ЛитМир - Электронная Библиотека

Право и деньги тесно взаимосвязаны. В чем-то влияние права на деньги весьма велико. Денежная система и основные финансовые правила устанавливаются и регулируются законодательством.

Но и практическое применение права очень сильно зависит от денег. И прежде всего деньги влияют на качество и количество юридической помощи. За большие деньги обычно нанимается лучший специалист.

Кроме того, состоятельные граждане вовлечены в использование существенно большего числа правовых институтов, чем небогатые граждане. Значительная собственность требует большего числа правил и договоренностей. Известно, что бедные молодожены редко заключают брачные договоры.

Небогатые граждане обращаются к праву в основном с целью защитить свои нарушенные кем-либо права. Для них право является инструментом по восстановлению справедливости.

Схожая ситуация существует и у коммерческих организаций. Маленькие компании редко используют закон. Крупные компании используют законы гораздо чаще.

В нашей стране действует и коррупция, причем иногда дело доходит и до классических рыночных отношений: кто больше заплатит – тот и прав.

1.2. Законность

Тему законности простой никак не назовешь, слишком это многогранное явление. У законности есть социальные, политические, этические, юридические аспекты. Она часто становится объектом изучения ведущих юристов страны в объемных монографиях.

Однако авторам представляется, что в реальном мире действуют два фактора, которые настоятельно требуют, чтобы прикладные вопросы применения права, в том числе и само понятие законности, излагались в доступном, не усложненном специально виде.

Фактор первый. У юристов есть заказчики, заинтересованные в результатах их работы, которые платят юристам деньги. В своей повседневной работе юристы постоянно занимаются адаптацией и упрощением, своеобразным переводом с высокого и узкопрофессионального юридического языка на обычный язык. Это делается тогда, когда они отвечают на запросы и обсуждают правовые проблемы с заказчиками. Это касается как юристов, работающих внутри компании, так и внешних юристов. Отказ в удовлетворении заказа из-за нежелания перейти на язык заказчика в силу привычки к собственному языку с экономической точки зрения – нонсенс.

Внутренним юристам эта проблема часто не вполне понятна. Многие из них не имеют точного представления, кто же на самом деле является заказчиком их работы. Собственники, совет директоров, генеральный директор, руководитель юридического департамента, тот сотрудник, кто подписал конкретный запрос? Правильный ответ: общим заказчиком работы внутренних юристов является руководство компании, частным заказчиком – тот руководитель (сотрудник), чей запрос они обслуживают непосредственно в данный момент времени. Внешние юристы всегда имеют определенного заказчика и в полной мере осознают проблемы взаимодействия с заказчиками.

В работе внутренних юристов излишняя сложность юридической лексики влияет на бизнес-процессы. Например, неадаптированная юридическая лексика на производственных совещаниях приносит скорее вред, чем пользу. На внутрифирменных совещаниях присутствуют представители самых разных подразделений, но далеко не всегда их руководители, которые считаются более подготовленными. Стоит только юристам в обсуждении высказать свою позицию в привычной манере: «В соответствии со статьей А закона Х и ее координации со статьями Б и В закона У и последним письмом Г нашего надзорного органа… При этом неполнота регулирования и спорный характер судебной практики не позволяют рекомендовать однозначного решения…», как совещание перестает быть эффективным. Одни участники поймут больше, другие меньше. Если менее понятливые попробуют разобраться и зададут несколько вопросов, требующих подробных сложных ответов, результативность такого совещания будет явно меньше ожидаемой.

Многие юристы с таким подходом не согласятся. Некоторые их контраргументы можно предвидеть заранее. Например: упрощение не позволит понять специфику деталей, а детали в правовой работе играют очень важную роль. Или: предел упрощения – либо простая альтернатива, либо вообще единственный вариант, что в принципе не соответствует существующей множественности правовых решений, возникающих вследствие диспозитивности предпринимательского права РФ. Это весомые аргументы.

