ЛитМир - Электронная Библиотека

– Боюсь, сия участь предназначена для тебя, – с наигранным сожалением произнес Ло Пан.

Он медленно, с преувеличенной важностью встал с трона и сделал несколько шагов, затем неожиданно выпустил в противницу энергетический разряд. Фрейя парировала выпад, но Связующий только усилил натиск, сокрушая могуществом Кольца Аркана все ее защитные барьеры. Зеленое сияние меркло, синее – усиливалось.

Тонкие черты желтого лица Ло Пана исказились в дьявольской усмешке. Он не спешил прикончить Искательницу, которая и так почти потеряла сознание; Связующий желал в полной мере насладиться зрелищем поверженной на колени гордой Владычицы Готланда…

Сквозь темную пелену предсмертных судорог Фрейя заметила некое движение за спиной противника. Не давая Ло Пану возможности увидеть то же самое, она вложила в заклятье весь остаток сил. Зеленая стрела с тихим шипением рассекла воздух и угодила прямо в левый глаз Связующего. Тот замер, затем с рычанием, достойным разъяренного Демона Мести, воздел руки, концентрируя на кончиках пальцев ужасающую мощь.

– Остаться должен только один! – подобно актеру изрек он, собираясь выпустить свою силу на волю.

– И это – не ты, – сказал кто-то за его спиной.

Что-то холодное коснулось его шеи. Последнее, что увидел Ло Пан – свое обезглавленное туловище и стоящего за ним рыжеволосого воина с окровавленным мечом…

Я отскочил от падающего тела и только тогда заметил в нескольких шагах впереди светловолосую женщину, единственным облачением которой служил полупрозрачный плащ из птичьих перьев. С потемневшими от усталости глазами она стояла на коленях…

На какое-то мгновение я подумал, будто грежу наяву. Она в точности походила на Владычицу – и одновременно на Финисту. Если это не бред, значит, я убил…

Когда я наконец очухался, Фрейя уже поднялась и смотрела на меня весьма странным взглядом. Абсолютно такое же выражение было на лице у Рыжей Сони после той битвы с демонами.

– Невероятно, – наконец сказала она.

Мое мнение было примерно таким же. Впрочем, его никто в тот момент – да и впоследствии – не спрашивал.

– Простой смертный не имел никаких шансов. Как же ты смог снести голову Властителю?

Я лишь пожал плечами. Ответ лежал за пределами моего разумения. Однако Искательница соображала куда быстрее меня.

– Дай-ка мне свой меч.

Она бросила взгляд на протянутое мною оружие, и ее брови удивленно взметнулись вверх.

– Адаманит? Да на светлой стороне Арканмирра таких клинков всего три, от силы четыре штуки! Где ты его нашел?

– Попался тут один, – охотно объяснил я, – который полагал, что невидимость и неуязвимость – это одно и то же. Я доказал ему, что он ошибался. У него и отобрал этот меч… вернее, снял с трупа.

Фрейя поморщилась, однако не возразила против такого «нецивилизованного» способа добывания оружия. Клинок сам собой вернулся в ножны у меня на спине.

– Возможно, это все объясняет… Кстати, ты ничего не видел. – Она посмотрела на меня так, что я поспешно проговорил:

– Конечно, Владычица, меня вообще не было в этом зале.

– Хорошо. Какой награды ты бы пожелал?

Я хотел было сказать, что золото для меня сейчас не главное, но Владычица слегка прищурилась – и улыбнулась:

– Так-так. Интересные у тебя… желания. А что думала сама Соня по этому поводу?

Покраснев, я уставился в пол, не собираясь отвечать: я, возможно, и свихнулся, но не настолько же. Однако Искательница по-прежнему читала мои мысли.

– Понятно. Что ж, она вернется к ТОМУ разговору.

Не веря своим ушам, я уставился на нее, но Владычица уже исчезала в бледно-зеленом свете…

Так меня там и застал Борс – я тупо таращился на большую многоярусную полку, на которой было расположено много склянок, зловеще скалящийся череп, светящиеся кристаллы и прочая чародейская чертовщина; а в голове все время крутилась одна и та же мысль, которую я тщетно старался не выпускать на поверхность.

