму, который гордо со мной удалился на кухню, сопровождаемый завистливыми взглядами.

***

Она кокетничала со своим соседом Русланом, причиняя мне невыразимые муки. Когда она попросила кого-нибудь помочь ей с мясом, я увидел торжествующий огонёк в его глазах. Я не поверил, когда она позвала меня. Как лунатик, я пошёл за ней на кухню. Всё валилось у меня из рук. Мучительница моя ехидно спросила:

- Что с тобой?

Как будто она сама не знала! Я еле нашёл в себе силы, чтобы сказать ей: "Ничего". Неся поднос с мясом, она спросила меня: "А всё-таки?" Я ответил ей: "Ты та, кого я ждал всю жизнь. Моя судьба в твоих руках. Она многообещающе улыбнулась и сказала: "Об этом мы поговорим, когда отнесём мясо." Карина отнесла поднос в комнату. Скоро после этого затемнили комнату, выключили свет и включили медляк. Кругом царила сплошная неразбериха. Мне с трудом удалось отбить Карину у пьяного Антона...

***

...Мы медленно кружились, прижавшись друг к другу. Я ощущала его тело и набухшую ширинку. Я как бы невзначай всё сильнее прижималась к нему. Мне было очень хорошо, нет, я была на вершине счастья. Я спросила у него:

- Меня, наверное никто никогда не полюбит, я такая невзрачная. То что ты сейчас видишь - обман чувств. На самом деле я серая мышь, скорее поцелуют жабу, чем меня.

- О, ты не права, не смей говорить такие слова! - горячо прошептал он. - Я докажу тебе, что ты не жаба, от тебя идут такие волны привлекательности, что устоять невозможно!

Как и следовало, он прильнул, к моим губам, стараясь их выпить. Всё моё тело как током пронзило. Так вот он какой, поцелуй! Его язык, раздвинув мои губы, проник ко мне в рот, где сплёлся с моим. Я таяла у него в руках. Мне хотелось отдаться ему тут же, забыв всякий стыд. Я не могла сопротивляться его нежным рукам, обнимавшим меня, бродившим по моей спине...

Тут нас отвлек шум возни из комнаты Игоря.

- Пойдём посмотрим, что там, - предложила я.

Дима согласился и мы прошли туда, где слышалась возня. Усевшись в уголке в кресле, мы стали свидетелями происходившей там сцены.

Там были Анька-Ленка, Саня, Антон и, кажется, Олег. Анька была уже пьяна и они втроём пытались её "раскрутить". Но она отчаянно сопротивлялась. Она кричала, что ей нельзя и т.д.

Саня поцеловал её взасос, стал потихоньку расстёгивать её блузку. Анька вырвалась было, но Саня скрутил ей руки за спиной, сказав:

- Не хочешь по-хорошему, цыпочка, придётся поиметь тебя силой.

Двое других попытались её раздеть, но она отчаянно отбивалась. Хмель вылетел у неё из головы и она неистовствовала, как раненый тигр. С трудом им троим удалось усадить её в кресло. Она не верила в то, что Саня, от которого она не ждала ничего подобного может такое. Им никак не удавалось совладать с непокорной.

Наконец Саня предложил играть в суд царя. Он, раскинувшись, сел в кресло и двое парней поставили перед ним на колени дрожащую от негодования раскрасневшуюся Аньку. Он спросил:

- A ??i aeia nae?

- В кокетстве со всеми поголовно, глупости и нежелании подчиняться царю-батюшке. - С готовностью отвечали Олег и Антон.

- Она может искупить свою вину, - отвечал Саня, эта игра его увлекла, он вжился в роль, - она может искупить свою вину, если она пососёт царский скипетр.

С этими словами он расстегнул свою ширинку и оттуда высунулся самый настоящий скипетр. Он осторожно вытащил его и любовно погладил.

Я испугалась, зажмурила глаза и прижалась к Диме, который неловко поцеловал меня в утешение. Но любопытство пересилило и я стала смотреть продолжение.

Анька конечно же отказалась сосать и сжала зубы. Тогда Олег потянул её за волосы вверх, заставив её открыть рот. Через мгновение она уже взяла член в рот. Ей это, видимо, понравилось и она стала исступленно сосать его. На Санином лице отобразилось блаженство.

Саня сообщил Аньке, что доволен ей и милостиво разрешает ей нанизаться на скипетр, что она и сделала, сладостно застонав.

Я сидела на коленях у Димы, ощущая томительную слабость во всём теле и то, что я истекаю чем-то горячим...

***

Я наблюдал за реакцией моей юной возлюбленной. Пока происходило изнасилование Аньки, на лице Карины сменилось несколько различных выражений. В глазах её то мелькал жестокий огонёк, то они сладострастно затуманивались. Увидев скипетр Сани, она вцепилась в меня коготками от страха. Её губы испуганно-восхищённо приоткрылись и я нашёл их своими. По её возбуждённо подрагивающему, осевшему у меня в руках телу я понял, что плод любви созрел и что если его съесть сейчас это будет божественно. Она, похоже, тоже так думала. Я взял Карину на руки. Её голова отогнулась назад. Вид изгиба её шеи заставил мою кровь вскипеть. Её уста приоткрылись и она прошептала:

- Пошли в соседнюю комнату, это моя... Ах, я не могу, я сгораю от желания...

В её комнате, которая оказалась очень уютной, с коврами на полу и стенах, я сел на диван, положив Карину к себе на колени. Я стал покрывать поцелуями нежную кожу её плеч. Она не сопротивлялась мне, её руки осторожно расстёгивали мне рубашку.

- Ах, мой котик, - говорила она, - Да у тебя, я вижу, большой опыт в развращении малолетних! Только не говори мне, что я у тебя первая и единственная.

2
{"b":"51160","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Экзамен первокурсницы
Я буду толкать тебя. История о путешествии в 800 км, о двух лучших друзьях и одной инвалидной коляске
Страшные истории для рассказа в темноте
«Спасская красавица». 14 лет агронома Кузнецова в ГУЛАГе
Общество мертвых поэтов
Спасать или спасаться? Как избавитьcя от желания постоянно опекать других и начать думать о себе
Я знаю, кто ты
Вопреки всему
Моя драгоценность