ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Пустая книжка. Пользы от нее – нуль. Шиш толку, говорю. Брехня одна.

…«Мерцающие глубины» – брехня? И «Пронзая пространство»? И «Трое из космолета»?

– Пол, сжав кулаки, двинулся на злодея. Он мог вынести любые мучения, любое унижение… Но не преступление против истины. – С каменным лицом Пашка пошел на приятеля, занося руку для удара.

– Ты чего? Ты чего, а? Чего я такого сказал-то? А? – Запричитал Колька, бросаясь наутек.

– Презреннейший из нуль-шишигов помчался прочь, испуганно вереща, – удовлетворенно проговорил любитель фантастики, размазывая по щекам не вовремя подкатившие слезы.

И это – люди? Это им покоряются миры, их боготворят жители далеких планет? Неужели книги и правда лгут? Нет! Нет!! Не-ее-ет!!!

– Пол поборол минутную слабость. Собрав в комок волю, он заставил мысли течь ровно и спокойно…

Деревенские, городские, те, кого знал Пашка, кого видел по телевизору у тетки Маланьи, и те, о ком даже не подозревал, – все они просто забыли о величии человечества. А фантасты, наши Лукавенький, Задченко, Курочкин, «ихние» мудрый еврей Шекель, американец Гарсон, представлявшийся парнишке огромным широкоплечим негром, и «почти наш – хохол» Старко (Пашка знал, что на самом деле это англичане Старлихт и Коллапс), – хранители крупиц великого знания, пытающиеся сделать их общим достоянием.

Их, как и его, считают чудаками. Соседи, наверное, точно так же крутят пальцами у виска. А те вымучивают из себя острые сюжеты, помещают на обложки голозадых красоток, лишь бы соблазнить того же Кольку прочитать, приобщиться к тайнам мироздания. Но для большинства мироздание это кончается за линией горизонта. Чего в карман не положишь, того и нет. Нуль-шишиги!…

Но как же случилось, что люди, когда-то усилием мысли гасившие солнца, впали в такую дикость?

Воображение нарисовало Пашке эпическую картину.

Огромный звездолет терпит аварию у голубой планеты. В спасательной капсуле есть место только для одного взрослого или двоих детей. Такое было, кажется, у Гарсона. Естественно, все решают спасти детей: мальчика и девочку. Корабль взрывается. Спасшиеся дети оказываются в совершенно диких условиях, в чужом мире. Они помнят, что когда-то им было хорошо, но родители вытолкали их прочь. Позже это воспоминание станет основой легенд о потерянном рае. Об этом, вроде бы, Курочкин писал. От этой пары и пошел весь род человеческий на Земле. Естественно никаких знаний из своего прошлого земляне не переняли. Лишь изредка генетическая память возьмет, да и проявится в каком-нибудь писателе-фантасте…

Робинзоны. На краю вселенной… Впрочем, какой же у вселенной край? Она бесконечна, и стало быть, любая точка может быть ее центром.

– Затерянные в центре вселенной… – пробормотал Пашка. Фраза походила на название очередной, еще не читаной им фантастической книги. А значит, была истиной.

Надо же как-то дать о себе знать экипажам бороздящих межзвездное пространство крейсеров и фрегатов!..

Но как?

Если у батарейки скрепкой соединить плюс и минус, в радиоприемнике раздастся треск. Так деревенские ребятишки изводили агронома Пал Борисыча, ни на минуту не расстававшегося с транзистором. Только по «Маяку» погоду передавать зачнут – пацаны в кустах – р-раз! В динамике – только щелчки.

Для космоса батарейкой не обойдешься. Впрочем, с энергией проблем возникнуть не должно. Прямо за околицей проходит высоковольтная линия электропередачи, из-за которой районные остряки прозвали селение Верхней Вольтой. Кусок медной проволоки – замкнуть провода – можно легко стащить в тракторной мастерской.

Поздним вечером Пашка вышел из дому. На небе – ни облачка. Хорошо, сигнал без помех уйдет прямо к звездам. Критически оглядел штырь-замыкатель. Пользуется ли еще космофлот связью при помощи радиоволн?.. Волн, черт побери!.. Чего ж он равнял этот кусок проволоки? Взял, согнул зигзагообразно. Теперь порядок!