– Это зал Связующего! – Рейнджер крепко схватил меня за плечи и изо всех сил тряс, пытаясь привлечь к себе мое рассеянное по сторонам внимание. Это ему вскоре удалось. – Что тут творилось?

– Поединок, – сообщил я.

Борс свирепо смотрел мне в глаза с расстояния в два дюйма.

– Кто победил, ты, олух красноголовый?

– Наша Владычица, – отстраненно ответил я. – Лорд Ло Пан мертв.

– Значит, мы таки сделали это! Пошли наружу, тут больше нечего делать. Ты не видел нашу жрицу?

– Она… – тут я прикусил язык, – Владычица забрала ее.

– Ладно. Тогда идем. В том тайничке найдется достаточно золота, чтобы нашей доли хватило на трехнедельную пьянку!

– Твоей доли. Я найду ему иное применение.

Рейнджер удивленно заткнулся. Истерлинг при всем желании не мог понять, какое же еще применение бывает у золота. Честно говоря, я покуда тоже представлял себе это более чем смутно, однако в том, что лучшим употреблением для причитающихся мне монет НЕ является ближайший трактир, не сомневался.

Выбравшись наружу с четырьмя мешками золота, мы были встречены остатками отряда Рыжей Сони. Воительница, как обычно, осматривала поле боя в поисках недобитых врагов.

– Результат понятен, – сказала она, – но мне хотелось бы узнать подробности.

– Это можно, – кивнул Борс, – только вот у меня совсем пересохло в глотке. Где тут ближайшая таверна, трактир или еще что-то в таком роде? Пошли, я угощаю. Заодно все расскажу.

От такого предложения не отказываются, тем более в такое время. Таверна оказалась недалеко, а хозяин, толстяк Спакум, при виде золота настолько осмелел, что чуть не запросил с нас двойную стоимость эля. Но он быстро передумал, стоило Соне слегка нахмуриться.

Кружки с темным элем, который умели по-настоящему варить только половинчики, пустели так быстро, что рейнджер вынужден был прерывать свою байку (не имевшую с действительностью практически ничего общего) едва ли не через предложение. Вскоре я уже и сам начал верить, что мы пришили в Цитадели десяток червяков, одного из которых Борс Ужасающий заставил съесть его собственный хвост, не говоря уж о такой мелочи, как семьдесят шесть дивизий злобных орков, три тысячи близзетов и восемь сотен наемников из неведомых миров…

Помню еще те совершенно невообразимые песни, которые мы горланили всей компанией, – навряд ли кто-то из нас мог претендовать на знание музыки, зато каждый старался орать так, чтобы перекричать остальных. Чем все закончилось, трудно сказать…

Очнулся я утром, за городом. Все участники вчерашнего празднества лежали вповалку на траве неподалеку, а дружный храп угрожал разрушить стены Миробана не хуже нескольких больших катапульт. На плече у меня покоилась чья-то голова; не без труда скосив глаза, я узнал Рыжую Соню. При мысли о том, что она со мной сделает, если проснется, я едва не протрезвел. Но эль взял свое, и я храбро протянул руку…

– Прибью, – прошептала воительница, не открывая глаз.

– Может быть, дело стоит того, – тихо сказал я.

– Может быть, – согласилась она, слегка улыбаясь. – И ты поставишь на кон свою голову?

– А разве я уже не сделал этого?

Она открыла глаза, перевернулась на бок и взглянула на меня все тем же совершенно непонятным образом. Однако вскоре я понял значение этого взгляда.

– Идем, – шепнула Соня, вставая на ноги.

Я поднялся, справился с головокружением и пошел за ней, в сторону лощины, скрытой густыми кустами орешника…

3. Особняк Смерти

Стреляя наугад, всегда поражаешь цель.

(Вильгельм Телль)

Иссима, столица Турракана, лишь недавно вышла из состояния оцепенения, в которое погружалась каждое лето. Когда на солнце можно кипятить воду безо всякого костра, трудно заниматься какими-либо делами. Но Гильдия Наемников всегда имела самую свежую информацию обо всем происходящем по обе стороны Арканмирра: никакой холод и никакая жара не могли остановить ее бурной деятельности, конечная цель которой не была известна никому.

9
{"b":"538336","o":1}