Однако чаще юристы используют сложную профессиональную лексику в силу простой привычки. По-настоящему опытный и квалифицированный юрист, проделавший после окончания юридического вуза огромную самостоятельную работу по своему профессиональному росту, оттачивая мастерство практикой, участием в судах, написанием статей, предпочитает юридическую терминологию любой другой. Кроме того, сложность как решаемых проблем, так и используемой терминологии часто положительно влияет на значимость и стоимость работы юристов. А кто же будет умалять свою значимость и стоимость?

Вывод: работа на заказчика требует большей доступности изложения правовых проблем. Анализ проблем должен быть подробным и сложным, но изложение проблем для заказчика – понятным и простым. Хотя, конечно, оценка необходимого уровня доступности субъективна и часто зависит от конкретных заказчиков больше, чем от конкретных юристов.

Фактор второй. Авторы будут придерживаться презумпции (предположения), что все юристы: а) имеют хорошие интеллектуальные способности; б) имеют хорошие знания законодательства, хотя бы по своей специализации. Однако на деле это не так, совсем не так. Сейчас сам по себе диплом юриста с хорошими оценками любого вуза не отражает уровень интеллекта и тягу к знаниям. Не всегда характеристики «юрист» и «блестящий интеллектуал» одновременно присущи одному человеку. Кстати, может быть, просто потому, что технологии обучения несколько устарели. Актуальность правовых знаний у многих юристов также становится сомнительной. Это становится проблемой и для опытных практиков в силу их перегрузки повседневной работой: на полноценное изучение текстов и комментариев к новым законам у них не хватает времени. А вот на некий дайджест (конспект) новых законов и иных нормативных документов, кратко отражающий основные идеи, основные инструменты и основные проблемы применения недавно принятого нормативного акта, у них время найдется.

Никем не отрицаемая в наше время специализация юристов тем не менее не отменяет необходимости в обширных юридических знаниях для руководителей, аналитиков и проектных юристов. Достичь широкого кругозора вдобавок к отличной квалификации по нескольким рабочим для данного юриста отраслям права можно только за счет известного упрощения смежных институтов и отраслей.

Доступность изложения правовой информации важна для уяснения и распространения новых правовых знаний. Это возможно, так как наука – не только сложно о простом, но и просто о сложном. Такой подход не противоречит и методологии российской правовой науки. Большинство известных специалистов придерживается такого мнения: прикладные правовые науки могут быть несколько более легковесными чем, например, теория государства и права. Однако такой подход может не понравиться светилам российской правовой науки. В рамках многолетнего изучения одной-двух отраслей права и в научных спорах с равными по глубине постижения правовой науки коллегами, действительно, упрощения совсем не к месту.

Для данного случая авторам кажется уместной цитата из странного источника – книги Т. Матаксиса и С. Голдберга «Пентомическая дивизия. Тактика, вооружение и огневая мощь пентомической дивизии, боевой группы и роты в условиях применения ядерного оружия»[5]: «Некоторые специалисты могут почувствовать, что мы излишне упростили описание поражающих факторов атомного оружия и средств доставки ядерных зарядов к цели. Но это сделано умышленно с целью добиться более легкого понимания существа вопросов и быстроты действий при использовании различных выкладок. Мы считаем, что быстрое, хотя и приблизительное, решение того или иного вопроса является более полезным для командиров всех степеней, непосредственно осуществляющих руководство боевыми действиями на поле боя, нежели доходящая до педантизма лабораторная академическая точность». В этой книге впервые в США описывались революционные изменения в тактическом военном искусстве вследствие появления ядерного оружия. Также эта книга переводила апокалиптическое восприятие мира в тактику управления войсками. Таким образом, рассматривая глобальные изменения в искусстве ведения войны, угрожающие всему человечеству, авторы указанной книги сознательно сделали свой выбор в пользу упрощения материала.

вернуться

5

Матаксис Т., Голдберг С. Пентомическая дивизия. Тактика, вооружение и огневая мощь пентомической дивизии, боевой группы и роты в условиях применения ядерного оружия. – М.: ИЛ, 1959.

3
{"b":"535621","o":1}