Размахнулся, подкинул вверх. С первого раза не вышло: медная загогулина зацепила лишь один из проводов и рухнула вниз.

Со второй попытки получилось.

Электрическая дуга на мгновенье осветила окрестности, после чего деревня погрузилась во тьму. Пара звезд на безлунном августовском небе покинула привычные места и двинулась к Земле. Проморгавшись от яркой вспышки, любитель фантастики теперь зачарованно глядел на них:

– Посланцы небес отправились на помощь потомкам героических космопроходцев…

В доме рядом тетка Маланья, лишенная очередной серии «Крови и любови», заголосила:

– Пашка, стервец, всю деревню без электричества оставил!

Тот посмотрел в темный омут окна, пробормотал задумчиво:

– …А нуль-шишиги все шуршали в черных дырах, сетуя на падение скорости света…

2002

Я и Машина Смерти

15 ноября 2102 г. Полдень по местному времени. Резиденция Президента Земли

А чего я такого сделал-то?! Ничего, если разобраться: А шуму-то, шуму: Всё телевизионщики: спаситель человечества, спаситель человечества!: Тьфу! И сейчас камеры наставили, ждут: Вот уж кого спасать не стал бы, так это их!

Однако Президент заставляет себя ждать – вон, и советники волнуются, перешептываются. Один идет к двери кабинета. Робко стучит. Без ответа. Настойчивее. Тот же результат. Набирает воздуха, заходит.

Женский визг. Советник, пунцовый, как закатное солнце, выскакивает из кабинета. Следом, одергивая юбку, выходит госпожа Президент. Еле слышно спрашивает у всё еще не пришедшего в себя помощника:

– Так что, нам больше ничего не угрожает?

Тот кивает так интенсивно, будто хочет вытряхнуть мозги через нос.

На ходу приглаживая волосы рукой, Президент уверенно шагает ко мне.

– Это вам мы обязаны спасением? – Скромно улыбаюсь в ответ. И получаю хорошую оплеуху. – Извращенец!!!

Из президентского кабинета, уставившись на меня всеми восемью глазами, торчит голова центаврианского посла.

Давным-давно. Далекая галактика

– Наконец-то моя Машина Смерти закончена! – Магистр Злоб остановил диктофон, отмотал назад. Критически выслушал последнюю фразу. – Нет, не то. Экспрессии маловато! – Вновь нажал «запись».

– Наконец-то! Моя Машина Смерти закончена! Уа-ха-ха!!! – удовлетворенно кивнув, продолжил. – Я вложил в нее свой интеллект и дал ей мощь тысячи космических крейсеров. И это всего лишь опытный образец. Еще немного – и армия подобных машин очистит Вселенную. Лишь они – носители копий моего сознания будут ее хозяевами: – нажал на «паузу». Подошел к гигантскому роботу – той самой Машине Смерти.

– Как же заставить тебя не уничтожать своих собратьев?..

Отпустил «паузу», опять заговорил в микрофон:

– Пустые глаза отключенного робота навели меня на мысль. Раз головы будущих хозяев Вселенной будет заполнять величайший разум всех времен, то и признаком, по которому они будут отличать друг друга от своих жертв, будет уровень интеллекта!

Магистр взял с книжной полки увесистый том «Кто есть кто в Далекой галактике», пролистал несколько страниц.

– Вот. Магистр Злоб. Величайший правитель: ля-ля-ля: гениальный изобретатель: ля-ля-ля: обладатель титула Мистер Вселенная: о, вот: коэффициент интеллекта – 300: Да, не зря я приказал растерзать составителя справочника. Цифра занижена минимум втрое!

Эй, ты, Машина Смерти! – Робот послушно включился. – Значит так, приказ такой, уничтожай всех разумных вокруг, чей ай-кью меньше тысячи.

Мгновенно загудел генератор накачки плазменной пушки, ствол ее задвигался, нацеливаясь на Злоба:

– Эй-эй-эй! Стой! Да что ж это такое! Не зря я приказал растерзать изобретателя дистанционного измерителя интеллекта! Барахлит приборчик-то! Меня убивать нельзя!

Генератор пушки мгновенно замолк. Низкий металлический голос заинтересованно произнес:

– Это еще почему?

– Потому что я тебе приказываю!

3
{"b":"535649","o":1}